ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Россия – Германия: сложное, но неизбежное партнерство

16:15 22.04.2021 • Юрий Шафраник, председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России, министр топлива и энергетики РФ в 1993-96 гг.

6 мая этого года исполняется 100 лет со дня подписания в Берлине Советско-Германского временного соглашения «О торгово-экономических отношениях». В связи с этим 26 апреля состоится видео-конференция «Вековой масштаб российско-германского делового сотрудничества и уроки истории для современности». Её организаторы, Германо-Российский Экономический Альянс и Центр германских исследований Института Европы РАН, подчеркивают, что соглашение «было заключено в условиях репарационных ультиматумов и политического давления на обе страны. Соглашение возобновляло экономические отношения Советской России с Германией, прерванные в ноябре 1918 г., и стало знаковым событием в европейской истории, продемонстрировав даже в сложный конфронтационный период возможности взаимовыгодного товарообмена и формирования инфраструктуры экономических связей в послевоенной Европе».

Если говорить о знаковых явлениях европейской истории, то можно вспомнить и о Ганзее — политическом и экономическом союзе торговых городов Северо-Западной Европы под эгидой рыцарских орденов. Ганзейский союз был стратегическим торговым партнером средневекового Новгорода, что не мешало рыцарям Тевтонского ордена не только мечтать о захвате вольных русских городов Великого Новгорода и Пскова, но и посягать на русские земли во всеоружии.

Не буду вдаваться в детали многовековых политических и торгово- экономических перипетий Германии и России, ворошить наши сомнительные альянсы и их трагические последствия. Важно, прежде всего, помнить, что наши отношения дорого оплачены трагедиями Первой и – особенно – Второй мировой войны, в которой обе стороны пострадали несравнимо больше, чем все остальные государства, втянутые в самую страшную бойню XX века. Вывод прост: как только Германия и Россия оказываются в состоянии вооруженного противоборства, то наши (и не только) страны и люди ввергаются в ужасную катастрофу.

Правы организаторы видео-конференции, отмечая: «Это наша совместная история, и осмысление произошедшего 100 лет назад важно для принятия правильных решений в сфере двустороннего экономического сотрудничества сегодня. Как будет развиваться ситуация дальше? Сегодня перед нашими странами новые современные вызовы…»

А вызовы таковы. Число немецких компаний в России в 2020 году снизилось на 7 процентов по сравнению с показателями 2019 года. Спад зафиксирован на фоне пандемии и усиления политической напряженности между Берлином и Москвой. Как говорится в заявлении Германо-российской внешнеторговой палаты (AHK), число зарегистрированных в РФ компаний и представительств с германским капиталом на конец 2020 года составило 3971. Годом ранее в РФ работали 4274 фирмы из Германии. К слову, снижение числа фирм из ФРГ не прекращается с 2014 года (а в 2011 году в РФ работало 6300 германских фирм). А как итог – сокращение товарооборота (в 2013 году мы экспортировали в ФРГ товаров на сумму 37 млрд долл. США, а в 2020-м – 18,5 млрд долл.; импорт за эти годы упал с 37,9 до 23,4 млрд долл.)

«Помимо пандемии, серьезным вызовом для работающих в России крупных немецких концернов, среднего бизнеса и семейных предприятий стали санкции, глобальные торговые конфликты и протекционизм», — считает глава AHK Райнер Зеле (Rainer Seele), занимающий пост гендиректора австрийской компании OMV, участвующей в финансировании «Северного потока-2».

В то же время объем чистых прямых инвестиций из Германии в Россию в минувшем году, по данным Немецкого федерального банка (бундесбанка), достиг отметки в 1,3 млрд евро. «Количество немецких компаний сокращается, но качество их деятельности в России по-прежнему высоко», —полагает глава AHK.

Для углубления экономического сотрудничества России и Германии в середине декабря 2020 года был создан Российско-Германский экономический совет. Его сопредседателями стали AHK, Восточный комитет германской экономики и Министерство экономического развития РФ. Предполагается реализация совместных флагманских проектов. В их число вошли энергетика и предотвращение изменений климата (в особенности в контексте «зелёной сделки» ЕС), водородная экономика, цифровизация, здравоохранение, сельское хозяйство, мобильность. Также внимание будет уделяться таким структурным вопросам, как техническое регулирование, локализация производства немецкими компаниями в России и дуальное профессиональное образование.

Новый Совет не заменит собой Российско-Германскую стратегическую рабочую группу по сотрудничеству в области экономики и финансов (СРГ), но станет «новым инструментом для быстрого согласования конкретных проектов представителями бизнеса и политиками», – отметил председатель Восточного комитета германской экономики Оливер Хермес.

Несмотря на то, что немецкие компании по-прежнему относятся к категории наиболее желаемых инвесторов и торговых партнеров, на местах отмечают тенденцию к снижению лидирующих позиций Германии по объёму двустороннего товарооборота с российскими регионами западной части страны, традиционно тяготеющих к сотрудничеству с ФРГ.

Среди причин этого называют повсеместную бюрократизацию, организованную немецкими властями для внешнеторговых операций с Россией. Из-за необходимости получения дополнительных справок и документов, подтверждений, разрешений и экспертиз у отечественного бизнеса растут издержки.

Еще одна проблема – нарушения контрактных обязательств по срокам поставок и монтажа оборудования из-за утяжеления процедуры получения разрешений на выполнение контракта в Федеральном управлении экономического и экспортного контроля ФРГ. 

По словам вице-президента ТПП РФ Владимира Падалко, все это свидетельствует о том, что российско-германские торговые взаимоотношения требуют пересмотра. Тем не менее, драматизировать ситуацию не стоит, а нужно просто садиться за стол переговоров и активно начинать работать по устранению этих барьеров.

Основой хозяйственной кооперации России и Германии является сфера энергетики, экономические субъекты которой определяют существенную часть внешнеторговых, а также взаимных инвестиционных потоков.

«Сотрудничество в энергетическом секторе по-прежнему имеет большое значение, но все больше ставится под сомнение в связи с дискуссиями о “Северном потоке-2”, — отмечает исполнительный директор Восточного комитета немецкой экономики Михаэль Хармс. — ...Китай становится все более важным для России. Германия по-прежнему занимает второе место среди внешнеторговых партнеров России, но российско-китайский товарооборот сейчас в 2,5 раза больше, чем с Германией. Россия продвигает энергетические проекты с Китаем (поставки СПГ и трубопроводы)… Если завершение проекта “Северный поток-2” и диверсификация маршрутов доставки по трубопроводу не увенчаются успехом, существует риск увеличения затрат на закупку природного газа для европейской экономики. Остановка строительства “Северного потока-2” нарушит действующее законодательство об инвестициях и заблокирует самый современный и экологически чистый (потому что это самый короткий) маршрут доставки природного газа. Кроме того, будет заблокирован трубопровод, который может быть заполнен водородом скорее, чем любой другой трубопровод. Постоянно появляющиеся новые раунды санкций обычно ограничивают международные экономические отношения, особенно для ориентированных на экспорт немецких средних компаний…»

Как справедливо свидетельствует Маргарита Афанасьева, автор проекта об эволюции российско-германского партнерства в области энергетики в рамках European Journalism-Fellowships (EJF), против энергетических сделок ещё между СССР и ФРГ по большому счету выступали только США: «Европа, как иллюстрирует пример с отменой эмбарго Р. Рейгана (в 1981 году американским компаниям запретили поставку в СССР электронного и нефтегазового оборудования ‒ прим. ред.), могла дать коллективный отпор американским санкциям. Сегодня же о глобальной европейской солидарности не может быть и речи. Против того же СП-2, помимо Украины, выступает ряд стран Восточной и Центральной Европы. В самой Германии отказаться от проекта требуют «Зеленые», чья партия с большой вероятностью может войти в правящую коалицию по итогам парламентских выборов осенью 2021 г. С другой стороны, как показывает история энергетического партнерства между странами, Германию и Россию трудно испугать возможными издержками… Таким образом, внешние факторы едва ли могут существенно повлиять на российско-германские сделки в области энергетики. До тех же пор, пока в немецком правительстве преобладают голоса за энергетические проекты с Россией, их реализация гарантирована».

Кстати, в декабре минувшего года 89% работающих в России немецких компаний высказались за отмену антироссийских экономических санкций. При этом 70% компаний отметили важность и незаменимость для Европы газопровода «Северный поток-2». Вдобавок только за первые 10 дней февраля 2021 г. Германия увеличила закупку российского газа на 47,8% в сравнении с аналогичным периодом 2019 года.

Сегодня, как заявил вице-премьер Александр Новак, в высокой степени готовности находится подписание совместной российско-германской декларации о намерениях между Минэнерго России и Федеральным Министерством экономики и энергетики ФРГ о сотрудничестве в сфере устойчивой энергетики. «Предусматривается создание рабочей группы высокого уровня по устойчивой энергетике под председательством министров энергетики России и Германии и входящей в ее состав подгруппы по сотрудничеству в сфере водородной энергетики. Подписание декларации станет основой для расширения взаимовыгодного энергетического сотрудничества между нашими странами, обмена опытом в области изучения технологии производства, хранения, использования и транспортировки водорода для реализации совместных российско-германских проектов в данной сфере, а также будет способствовать использованию и совершенствованию наилучших доступных технологий и практик», — резюмировал А. Новак.

Несомненно, это верный ориентир и для бизнес-сообщества, и для общественных организаций, содействующих развитию российско-германского делового партнерства. Необходимо обеспечить прорыв в торгово-экономических отношениях, действуя более целенаправленно с обеих сторон (особенно с нашей стороны). При этом должен быть постоянно рассматриваемый и обновляемый набор идей и проектов с четким обозначением российских и германских участников взаимодействия – конкретных регионов и компаний. И дело не только в энергетике – далеко не в ней. Для любого взаимовыгодного бизнеса надо создавать благоприятные условия, преференции. А это нуждается в структурировании делового процесса не просто со стороны министерств. Хорошо бы премьер-министрам России и Германии раз в год рассматривать ход развития сотрудничества, а назначенным ими органам – раз в квартал. Тогда будут легче отметаться препятствия и усиливаться акценты взаимной созидательной работы.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати