ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Канвал Сибал: «Мое видение года 2021-го»

12:23 04.03.2021 • Канвал Сибал, индийский дипломат и политолог, посол Индии

По просьбе редакции журнала «Международная жизнь» Канвал Сибал, известный международный обозреватель, который являлся государственным секретарем МИД Индии, а также послом Индии в России, Турции, Египте и Франции, высказывает свои оценки ситуации в мире и прогнозы развития в наступившем 2021 году.

В 2021 году международные отношения останутся «в движении». Замедление мировой экономики, антиглобалистские настроения и увеличивающееся неравенство между странами и внутри них являются одними из источников международной нестабильности, которая сохранится в 2021 году.

На геополитическом уровне западное давление продолжится на международной арене в 2021 году. Проявления этого западного давления – напряженность, возникающая из-за ослабления доминирования США в мировом порядке; подъем Китая и его экспансионистская политика в Южно-Китайском море, а также общее обострение разногласий Китая с США, начавшееся ещё при Трампе; «демонизация» России Путина и сопротивление России.

Беспорядок в Европе из-за «Брексита» и разногласия по вопросам демократии и прав человека между странами Западной Европы и Восточной и Центральной Европы, а также последствия критики Трампом Европы, особенно, Германии, по вопросам торговли и обороны, которые вызвали напряженность в трансатлантическом альянсе – вот реалии, которые потребуют борьбы в 2021 году.

«Взбалтывание» Ближнего Востока будет продолжаться с ростом соперничества Ирана и Саудовской Аравии, коренящегося в региональных амбициях Ирана и шиитско-суннитско конфликте, а также поведения и ссор Турции при президенте Эрдогане, которая становится все более исламской, стремясь к лидерству в исламском мире и возрождению его амбиций по поводу Османской эпохи, которые включают военное вмешательство на Ближнем Востоке и в Средиземноморье. Утрата арабской поддержки дела Палестины, а также позиция США, приведшая к драматическому прорыву в отношениях между Израилем и ключевыми монархиями Персидского залива и Северной Африки, - это события, которые продолжат определять политику Ближнего Востока в 2021 году.

Было бы неправильно полагать, что многосторонность была реальностью до тех пор, пока она не разрушилась при политике Трампа «Америка прежде всего». В вопросах безопасности, в частности, Совет Безопасности ООН долгое время неэффективен. При усилении антагонизма между США, с одной стороны, и Россией и Китаем, с другой, перспективы на 2021 год с точки зрения коллективных усилий по решению вопросов глобальной безопасности остаются плохими.

С другой стороны, возвращение США в Парижское соглашение об изменении климата и Всемирную организацию здравоохранения (а также готовность США вновь вернуться в СВПД с Ираном) можно рассматривать, как положительные сдвиги в работе этих международных соглашений и органов. Но это не изменит лежащего в основе игнорирования от лица США принципа многосторонности, когда это не отвечает их интересам.

Архитектура международной торговли в течение некоторого времени находилась под напряжением, в первую очередь, из-за разочарования США в ВТО, которое привело к выхолащиванию её органа по урегулированию споров, препятствуя выдвижению кандидатов в эту комиссию. К этому добавляются обвинения со стороны США в «несправедливой торговой практике Китая в нарушение правил ВТО», что вызвало торговую войну и появление региональных соглашений о свободной торговле, которые размыли архитектуру ВТО. Достижение консенсуса в отношении необходимости реформ ВТО будет стоять на повестке дня в 2021 году.

Также обострение разногласий между США и Китаем по поводу торговли теперь распространилось на доступ Китая к важнейшим технологиям, а призывы Запада и Индии к «отключению от китайской экономики в критических областях», даже если они будут медленными, станут реальностью, что вызовет напряжение в управлении мировой экономикой, которая уже испытывает стресс из-за пандемии Covid.

Ратификация Всеобъемлющего соглашения по инвестициям между ЕС и Китаем может вызвать проблемы из-за растущих сомнений в отношении политики Китая в отношении Европы, в том числе «Соглашения 17 + 1», которое включает несколько стран ЕС и балканские государства, которые рассматриваются, как «подрывающие европейское единство». Новая администрация США обращается к Европе, чтобы выработать совместный подход к Китаю по вопросам торговых технологий и инвестиций. Прогресс в этом отношении начнет формировать отношения между Западом и Китаем в 2021 году, в зависимости от того, как будет продвигаться трансатлантический консенсус.

Китай, конечно, приложит усилия, чтобы сохранить разделение США и Европы своими экономическими рычагами, насколько это возможно. Вопросы технологии 5G, помимо кибербезопасности, будут значительной частью западных усилий по вытеснению «Huawei» из телекоммуникационных сетей, поскольку китайская компания является технологическим лидером в этой области, что вызывает на Западе опасения по поводу собственной безопасности.

Трансатлантические связи, ставшие «натянутыми» в результате политики Трампа, несомненно, начнут улучшаться в 2021 году, но спорные вопросы остаются. Экстерриториальное применение законов США ставит Европу в положение, когда она не может действовать в своих интересах независимо от США, как, например, в случае санкций США против Ирана. Это подогревает настроения в Европе, особенно, во Франции, в пользу «стратегической автономии Европы».

В рамках антироссийских рефлексов администрацией Байдена будут предприняты усилия по укреплению НАТО. Будут конфликты между США и Европой по вопросам «защиты данных», включая конфиденциальность и налоговые вопросы, связанные с деятельностью американских гигантов социальных сетей. Однако это не будет выходить за «рамки двух», как в случае с Австралией. Индия также столкнется с регуляторными проблемами, связанными с деятельностью этих, контролируемых США, технологических гигантов.

Что касается Ирана, то, несмотря на готовность администрации Байдена вернуться к СВПД, перспективы неясны из-за требований Ирана о снятии санкций заранее, а также влияния мощного еврейского лобби на политику Вашингтона на Ближнем Востоке, которое может затронуть как основные интересы Израиля, так и изменившийся политический ландшафт на Ближнем Востоке.

Перспективы американо-российских отношений остаются мрачными. Антироссийские рефлексы администрации Байдена проявятся в 2021 году в ущерб двусторонним связям, а также отношениям между ЕС и Россией. Несмотря на то, что «окончательный удар» в виде продления «Договора СНВ-3» был нанесен, все-таки давление США на Россию усилится, и теперь ЕС также рассматривает дополнительные санкции в отношении России после эпизода с Навальным.

Эта политика одностороннего применения санкций со стороны Запада, которая противоречит международному праву – и это в настоящее время повторяет Китай, – рискует обостриться с новой демократической администрацией США и ее вниманию к «правам человека». С геополитической точки зрения близорукость США и Европы в отказе увидеть, насколько их политика в отношении России обречена на провал и лишь ограничивает их способность противостоять вызову Китая, вызывает недоумение.

Несмотря на голоса в кругах американских аналитических центров и на Уолл-стрит, призывающие «принять» Китай и проводить «политику конкурентного сосуществования», в 2021 году сохранится, вероятно, напряженность в отношениях между США и Китаем. Администрация Байдена незамедлительно продемонстрировала приверженность «безопасности своих восточноазиатских союзников» и готовность противостоять любому дальнейшему вторжению Китая в Южно-Китайское море. Она незамедлительно предприняла «операции по обеспечению свободы судоходства», направила группы авианосцев в этот район, повысила уровень своих политических отношений с Тайванем и подчеркнула свои обязательства перед ним по обороне. Она подняла тему «нарушения прав человека» у уйгуров и пригласила главу тибетского правительства в изгнании в Белый дом.

Все эти инициативы Китай расценивает, как серьезные провокации. Байден говорил о необходимости взаимодействовать с Китаем по вопросам изменения климата и здравоохранения, но выработка среднего курса в отношении Китая будет для него трудной ввиду глубины антагонизма по отношению к Китаю в Конгрессе США и в общественном мнении, в целом.

Президент Си Цзиньпин в настоящее время широко известен как властная, напористая фигура, приверженная амбициям Китая, которые считаются «гегемонистскими». Широкое празднование в день 1 июля 2021 года 100-летия Коммунистической партии Китая станет поводом для китайского лидера раскрыть свои планы, амбиции и мировоззрение, и это будет более точно формировать международное представление о его стране.

В 2021 году должна укрепиться «четверка» (Индия, США, Австралия и Япония – ред.), которая уже встречалась на уровне министров иностранных дел в феврале с.г. В этом году усилия США по организации виртуального саммита «четверки» могут увенчаться успехом.

Концепция Индо-Тихоокеанского региона сохранит свое измерение безопасности на море. Это произойдет совместно с усилиями по обеспечению центральной роли АСЕАН в развитии азиатской региональной архитектуры безопасности с одновременным привлечением Индонезии к поддержке этой концепции. Индия будет продолжать спорить с Россией о важности этой концепции и роли самой «четверки» для морской безопасности Индии с учетом оговорок Москвы.

Индия проведет саммит БРИКС в 2021 году. С учетом агрессии Китая против Индии в Ладакхе прежняя политика Индии по поиску точки соприкосновения с Китаем, несмотря на серьезные пограничные разногласия, исчерпала себя.

Тем не менее, двустороннее уравнение между Индией и Россией укрепляется за счет таких платформ, как БРИКС, ШОС и РИК (диалог России, Индии, Китая). Индия продолжит укреплять взаимопонимание с Россией в 2021 году, а пропущенный ежегодный саммит, запланированный на 2020 год, состоится в 2021 году.

Оборонным и энергетическим связям с Россией, помимо консолидации более широких геополитических договоренностей, по-прежнему будет уделяться приоритетное внимание.

Индия будет и впредь уделять внимание ответственности международного сообщества на двустороннем, региональном и международном уровнях за решение проблемы терроризма, с которой сталкивается международное сообщество. Изменение взглядов на исламский экстремизм в таких монархиях Персидского залива, как ОАЭ и Саудовская Аравия, должно способствовать этой борьбе.

Однако, ситуация в Афганистане с перспективой прихода к власти «талибов» (организация запрещена в РФ – ред.) на фоне продолжающегося террористического насилия против его собственного народа и сообщениях о присутствии элементов ИГИЛ (организация запрещена в РФ – ред.) в стране, будет источником озабоченности на региональном и международном уровнях.

Вопросы изменения климата будут в центре внимания в 2021 году, а конференция COP-26 («Рамочная конвенция ООН об изменении климата» - ред.) запланирована на ноябрь 2021 года в Великобритании. Приверженность США Парижскому соглашению и личная приверженность Байдена вопросам изменения климата приведет к более решительным усилиям по продвижению повестки дня с упором на страны, берущие на себя обязательства по достижению цели «безуглеродной экономики» к установленному сроку. Китай объявил этой датой 2060 год, а ЕС и Великобритания взяли на себя обязательства до 2050 года. Америка объявила о создании «энергетического сектора без выбросов углерода» к 2035 году и нулевых «чистых выбросов» к 2050 году. Россия пока не объявила дату.

Индия будет вынуждена объявить дату. Но, переговоры окажутся непростыми, поскольку такие страны, как Индия, заявляя, что они «выполнили свои целевые показатели», поднимут вопрос о «климатической справедливости» и о выполнении развитыми странами своих финансовых обязательств.

Пандемия Covid разрушила мировое общество. С появлением новых волн и мутаций в некоторых странах проблема еще не решена. Страны, в целом, переживают экономический спад, и в 2021 году они будут сосредоточены на внутреннем рынке.

Однако, для устранения последствий пандемии необходимы решительные многосторонние усилия, но они отсутствуют. На разработку вакцин проводился национальный конкурс, и вопрос справедливой доступности вакцин по доступным ценам имеет первостепенное значение. Международная солидарность в этом отношении подвергнется испытанию в 2021 году, особенно, в связи с тем, что ВОЗ оказалась втянутой в полемику по поводу предполагаемых «манипуляций» со стороны Китая.

Оживление мировой экономики станет серьезной проблемой в 2021 году. Это также связано с действиями ВОЗ, подержанными членами ООН.

G7 устарела, но собирается в июне этого года в Великобритании. В лучшем случае она может сформулировать повестку дня для западных экономик с некоторым международным влиянием, но будет иметь ограниченное значение с точки зрения более широких международных усилий по решению текущих международных проблем. Намеченная на октябрь встреча G20 в Риме будет более содержательной.

В другом контексте, в контексте решения проблемы и авторитарных режимов, таких как Китай, и 5G, и важнейших проблем цепочек торговых поставок, премьер-министр Великобритании выдвинул идею расширения G7 до D10, группы «демократических стран» с включением Индии, Южной Кореи и Австралии.

Байден хотел бы провести «Саммит за демократию». Насколько эта идея обретет форму в 2021 году, нужно будет посмотреть.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати