ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Очевидное – невероятное: что Запад должен Украине?

10:28 10.08.2021 • Марк Неймарк, Профессор кафедры политологии и политической философии Дипломатической академии МИД России, доктор исторических наук

В осмыслении наиболее острых проблемных узлов русофобии все большее геополитическое значение приобретает один из важнейших компонентов «мягкой силы» – управление прошлым как инструмент формирования новой реальности. Фантасмагорический в контексте известного романа Джорджа Оруэлла «1984» лозунг «Кто управляет прошлым, тот управляет будущим; кто управляет настоящим, тот управляет прошлым» трансформируется сегодня в реальную глобальную антироссийскую установку, ориентирующую на размывание / уничтожение исторической памяти народов, переписывание истории в политических целях.

Наглядный тому пример – программная статья министра иностранных дел Украины Д. Кулебы, опубликованная 2 августа 2021 года в авторитетном американском журнале “Foreign Affairs”. Выбор именно этого издания, конечно же, тщательно продуман. Статья сориентирована на сугубо целевую аудиторию – прежде всего на влиятельные американские политические и финансово-экономические круги, с мнением которых не могут не считаться во властных структурах США. Сверхзадача – убедить США и их наиболее весомых стратегических союзников в том, будто Украина – это «единое целое с Западом» и потому она как бы «вправе» всецело рассчитывать на его помощь и поддержку в самых различных сферах ее внутренней и внешней политики.

Предприняты, с нашей точки зрения, три взаимосвязанные попытки. Первая – концептуализировать в глазах США и их союзников западное направление внешней политики Украины, обосновать ее жестко очерченный антироссийский вектор, «рентабилизировать» его в своих тактических и стратегических целях. Вторая – связана с надеждой довести до властных структур западных стран осознание императивной необходимости своего рода «украинизации» их внешней политики, выведения украинского вектора на более приоритетные позиции. Третья – отражает едва завуалированную претензию руководства Украины на более весомую роль в глобальной политике или, как минимум, в европейском регионе. Если не знать конкретику страны, дипломатию которой возглавляет автор, то может сложиться впечатление, что речь идет о державе, входящей в клуб ведущих геополитических игроков.

Обращает на себя внимание назидательно-поучающая стилистика статьи. В программной внешнеполитической статье ее использование вряд ли уместно. Что это: эпатирующая самонадеянность, желание позиционировать страну в качестве силы, способной влиять на расклад сил в геополитике, или очередной призывный жест в адрес Запада, стремление показать постоянную готовность выступать в качестве его передового отряда в конфликтном противоборстве с Россией? Похоже, все вместе взятое.     

В достаточно жесткой форме западным странам рекомендуется отказаться от самого понятия «постсоветское пространство». Украина ожидает от США и их союзников такого тектонического сдвига во внешней политике, который бы привел к институализации места украинского государства на Западе. Более того, западным странам настоятельно предлагается «разработать четкую дорожную карту для того, чтобы Украина наконец присоединилась к НАТО – Европейскому союзу».

Бездоказательно завышены в тексте представления о возможной роли Украины в интегрированной Европе. Ссылаясь на создание в Киеве в начале 2021 года «Ассоциированной тройки» – Украины, Грузии и Молдовы с целью ускорить им получение членства в Евросоюзе, Д. Кулеба «скромно» заявляет, что это отвечает приоритетным стратегическим интересам ЕС: «Для Европы взаимодействие с этой группой – это возможность укрепить глобальный авторитет ЕС за счет расширения охвата его демократических ценностей и укрепления его экономических мощностей». Но это лишь малая толика геополитического замаха: «Для Соединенных Штатов это углубляющееся сотрудничество будет служить целям администрации Байдена по укреплению восточных границ демократической Европы».

Глава украинской дипломатии на этом не останавливается. Он «разъясняет» западным столицам, явно провоцируя их, что у них также есть возможность «проникнуть и в другие страны, где исторически господствовала Москва» – Армению и Азербайджан. Как утверждает Д. Кулеба Украина накопила «собственный опыт» и в Центральной Азии, что «является доказательством того, что Россия теряет свой контроль над этим регионом». В целом же, настаивает он, географическая близость стран к России «не должна ограничивать стратегию Вашингтона или Брюсселя в отношениях с ними». Определяющий аргумент – весьма сомнительное сравнение этих стран и, конечно же, прежде всего Украины с Китаем. В конце концов, пишет Кулеба, опасения по поводу общих границ не сдерживали Китай, который наладил тесные связи с рядом стран, исторически входивших в сферу влияния Москвы. И опять своего рода предписание США и их европейским союзникам, которые «должны отвергнуть идею о том, что, сотрудничая с Кремлем, они могут помешать более тесному российско-китайскому партнерству».

Знаковым предостережением Западу и одновременно – беспроигрышным обеспечительным аргументом для привлечения всех антироссийских сил в защиту украинских интересов стала настойчивая увязка и более того – отождествление военных действий в Грузии в 2008 году и интернационализации событий на Украине, произошедших в результате антиконституционного переворота. И в том, и в другом случае автор без стеснения передергивает, обвиняя Россию в «военной агрессии». Между тем в силу своего служебного положения он не может не знать, что учрежденная по решению Совета ЕС от 02 декабря 2008 года Международная независимая комиссия по установлению фактов конфликта в Грузии (Independent International Fact-Finding Mission on the Conflict in Georgia), подводя итоги своей почти десятимесячной работы, констатировала, что «открытые боевые действия начались с крупномасштабной грузинской военной операции против города Цхинвал и его окрестностей в ночь с 7 на 8 августа 2008 года», а «военной атаки России до начала грузинской операции не было»[1]. 

Тем самым на европейском уровне признавалось, что именно прежнее грузинское руководство развязало агрессию в Цхинвали и Южной Осетии. Этот принципиально важный вывод международной независимой комиссии ЕС, не говоря уже о признании премьер-министром Грузии Б. Иванишвили того, что именно М. Саакашвили инициировал военные действия в 2008 году, наглядно раскрывают истинную подоплеку антироссийских построений Д. Кулебы.

Без каких-либо оговорок и сомнений он характеризует военный потенциал и мощь украинской армии в оценочных параметрах, не имеющих сколько-нибудь реального подтверждения. По его словам, вместе с Болгарией, Румынией и Турцией, вклад Украины и Грузии «имеет решающее значение для обеспечения безопасности в Черном море» (курсив мой – М.Н.). И тут нельзя не видеть прямое обращение к Западу с настойчивым призывом учитывать, что Россия становится «все более агрессивной в регионе», она «наращивает свой обычный и ядерный потенциал в оккупированном Крыму» и – дополнительный провоцирующий геополитический аргумент – использует эту территорию «в качестве логистического центра для своих военных действий на Ближнем Востоке».

Красной нитью в статье проходит настойчиво-требовательное пожелание автора институционализировать место Украины на Западе: «Пришло время Соединенным Штатам и Европе разработать четкую дорожную карту для того, чтобы Украина наконец присоединилась к НАТО и Европейскому союзу». Он настаивает на том, что членство Украины в НАТО не только обеспечит прогресс в стране, но и «поможет еще раз объединить Запад», что не очень застенчиво подразумевает некий упреждающий, если не сказать, решающий вклад Украины в борьбу за сохранение западноцентричной модели мира. Конкретные доводы, которые приводит Д. Кулеба, удивят, наверное, даже североатлантических политиков и военных стратегов. Систематизируем эти доводы: во-первых, оказывается, Украина «может предложить многое в рамках НАТО в вопросах региональной безопасности»; во-вторых, «эффективные вооруженные силы страны обладают бесценным боевым опытом борьбы с российскими войсками после вторжения в 2014 году (налицо виртуозный смысловой перевертыш – М.Н.)», и, в-третьих, апофеоз фейковой геополитики, когда автор утверждает, что в отношении кибербезопасности и борьбы с дезинформацией, лишь «немногие страны могут соперничать со способностью Украины как распознавать тактику России, так и противодействовать ей».

Вопреки всем реалиям утверждается, что Украина «призвана» сыграть «жизненно важную роль в обеспечение энергетической независимости Европы», поскольку страна обладает преимуществом «своей уникальной энергетической инфраструктуры», об опасной изношенности которой в статье ни слова. При этом, несмотря на предельно деструктивное отношение к проекту Северный поток-2, антироссийски настроенное руководство Украины планирует сохранить за ней транзит российского газа в Европу. Явно с расчетом на новые требования к ЕС подчеркивается готовность Украины «внести свой вклад в экологическую революцию в Европе». В заведомо гипертрофированном виде представляются «огромные перспективы Украины» – от готовности к цифровизации до сельскохозяйственного сектора, способного «гарантировать глобальную продовольственную безопасность». Именно «глобальную» – не больше, и не меньше.

Весь текст и подтекст статьи откровенно заточен на получение всесторонней помощи Запада в реформировании Украины. Поразительный штрих: отмечая стремление ее руководства к ускоренным преобразованиям в стране, Д. Кулеба без каких-либо экивоков признает, что они в первую очередь «отвечают ожиданиям наших европейских и трансатлантических партнеров» и только потом добавляет: «Это то, чего хочет народ Украины». Комментарии излишни.

В достижения украинских властей он записал принятие скандального закона о земельной реформе, которая, как считают очень многие на Украине, приведет к катастрофическим последствиям для населения, которое всенепременно столкнется с засильем местных и особенно иностранных олигархических структур.

А в какую политическую логику вписывается вопрос о государственной суверенизации страны, когда в заслугу ее руководства записывается реформирование судебной системы «путем предоставления международным экспертам права решающего голоса в процессе назначения судей» (курсив мой – М.Н.).

Глава украинской дипломатии почему-то забыл (сознательно или по незнанию?) прецедентную ставку на решающую роль западной помощи и поддержки в реформировании России в начале «лихих» 90-х годов. Он мог бы прислушаться к оценке «великого Збига» – так называли в политической элите США Збигнева Бжезинского, который с жесткой откровенностью охарактеризовал схожую с нынешней Украиной ситуацию: «Еще больше ухудшала дело целая стая западных, большей частью американских, экономических “консультантов”, которые слишком часто вступали в сговор с российскими “реформаторами” в целях быстрого самообогащения путем “приватизации” российской промышленности и особенно энергетических ресурсов»[2].

Таким образом, вместо концентрации усилий, направленных на реальную суверенизацию страны, решение огромных внутренних экономических, социальных и политических проблем и соответственно укрепление ее внешнеполитических позиций, Украина услужливо предлагается Западу в качестве форпоста глобальной борьбы с Россией. Как-то неловко напоминать автору: в дипломатии не принято рубить с плеча, тем более – чужого.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции



[1] Report of the Independent International Fact-Finding Mission on the Conflict in Georgia // EU Official Website. URL: https://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/en/er/110370.pdf

[2] Бжезинский З. Еще один шанс: три президента и кризис американской сверхдержавы // Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М.: АСТ, 2016. С. 570.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати