ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Ревизионизм и консерватизм в мировой политике: чьи правила?

08:59 07.03.2021 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

На площадке Международного клуба «Валдай» состоялась дискуссия «Чьи правила? Ревизионисты и охранители в мировой политике». Она была приурочена к выходу нового доклада клуба «Институциональный ревизионизм в международной политике: продукт подъёма, дитя упадка или что-то другое?»

В ходе мероприятия известные российские и зарубежные учёные ответили на вопрос: какое влияние ревизионистские тенденции оказывают на мировую политику?

Современная тенденция в международных отношениях, связанная с усилением противоречий на мировой арене, сопровождается взаимными обвинениями в ревизионизме, в центре которых, с одной стороны, находятся США, а с другой – Россия и Китай. Для Вашингтона всегда было свойственно стремление реформировать существующие институты в соответствии с собственными интересами. Пика это стремление достигло при Дональде Трампе, когда Вашингтон вышел из Транстихоокеанского партнёрства, пересмотрел условия Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА), подверг критике Всемирную торговую организацию (ВТО), вышл из Договоров о ракетах и средней и меньшей дальности (РСМД) и по открытому небу. По-видимому, команда нового президента Соединённых Штатов Джозефа Байдена будет и дальше прилагать усилия по преобразованию существующих норм и режимов.

Несколько иную позицию демонстрируют Россия и Китай. Если Москва выступает с консервативной риторикой, хотя и демонстрирует недовольство состоянием архитектуры глобального управления, то КНР одновременно выступает с призывами реформирования системы регулирования международных отношений, сохраняя осторожность в практических шагах. Китайское руководство стоит перед дилеммой: сохранить приверженность существующим международным структурам или использовать собственные возможности для изменения существующей системы в своих интересах?

Открывая обсуждение, модератор дискуссии, программный директор клуба «Валдай» Олег Барабанов отметил, что термин «ревизионизм» не новый и неоднократно применялся как в теории, так и в истории международных отношений, причём имел негативную коннотацию. Однако современная его трактовка связана не с территориальным переделом мира, как это было ранее, а с тем, что каждое государство стремится к укреплению своих национальных интересов. Кроме того, есть существенное различие между естественным для международных отношений «ревизионизмом баланса сил» – то есть попыткам стран изменить сложившийся баланс сил, в случае если он не соответствует национальным интересам, – ревизионизму институтов, норм и ценностей. Первая тенденция характерна для России и Китая, а вторая – для Соединённых Штатов Америки.

 Автор доклада, доцент кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО (У) МИД России и старший научный сотрудник Центра Дэвиса при Гарвардском университете Игорь Истомин отметил, что современные государства буквально «связаны» целой сетью международных организаций и правил, на страже интересов которых стоит разветвлённый бюрократический аппарат. Поэтому если раньше крупные игроки боролись за передел сфер влияния, то теперь они стремятся установить контроль над международными институтами. Те, кто способен навязать остальным выгодные для себя правила, одновременно получает преимущества и в области обеспечения собственной безопасности, и в мировой политике в целом.

По словам И.Истомина, у современных правительств есть четыре варианта действий на международной арене:

- адаптироваться к существующим международным институтам;

- полностью игнорировать их существование;

- играть на противоречиях между их участниками;

- пытаться изменить существующие институты изнутри.

С этой точки зрения, наиболее важно оценить поведение на международной арене трёх крупнейших держав – США, Китая и России. Например, КНР и Российская Федерация стремятся к изменению мирового баланса сил, однако крайне осторожно относятся к идее ревизии существующих институтов (при этом российские политики ведут себя значительно более сдержанно, чем китайские). Соединенные Штаты, напротив, активно критикуют уже существующие правила игры, особенно те из них, которые возникли без непосредственного участия Вашингтона. При этом важно понимать, что подобная позиция Вашингтона начала оформляться задолго до появления на политическом горизонте Дональда Трампа, которого в последние годы принято было считать главным «хулиганом» в глобальной политике.

Профессор государственного управления им. Дэниэла Уэбстера в Дартмутском колледже Уильям Уолфорт указал, что в новом докладе Валдайского клуба недостаточно чётко сформулировано собственно определение ревизионизма. В то же время он согласился с утверждением И.Истомина о том, что этот термин вполне применим к Соединённым Штатам, поскольку политика, проводимая Вашингтоном на международной арене в 1990-х и 2000-х годах, выступает для этого наглядной иллюстрацией.

Профессор Женевского института международных отношений и развития, директор Центра «Пояса и пути» и евразийской безопасности в Китайском институте исследований ШОС Сян Лансинь отметил, что проецирование на внешнюю политику Пекин западных категорий может приводить экспертов к заведомо ошибочным выводам. «Модель мышления КНР не включает в себя точного определения ревизионизма, а рассматривает каждое событие в долгосрочной перспективе. За последние десятилетия Китай очень сильно вырос в политическом и в экономическом смыслах, и оценивающие его позицию аналитики нередко упускают важный момент: Россия, например, является частью западной цивилизации, а у нашей страны свой путь», - заметил учёный.

По словам Сян Лансиня, до конца 1970-начала 1980-х годов КНР не участвовала в международных институтах, но постепенно осознала их необходимость. «В этом смысле Китай, конечно, можно назвать ревизионистом. Инициатива «Пояс и Путь» подтверждает это. Но нужно помнить, что для нашего взгляда на международные дела свойственен динамический, а не механический подход», - заявил профессор.

Профессор международных отношений римского Университета Luiss Guido Carli Раффаэле Маркетти отметил, что для формирования научно достоверной и полной картины современной дипломатии стоило бы уделить большее внимание деятельности неправительственных организаций и негосударственных акторов в целом. «Нормы иногда навязываются, для чего используются и международные организации, и информационные технологии, включая интернет. Более того, некоторые структуры подменяют собой государственное регулирование, например, фармацевтические компании. Поэтому в докладе стоило бы прояснить: что такое глобальное управление в современном мире?» - заметил учёный.

Р.Маркетти напомнил, что в период президентства Дональда Трампа роль США оценивалась на международной арене скорее как дестабилизирующая, а авторитет глобальных структур стремительно падал. Способность США пересматривать глобальные правила игры ограничена в том числе появлением новых центров силы, чего в Белом доме явно не учли», - заметил эксперт.

Несколько по-иному можно оценить роль Китая и России в глобальной политике. «Было бы преувеличением называть Российскую Федерацию ревизионистским государством. Скорее Москва заинтересована в большей сбалансированности интересов стран-участниц современных международных институтов при сохранении собственных довольно сильных позиций. Что же касается Пекина, то он рассматривает некоторые глобальные и региональные институты как источник собственного роста. Нужен поиск компромисса и учёт нюансов развития в рамках трёхсторонних отношений России, КНР и США. Это позволит нам более адекватно понимать реальное положение дел и гибче реагировать на новые вызовы в международных отношениях», - заключил итальянский политолог.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати