ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Македонское «яблоко раздора» снова зреет на Балканах

10:57 04.03.2021 • Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук

Сформированная в рамках инициированного Европейским союзом процесса «примирения» между Болгарией и Северной Македонией межправительственная двусторонняя комиссия с самого начала своей работы столкнулась с серьезными вызовами. Одним из них является присутствующее в обеих странах неверие в достижение вообще каких-либо принципиальных договоренностей по волнующим общество вопросам, имеющим глубокую историческую подоплеку. Данное обстоятельство способно не только заблокировать сам процесс «примирения», но и стать дополнительным очагом напряженности во всем балканском регионе, несмотря на то, что создание комиссии было поддержано на самом высоком уровне. Премьер-министры Болгарии и Северной Македонии Бойко Борисов и Зоран Заев лично подписали соглашение о добрососедстве, в котором было оговорено формирование совместной комиссии болгарских и македонских историков, которая согласует совместный взгляд на ключевые события общей истории.

Но неверие в успех прослеживается даже в высказываниях непосредственно членов данной комиссии. В частности, представитель Болгарии профессор-историк Кирилл Топалов прямо заявил на днях, что указанный орган не сможет «добраться до научной истины», - возложив ответственность за это, разумеется, на Скопье. По его мнению, процесс установления «исторических фактов» заранее «обречен на провал», так как Северная Македония использует методы Северной Кореи. ««Македония - это балканская Северная Корея из-за жесткой цензуры и тоталитаризма», - заявил он в интервью болгарскому телеканалу БТ6.

Проблема осложняется тем, что выводы указанной комиссии историков имеют и для Софии, и для Скопье актуальное политическое значение. Болгария в конце 2020 года даже пошла на то, чтобы заблокировать в Брюсселе начало переговоров Северной Македонии о присоединении к Евросоюзу, требуя от Скопье признать болгарское происхождение отдельных личностей македонской истории, а также заявить о том, что македонский язык произошел от болгарского.

Острота дискуссий подогревается также тем обстоятельством, что в них незримо (а иногда и явно) присутствуют еще два фактора – сербский и албанский. Согласно официальной болгарской концепции, именно Сербия в свое время «сотворила» македонскую нацию для того, чтобы реализовать свои геополитические амбиции на Балканах, причем речь идет о продолжительном историческом периоде, охватывающем историю как королевской Сербии, так и королевской и социалистической Югославии. [1]

Что же касается албанских радикалов в Северной Македонии, то они акцентируют внимание на том, что этнические албанцы составляют уже не менее трети населения этой бывшей югославской республики, и требуют ее преобразования в конфедерацию с предоставлением местным албанцам самых широких политических и культурно-национальных прав.

Поводом к нынешнему витку напряженности стало решение правительства Зорана Заева вновь ввести в македонских школах преподавание сербского языка в качестве предмета по выбору и открыть в Скопье сербский культурный центр. Это вызвало жесткую реакцию Болгарии – причем, что показательно, с участием национального военного ведомства.  Министр обороны Красимир Каракачанов обвинил Белград в том, что он усиливает свое «токсичное влияние» на Скопье, и даже пригрозил, что Северная Македония войдет в ЕС или как часть единого болгарского государства, или как «албанская провинция».

Сербский политолог, сотрудник белградского Института европейских исследований Стеван Гайич в этой связи напомнил, что еще в 2017 году болгарский министр обороны принял участие в торжественной церемонии открытия в Софии неоднозначного памятника, на котором изображена карта «Великой Болгарии»: «Памятник - точная копия монумента, который на этом же месте воздвиг болгарский царь Борис. В эпоху коммунизма там был установлен другой памятник, который со временем пришел в упадок. Действующие болгарские власти решили не реставрировать этот памятник, а вернуть старый, который представляет собой фигуру льва со щитом и картой «Великой Болгарии». На этой карте вся Македония, восточная Сербия, север Греции и вся область Добруджа в Румынии. Греция - единственная балканская страна, которая высказала протест по этому поводу». Выступая на церемонии открытия памятника,  Красимир Каракачанов заявил, что каждый, кто смотрит на эту карту, сразу понимает, «ради чего гибли болгарские военные», что легко можно воспринять как угрозу соседним странам, - считает Стеван Гайич. [2]

Исторические карты действительно сегодня переживают в балканских столицах очередное возрождение, причем границы тех или иных государств рисуются на них максимально расширительно. Это напрямую относится и к трактовкам истории Македонии. Так, видная болгарская исследовательница Нина Дюлгерова справедливо указывает, что «македонский вопрос» включает в себя «социальные конфликты, школьно-просветительскую пропаганду, церковные распри и борьбу местного населения за национальное освобождение, в сочетании с аппетитами балканских государств и планами великих держав». Однако при этом она же определяет его как «болгарский национальный вопрос». «Политика проходит через трупы, чтобы достичь поставленной цели», - убеждена Нина Дюлгерова. [3]

В Сербии, со своей стороны, традиционно обвиняют в национализме и экспансионизме Болгарию и Албанию. По словам видного сербского историка Душана Батаковича, болгарская и албанская стороны исторически вынашивали планы, направленные на то, что «через Македонию пройдет албано-болгарская граница». [4] А премьер-министр довоенной Сербии Никола Пашич прямо предупреждал: «История показывает, что тот, кто имел Македонию, всегда был первым на Балканах».

В сложившейся ситуации серьезные вызовы встают перед Россией, которая исторически играла и продолжает играть стабилизирующую роль на Балканах, развивая взаимовыгодные отношения со всеми государствами региона. Что касается исторических проблем, так волнующих сегодня болгар и македонцев, то российские дипломаты традиционно высказывались по ним предельно осторожно. В частности, один из самых опытных и авторитетных дипломатических представителей России на Балканском полуострове рубежа XIX и XX веков Александр Ростковский прямо подчеркивал, что он «не решился даже на попытку выяснения вопроса, к какой народности - сербской или болгарской - принадлежат македонские славяне». [5]

Однако сегодня следует особенно внимательно следить за развитием событий. Очевидно, что курс большинства стран и политиков балканского региона на приоритетное вступление в евроатлантические структуры наталкивается на застарелые исторические мифы, комплексы и проблемы, - а зачастую и обостряет их. Это, в свою очередь, создает питательную почву для реанимации националистических великодержавных концепций, создающих реальную угрозу дальнейшей эскалации напряженности в «пороховом погребе» Европы.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

Примечания:

[1] URL: https://regnum.ru/news/polit/3189817.html

[2] URL: https://regnum.ru/news/polit/3191663.html

[3] URL: https://news.bg/int-politics/nina-dyulgerova-referendumat-ne-zatvarya-vratite-na-makedoniya-za-es-i-nato.html

[4] URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=11647297

[5] URL: https://inslav.ru/sites/default/files/editions/2017_istorija_balkan_na_perelome_epox.pdf

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати