ГЛАВНАЯ > Культурная дипломатия

Тунис. Международная акция «Сад Памяти»

15:06 12.04.2021 • Николай Сологубовский, писатель, историк, кинематографист

Фото автора

Сначала сообщения из интернета:

«В год 80-летия с начала Великой Отечественной войны и 76-летия Победы дан старт Международной акции «Сад Памяти». Новые зеленые аллеи появятся в Городах боевой и трудовой доблести России. Посадки деревьев организованы взрослыми вместе с детьми, со школьниками и студентами в память о тех советских воинах, кто прямо со школьной скамьи отправлялся на фронт громить нацистскую армаду.

Первый «Сад Памяти» создан в городе-герое Севастополе, на Сапун-Горе, где разбита аллея в память о великом советском актере Василии Лановом.

За рубежом первые международные акции «Сад Памяти» прошли в Азербайджане, Тунисе и в других странах.

Тунис. Бизерта. Кладбище, где захоронены русские солдаты.

Команда тунисских Волонтеров Победы, при поддержке Посольства России  и представительства Россотрудничества в Тунисе, Ассоциации Российских Соотечественников «Клуб «Жаркий»», с участием тунисских друзей и российских граждан посадили оливковые деревья на христианском кладбище в городе Бизерта, где находятся могилы русских моряков, похороненных здесь с 1905 года.

Сад Памяти заложили рядом с мемориалом «Памяти о моряках Русской Эскадры и всех Российских людях, покоящихся в тунисской земле».

Посадил маленькую оливу и автор этой статьи, который многие годы работает в Тунисе. Он же и обратился со словом к участникам Акции.

Почему эта Акция была организована в Тунисе?

Потому, что во время Второй мировой войны русские патриоты в Северной Африке, вдали от Родины вели бои с нацистами и фашистами, и своей кровью, ценой своей жизни приближали Великий День Победы!

Они погибли в боях, которые происходили с июня 1940-го по май 1943 года в Египте, Ливии и Тунисе.

В Северную Африку немцами было переброшено тогда более 20 тысяч советских военнопленных, которых заставляли в неимоверно трудных условиях строить дороги и фортификационные сооружений для Африканского корпуса гитлеровского генерала Роммеля, разгромленного впоследствии союзными войсками.

12 мая 1943 года немецко-фашистская группировка в Северной Африке капитулировала. И 20 мая 1943 года в столице Туниса состоялся первый парад Победы союзных войск, в котором приняли участие и наши соотечественники.

Русские сражались за Россию в Африке

Когда вы прилетите в Тунис, - а вы прилетите непременно, когда закончится эта печальная пандемия, охватившая весь мир, - то очень прошу посетить православный Храм Воскресения Христова, построенный русскими моряками в центре столицы, на авеню, которая носит имя марокканского короля Мохаммеда Пятого. В церкви вы увидите две черные мраморные плиты. Первая - с именами русских, погибших в Тунисе во время Второй мировой войны:

ВЪЧНАЯ ПАМЯТЬ
ФЕДОРОВЪ КИРИЛЛЪ
ЮРГЕНСЪ НИКОЛАЙ
ГРУНЕНКОВЪ МИХАИЛЪ
АЛЕКСАНДРОВЪ НИКОЛАЙ
ШАРОВЪ КИРИЛЛЪ
ХАРЛАМОВЪ ГЕОРГIЙ
Русская колонiя Тунизiи своимъ сынамъ, павшимъ на поле брани
1939 -1945

На второй плите в Храме надпись:

ПАМЯТИ СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ,
ПОГИБШИХ ВО ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ
В ТУНИСЕ И ЛИВИИ.
ПОСОЛЬСТВО РОССИИ В ТУНИСЕ

На военных кладбищах времен Второй мировой войны в Тунисе – тишина. Печальными рядами вытянулись надгробные плиты и кресты. На табличках - фамилии французов, англичан, американцев, поляков, тунисцев, алжирцев, сенегальцев, марокканцев, индийцев, зулусов…

Среди них – захоронения с русскими фамилиями: Попов, Замешаев, Попович, Пунчин, Шуменко, Павловский, Огарович, Крещенков, Трофимов…

На могилах свежие цветы…

Как они оказались в Африке? Какие русские судьбы скрыты под надгробными плитами в Тунисе?

18 июня 1940 г. по Лондонскому радио было передано историческое воззвание мужественного французского генерала Шарля де Голля:

«Пламя французского сопротивления не должно погаснуть и не погаснет…От имени Франции я твердо заявляю следующее: абсолютным долгом всех французов, которые еще носят оружие, является продолжение сопротивления… Прямой долг всех честных людей – отказаться выполнять условия противника».

Среди честных людей, которые первыми откликнулись на призыв генерала, были русские эмигранты.

Ветеран французского Сопротивления, наш соотечественник Н.В. Вырубов свидетельствует о настроениях русских людей в Европе после начала вероломной агрессии  гитлеровской Германии против Советского Союза:

«После 1941 года все изменилось: Родина подверглась нападению, само ее существование было под угрозой. Для тех, кто был воспитан в русском духе, жил в русской среде, главным мотивом участия в войне, безусловно, стала Россия… Им хотелось участвовать в войне, ими руководило желание внести свой вклад в достижение победы… Они боролись за победу на стороне союзников. Многие из них сочувствовали победам русских войск, гордились ими».

Одним из них был Зиновий Пешков, старший брат Якова Свердлова. Его крестный отец – писатель Алексей Максимович Пешков, знаменитый Максим Горький.

3 сентября 1939 г. Франция объявила войну фашистской Германии, и капитан Пешков, командир батальона французского Иностранного легиона, участвует в боях в Северной Африке. Летом 1940 г., после поражения Франции Пешков отказался принять перемирие с нацистами и бежал ночью на пароходе, прибыв в Лондон одним из первых русских добровольцев. В Лондоне Зиновий Пешков стал ближайшим соратником генерала де Голля.

Как свидетельствует М. Пархомовский, исследователь биографии Зиновия Пешкова, «он сражался против немецко-итальянской войск в Северной Африке с февраля по май 1941 г.».

В своей книге «Звуки горна. Жизнь в Иностранном легионе» Зиновий Пешков с гордостью пишет о русских, которые сражались в Африке: «Мне следует воздать должное неизвестному величию этих людей, по случаю ставших солдатами, этим кочующим труженикам, которые под солнцем Африки выполняют множественные и трудные задачи. Они могли бы сказать о себе, как солдаты Рима: «Мы идем, и дороги следуют за нами».

Имя этого человека высечено на одной надгробной плите с княгиней Верой Аполлоновной Оболенской. Княгиня, активный участник Французского Сопротивления, после зверских пыток была расстреляна немцами в Берлинской тюрьме.

О русских во Французском Сопротивлении есть и книги, и фильмы. В Северной Африке в составе французского Иностранного легиона сражались князь Сергей Урусов, Ващенко, Гайер, Гомберг, Золотарев, Попов, Регема, Ротштейн, Земцов и другие.

В своих мемуарах, изданных в послевоенном Париже, В.И. Алексинский сообщает о том, что в частях Свободной Франции  воевало много русских, которые отличились в боях против фашистов в Тунисе. Среди 1056 человек, награжденных «Орденом Освобождения», (этот орден был учрежден генералом де Голлем в 1940 г. для награждения за особые отличия), имена: подполковника Д. Амилахвари, Н. Румянцева, командира 1-го марокканского кавалерийского полка, капитана А. Тер-Саркисова и еще семерых наших соотечественников. Земцов был награжден двумя Военными Крестами, вторым Крестом посмертно…

Александру Сергеевичу Пушкину принадлежит фраза «Под небом Африки моей». В Северной Африке погиб праправнук великого поэта (по линии дочери Натальи Александровны Пушкиной, во втором браке графини Меренберг) – Александр Уэрнер. Было ему 24 года. В армию он пошел добровольцем и погиб во время высадки английского десанта в Северной Африке в 1942 году. Он был единственным, который пал на поле брани, из всех пятнадцати потомков Пушкина, принимавших участие во Второй мировой войне. Другой, Георгий Михайлович Воронцов-Вельяминов, сражался в рядах французской армии и был ранен под Дюнкерком. Его отец Михаил Павлович Воронцов-Вельяминов также участвовал во французском Сопротивлении.

И еще о двух русских по происхождению людях, воевавших в Северной Африке на стороне союзников, хотелось бы рассказать. Роман Касев тоже добровольцем присоединился к Французскому Сопротивлению, воевал летчиком в авиагруппе «Лотарингия», а Алекс Васильев – во французском флоте.

Оба получили широкую литературную известность во Франции. Контр-адмирал Алекс Васильев написал сборник новелл «Неизвестные солдаты минувшей войны». В них он воскрешает пережитое им и его боевыми товарищами, в частности, высадку союзного десанта в Северной Африке в ноябре 1942 года.

Ромен Гари – такой псевдоним взял себе Роман Касев – «родился», как писатель, в победном 1945 году с выходом в свет романа «Европейское воспитание». Он стал известным романистом, дипломатом, членом Французской академии. Многие его романы изданы в России.

«Русская армия» в Северной Африке

Во время второй мировой войны русские эмигранты участвовали и в создании диверсионных отрядов (говоря современным языком, спецназа) в Северной Африке. Одним из таких «спецназов» была «русская армия Попского», которая снабжала союзников ценнейшими разведывательными сведениями и наносила удары по тылам немцев и итальянцев в Ливии, а затем и в Тунисе. В его «армии» вместе с русскими, англичанами и французами геройски сражались поляки, арабы и туареги. То, что этому отряду англичане дали название «русской армии», говорит о многом.

О книге Владимира Пеньякова «Частная армия Попского», вышедшей в Великобритании в 1950 г., в прессе тогда писали, что «это авантюрная история, которая не имеет себе равных в литературе о любой другой войне». Путь «спецназа» майора английской армии Владимира Пеньякова по тылам врага от африканских пустынь до севера Италии – это одна из самых захватывающих историй времен Второй мировой войны.

Вот что рассказывают о Владимире Пеньякове.

Он родился в 1897 году в семье русских в Бельгии (по другим данным в Лондоне). Семнадцати лет от роду вступил добровольцем в ряды французской армии. В качестве артиллериста прошел всю Первую мировую войну, получив ранение. Демобилизовавшись, Пеняков уехал для работы в одной из иностранных концессий в Египте. Полюбив пустыню, он весь свой досуг посвящал исследованию Северной Африки, совершая длительные «рейды» по пустыне Сахара, знакомясь с образом жизни племен и осваивая методы выживания в самых тяжелых условиях.

Свое участие в войне с фашизмом Пеньяков объяснял просто: «Я не питал никаких иллюзий, что могу повлиять на ход событий, но было как-то неловко оставаться в стороне...».

В конце 1941 г. он всеми правдами и неправдами прошел медицинские комиссии (ему было уже 44 года) и получил назначение в арабские воинские части, входившие в состав британских вооруженных сил, воевавших с итальянцами в Киренаике (Ливия). В течение 15 месяцев Пеньяков сражался во главе диверсионного отряда, в который он набирал только добровольцев. Но постепенно у него созрели иные планы. Он решил создать разведывательную сеть в пустыне Сахара, которую хорошо знал, чтобы собирать информацию, дающую точную, изо дня в день картину расположения вражеских войск, и поставлять ее штабу британской армии.

Пеньяков полагался на свое знание арабского языка и арабских обычаев: бедуин не может предать гостя, которого принимает в своем шатре. В один из таких разъездов, в апреле 1942 г., он встретился с двумя шейхами – Матваллой и Саадом Али – и убедил их созвать совещание всех предводителей племен, чтобы призвать их к восстанию против фашистов. Шейхи, которые ненавидели оккупантов, с энтузиазмом встретили призыв Пеньякова, и вскоре русская разведывательная сеть раскинулась по всей территории Киренаики.

Главным источником информации были знавшие итальянский язык арабы, работавшие прислугой при штабах и офицерских столовых. Итальянские офицеры не подозревали, что их оборванные «слуги» понимают и даже читают на их языке. Они разговаривали в их присутствии, оставляли на столах важные документы. По ночам на улицах городков или в палатках пастухов эти «слуги» встречались с посыльными, и всадники исчезали во тьме, унося с собой очередное важное сообщение.

Сам Пеньяков со своим отрядом разъезжал по пустыне, проверял на месте разведывательные данные, наблюдал за передвижениями войск противника и каждую ночь в течение пяти месяцев сообщал по радиопередатчику данные в штаб 8-й английской армии.

«Армия Попского», получившая сначала наименование «истребительный эскадрон (Demolition Squadron) № 1», предназначалась для разведки и диверсий на аэродромах, узлах связи, складах, железных дорогах и нефтепроводах противника. В ее состав вошли добровольцы, специалисты по подрывному и радиоделу, а также вождению автомобилей по пустыне. Владимир Пеньяков получил довольно большую свободу в планировании операций и выборе целей и целиком оправдал доверие командования: множество проведенных его «спецназовцами» рейдов закончилось успешно.

Сбор разведывательных данных оставался важной частью деятельности «русской армии». Но накануне английского наступления Пеньяков получил из штаба короткое предписание: «Сейте панику и страх», – и он сразу энергично взялся за дело. «Армия» провела множество успешных боевых операций с минимальными потерями: например, ночной рейд на немецкий аэродром в окрестностях Тобрука, где пеньяковцы расстреляли из крупнокалиберных пулеметов 20 самолетов противника и подожгли несколько складов, потеряв всего трех человек.

По всей оккупированной нацистами территории Ливии начали взлетать на воздух склады горючего, немецкие и итальянские танки подрывались на минах, расставленных «спецназом» Пеньякова, горели аэродромы, и десятки солдат бежали из лагерей военнопленных, освобожденные во время ночных рейдов «русской армии».

 

После этих акций недоверчивое отношение британских военных к неряшливо одетому и недисциплинированному в тыловом понимании этого слова «парням Попски» сменилось искренним уважением. Выражение "Popski`s private Army", брошенное одним из офицеров штаба 8-й английской армии, быстро прижилось, а затем стало официальным наименованием группы. С этого времени 1-й эскадрон сокращенно именовался "РРА".

Разъяренные нацисты отвечали на это жестокими репрессиями: ливийцев, заподозренных в помощи англичанам, оккупанты подвешивали за челюсть на крюк и оставляли умирать на солнце.

Тогда Пеньяков написал письмо главнокомандующему итальянскими войсками в Киренаики генералу Патти и предупредил его, что за каждого замученного араба он, русский офицер, будет расстреливать одного офицера итальянской армии. Генерал Патти всерьез воспринял угрозу русского офицера. После этого, пишет в своей книге Пеньяков, ни об одной казни араба он не слышал.

В ноябре 1942 года командующий 8-й армией генерал Монтгомери нанес Роммелю сокрушительный удар, выиграв битву при Эль-Аламейне в Египте, которая стала переломным моментом в ходе войны на севере Африки. Киренаика была очищена, Роммель стал отступать в Тунис, а первым из армии Монтгомери в Тунис проникла «армия» Пеньякова.

Как русские проложили дорогу танкам союзников

Перед английскими войсками встала сильно укрепленная линия Марет. Ее построили в тридцатые годы французы на случай вторжения в Тунис итальянцев. Теперь здесь сосредоточил свои силы гитлеровский генерал Роммель. Разведку путей обхода этой, называемой немцами «неприступной», линии и проводили отряды Пеньякова: они изучали окрестности вокруг известной сегодня российским туристам деревни Матмата и нашли в горах кратчайший путь для танков союзников в тыл фашистов.

20 марта 1943 года командующий английскими войсками в Африке Монтгомери обратился к своим войскам: «Вперед на Тунис! Сбросим врага в море!» Разведданные Пеньякова сыграли важную роль. Тунис стал для нацистов «африканским Сталинградом».

 

3 сентября 1943 года армия Монтгомери совершила десантную операцию по высадке на берег Сицилии. 7 сентября вслед за ней двинулась «частная армия Попского». Потом были бои за освобождение Италии и Австрии, где Пеньяков воевал майором, командиром 27-го танкового полка.

После Победы и взятия Советской Армии Берлина Владимир Пеньяков служил в Вене (Австрия) офицером связи между союзными и советскими войсками. А, выйдя в отставку, написал книгу о боевых подвигах славных бойцов «русской армии». Кавалер боевых орденов и медалей Советского Союза, Англии и Франции скончался в Лондоне. И каждый год потомки героев «армии Попского» навещают монумент, воздвигнутый в Англии в ее честь. Иногда у монумента можно увидеть, но все реже и реже, и граждан из России.

«Сад Памяти» в Бизерте

12 мая 1943 года немецко-фашистская группировка в Северной Африке капитулировала. 20 мая 1943 года в столице Туниса состоялся парад Победы союзных войск в Северной Африке, в котором приняли участие и наши соотечественники, русские добровольцы-победители!

Надеюсь, что читатель теперь поймет, почему «Сад Памяти» создан в Тунисе, и почему 12 мая каждого года, в годовщину капитуляции немецко-итальянской группировки в Тунисе мы возлагаем цветы на русские могилы?

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати