ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Конфликт в Западном Папуа и геополитические интересы в Океании

10:02 22.05.2021 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Тлеющее с 1960-х годов в провинции Западный Папуа (Индонезия) вооружённое сопротивление против центральных властей вылилось в очередную серию кровавых стычек, повлёкших гибель мирных жителей, местных сепаратистов и индонезийского генерала (1).

До присоединения к Индонезии Западный Папуа был частью колониального владения Голландии. Население края относится к австронезийским и папуасским народам. Располагая внушительными запасами золота, меди и газа, эта индонезийская провинция, будучи этнически и культурно ближе к соседней Папуа-Новой Гвинее (ПНГ), чем к Индонезии, остаётся самым малоразвитым регионом страны. Джакарта реализует программу внутренней миграции из других провинций в Западный Папуа с целью изменить этнический состав населения, но к примирению сторон это не привело. В регионе действует Движение за свободный Папуа (ОРМ) и его военизированное крыло Национальная армия освобождения Западного Папуа (WPNLA) (2).

На этот конфликт следует смотреть с позиции, которую он играет в более широком геополитическом контексте. Этот контекст существенно изменился за последние десятилетия. Некогда забытая периферия, ПНГ и Западный Папуа превращаются в стратегически важную точку для глобальных интересов. Особое значение эта конфликтная ситуация имеет для Австралии - ближайшей к Индонезии страны, которую принято относить к коллективному Западу. 

Дружественная позиция ПНГ существенно облегчает действия Джакарты в Западном Папуа. При этом США и Австралия предпочитают не расследовать случаи нарушения прав человека, будто бы совершаемых индонезийскими силовиками в мятежной провинции, чтобы не толкнуть Джакарту к более активному союзу с Китаем. 

Для Австралии не безразличен исход конфликта, поскольку ситуация в Индонезии оказывает прямое воздействие на ее национальную безопасность. О значимости, придаваемой Канберрой этой стране, говорит факт роста популярности индонезийского языка в Австралии, в т.ч. в системе образования. 

По некоторым прогнозам, к 2050 г. Индонезия превратится в четвёртую экономику мира. Расположенная на стыке Индийского и Тихого океанов, она географически является связующим узлом этих акваторий. Без Индонезии невозможно представить будущее Индийско-Тихоокеанского региона (ИТР), в т.ч. в рамках концепции, выдвинутой ключевым стратегическим партнёром Австралии - Соединёнными Штатами. Американское видение ИТР заключается в попытках снизить роль Китая в регионе, заполучив в союзники стратегически важные государства, и Индонезия - одно из них. С учётом этого для Канберры жизненно важно видеть Индонезию среди своих союзников.

В свою очередь, ПНГ настойчиво стремится играть роль лидера тихоокеанских островных государств (the Pacific Islands region). За рамки регионального контекста амбиции ПНГ не выходят из-за небольших экономических возможностей, но это не значит, что такие амбиции не могут появиться в будущем. В соавторстве с другими, более влиятельными игроками, ПНГ сможет повысить собственный геополитический статус. Одним из заметных игроков на этом направлении является Китай. Если верить западным экспертам, Пекин, в частности, обсуждал с властями ПНГ возможность поддержки ими действий Китая в Южно-Китайском море (3).

Кроме ПНГ, региональные амбиции в этом регионе есть у Фиджи. Можно говорить о негласной конкуренции между ПНГ и Фиджи и о негласной конкуренции между Австралией и Китаем за влияние на эти страны. Факты говорят о последовательном усилении Поднебесной в этой связи. С 2000 года объём торговли между Китаем и ПНГ увеличился в 12 раз. Одновременно усиливается инвестиционное присутствие Китая на Фиджи. Китайские власти помогли острову справиться с последствиями пандемии коронавируса и урагана, обрушившегося на Фиджи в январе (4). ПНГ и Фиджи занимают, соответственно, первое и второе место среди островных государств Океании по объёмам китайской финансовой помощи.

В региональной политике, чтобы обыграть Фиджи в соперничестве за региональное лидерство, ПНГ стремится к развитию отношений со всеми соседями одновременно. Поэтому власти ПНГ заняли в вопросе конфликта в Западном Папуа явно про-индонезийскую позицию, содействуя индонезийским силовикам. ПНГ не хочет ссориться с Джакартой, и не только с ней. Чтобы не пасть в самом начале пути к региональному лидерству жертвой крупного геополитического конфликта, ПНГ придерживается политики нейтралитета во избежание прямого вовлечения в противостояние западных держав с Китаем. ПНГ сохраняет определённую дипломатическую дистанцию от Австралии и Новой Зеландии - основных сил, пытающихся противодействовать Китаю в ИТР. 

При этом Австралия проигрывает Пекину в ИТР не только в объёмах оказываемой островным государствам финансовой помощи, но и в гуманитарно-идеологической сфере. ПНГ всё больше разворачивается к Азии, развивая сотрудничество с Малайзией, Индией, Филиппинами, Сингапуром. Филиппины - один из основных поставщиков рабочей силы в ПНГ, филиппинские вузы принимают всё больше студентов из ПНГ, обучение в Австралии для которых слишком дорого. 

У ПНГ есть все шансы в будущем стать политическим лидером Меланезии. В этих условиях геополитической конкуренции коллективный Запад вынужден опираться на Францию, располагающей в Меланезии своей территорией - Новой Каледонией. Если ПНГ начнёт слишком тесно сближаться с Пекином, Новая Каледония, скорее всего, станет плацдармом внутри Меланезии для уравновешивания последствий такого сближения. Кроме французской Новой Каледонии в Меланезии, западные страны имеют свои заморские владения в двух других регионах Океании - о. Гуам и Северные Марианские острова (США) в Микронезии, Таити (Франция), Гавайи и Американское Самоа (США) в Полинезии. 

Таким образом, коллективный Запад присутствует во всех трёх субрегионах. Это осложняет положение Пекина в данном регионе планеты, но заставляет, в то же время, усердно работать над распространением своего влияния здесь. Меланезия, Микронезия, Полинезия лежат либо прямо на пути, либо рядом с маршрутом из Китая в Южную Америку, что повышает в глазах Пекина их стратегическую значимость. 

Методы и способы разрешения конфликта в Западном Папуа во многом зависят от Индонезии, которая, в свою очередь, зависит в этом вопросе от позиции ПНГ. От позиции ПНГ, в стиле цепной реакции, также зависит расклад сил в Меланезии, Микронезии и (в меньшей степени) Полинезии, что оказывает непосредственное воздействие на состояние национальной безопасности Австралии и Новой Зеландии. Таким образом, с учетом всех вышеперечисленных обстоятельств конфликт в Западном Папуа - это больше, чем региональный конфликт. 

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

1) Indonesian troops kill Papuan rebel commander

2) The Implications of the Worsening Security Situation in Papua

3) PNG in 2017 | Changing Geopolitical Dynamics for Ppua New Guinea

4) https://www.globaltimes.cn/page/202101/1212447.shtml

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати