ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Он «сразу смазал карту будня» - о заявлении Роберта Кочаряна

11:20 04.02.2021 • Александр Ананьев, старший советник Постпредства России при ООН в Нью-Йорке с 2001 по 2006 гг.

27 января с.г. второй президент Армении Роберт Кочарян сделалрезонансное заявление[1], которое в определенной мере поменяло внутриполитический расклад в Армении. Он заявил, что «в атмосфере противоречий, неопределенности, отсутствия ответов на чувствительные вопросы опасно» проводить досрочные парламентские выборы. Однако «если властям удастся их навязать…, то правильнее участвовать. В противном случае мы дадим возможность этим людям утвердить свою власть. У нас есть весь необходимый инструментарий для политической борьбы, есть также команда».

Выразив намерение участвовать в досрочных выборах, экс-президент тем самым отмежевался от позиции «Движения за спасение родины» (объединение 17 оппозиционных партий). Организаторы Движения неоднократно заявляли, что не будут обсуждать предвыборные правила предложенного Николом Пашиняном досрочного голосования. Общественность расценила позицию Движения как отказ от участия в выборах.

До заявления Р.Кочаряна оппозиция настаивала на отставке премьера, создании комитета спасения (временного правительства) и изменении некоторых положений трехстороннего Заявления по Карабаху. По мнению оппозиции, временное правительство технократов смогло бы за год стабилизировать ситуацию, вернуть стране управляемость, подготовить изменения в Избирательный кодекс, а также гарантировать проведение легитимных внеочередных выборов, ликвидировав проправительственные «фабрики фейков», господствующие в медиа-пространстве Армении последние 2,5 года.

Более того, выражая позицию организаторов протестов, директор исследовательского института «Политэкономия» Андраник Теванян заявлял, что «досрочные выборы по сценарию действующего премьера станут антиармянским шагом и несут угрозу безопасности Армении»[2].

Надежды оппозиции, что премьер, проваливший работу по обеспечению безопасности, а также в социально-экономической сфере, под напором протестов сам подаст в отставку, не сбылись. Пашинян заявил, что не собирается уходить, так как «нет общественного запроса», что «протест элитарный, не вовлекающий в себя широких масс», что уровень протеста спадает, и оппозиция не может мобилизовать народ для более многочисленных акций.

Стало очевидно, что Пашинян собирается проводить досрочные парламентские выборы по своему сценарию. Многие политики и эксперты понимают, что бойкот выборов ни к чему не приведет. Дело в том, что помимо правящего блока «Мой шаг» в выборах готовы участвовать еще несколько карликовых партий, лояльных к власти и имеющих прозападную и антироссийскую направленность. Их участие обеспечит выборам формальную легитимность.

Оценив ситуацию, Р. Кочарян официально заявил, что будет участвовать в досрочных парламентских выборах: «нельзя оставлять армянского избирателя один на один с режимом».

После его заявления возникли вопросы: станут ли 17 оппозиционных партий бойкотировать выборы и, если решат участвовать, то каким образом – вместе, врозь или какими-то группами? Второй вопрос – каким будет «пашиняновский» блок? Ведь в блоке «Мой шаг» имеются разные группировки одного и того же западного генезиса. На протесты весной 2018 г. их воедино собрала «организующая сила» и, очевидно, она не была пашиняновской. Нынешний лидер правящего блока был одной из западных креатур, наиболее подходящей для свержения Сержа Саргсяна (наподобие Саакашвили в Грузии) и «разрешения» 30-летнего Карабахского конфликта. Кого Запад назначит его дублерами на современном этапе – покажет время.

Среди 17 оппозиционных партий, бросивших вызов нынешней власти, в полном смысле можно считать партиями только три и четвертую с натяжкой: «Процветающая Армения» (ППА), АРФ «Дашнакцутюн» (АРФД), Республиканская партия Армении (РПА) и партия «Айреник» («Отечество» или «Родина»). Остальные представляют собой лишь группы поддержки бывших влиятельных политиков.

Единственная партия, из «Движения за спасение родины», которой на выборах 2018 г. удалось пройти в парламент, – «Процветающая Армения» (8,27% голосов), партия армянского крупного предпринимателяГ.Царукяна. Во время «бархатной революции» партия поддержала лидера протестных акций Н.Пашиняна. ППА имеет свой устойчивый электорат (мелкие торговцы и крестьяне) на малой родине, где лидер ведет широкую благотворительную деятельность. Партия не нуждается в блоках или альянсах, и, скорее всего, пойдет на выборы самостоятельно. Политологи предполагают, что Пашинян с целью расколоть оппозицию пошел на некую теневую договоренность с Царукяном[3].

АРФД - исторически прозападная партия (что сейчас старается скрывать) традиционно не имеет ярко выраженного лидера. Опора на эту партию вряд ли будет способствовать улучшению имиджа Р.Кочаряна.

Сильно повредит популярности второго президента Армении и взаимодействие с Республиканской партией, хотя может добавить финансовые, организационные и людские ресурсы. РПА дискредитировала себя в глазах избирателей за время своего десятилетнего правления (2008 - 2018 гг.), вызвавшего «бархатную революцию». 

Эксперты отмечают, что заметно активизировалась партия Айреник (Родина). В мае 2020 г. ее учредил и возглавил бывший директор Службы национальной безопасности (СНБ) Артур Ванецян, которого премьер-министр осенью 2019 г. снял с должности. Ванецян противопоставил «Айреник»именно партии Н.Пашиняна. «Айреник» ведет интенсивную работу в регионах, но пока не ясно, каковы ее электоральные возможности.

Что касается шансов Р.Кочаряна на выборах, армянские политологи полагают, что в последние 2-3 года власть Армении, осознавая это или нет, сделала все, чтобы рейтинг Кочаряна возрос. После «бархатной революции» следственным органам, несмотря на предпринятые усилия, так и не удалось доказать коррумпированность Кочаряна, о которой журналист Пашинян писал на протяжении почти 20 лет.

Обвинения против Кочаряна в попытке свержения конституционного строя в Армении выглядят тем более надуманными. Дело в том, что ему вменяется вовлечение армии во внутриполитические процессы, тогда как он на исходе своего второго президентского срока предпринял необходимые меры для прекращения беспорядков 1-2 марта 2008 г., вызванных недовольством оппозиции итогами выборов нового президента. Левон Тер-Петросян, первый президент Армении (1991-1998 гг.), который на тех выборах проиграл С.Саргсяну, вывел сторонников на митинги, выражая протест против итогов голосования. Часть демонстрантов стала разбивать витрины и грабить магазины, подожгла несколько полицейских автомобилей и автобусов, а также нанесла тяжёлые увечья полицейским. Еще не сложивший полномочия президента Р.Кочарян с одобрения парламента ввёл 20-дневное чрезвычайное положение. Таким образом, глава государства исполнил все предписанные Конституцией РА условия для введения ЧП, не допустив ни одного нарушения Основного Закона страны. При наведении общественного порядка в результате столкновений погибли десять человек, свыше 200 были ранены.

Одним из основных организаторов беспорядков 1 марта 2008 г. был теперешний премьер Н.Пашинян. В 2009 г. он сдался властям, и за свои деяния был осужден на 7 лет. Позже суд вдвое сократил срок, а в мае 2011 г. Пашинян вышел на свободу по амнистии в честь 20-летия независимости Армении.

Придя к власти после «бархатной революции», он начал преследовать Кочаряна. Стремление «революционных» властей, во что бы то ни стало, держать экс-президента под арестом привело к беспрецедентному давлению на органы судебной системы. Роберта Кочаряна дважды арестовывали в 2018 г. В третий раз он был арестован 25 июня 2019 г., а освобожден под залог только в июне 2020 г., проведя в тюрьме в общей сложности около полутора лет.

Несмотря на давление властей и широкомасштабную кампанию дискредитации, Конституционный суд (КС) признал производство уголовного дела против должностных лиц, наделенных конституционным правом неприкосновенности, противоречащим Основному закону страны. Тогда Пашинян волевым решением реорганизовал КС, с которым правящая партия вела изнурительную борьбу. Председатель суда был смещен, избраны трое новых судей, которые, впрочем, вызвали недовольство не только у политических противников Пашиняна, но и у представителей гражданского общества.

На неправомерность выдвинутых обвинений против Кочаряна обратила внимание даже Венецианская Комиссия СЕ[4]. Многие политические аналитики считают, что преследование носит не только политический характер, но и субъективный: выглядит как вендетта против личного врага, которого Пашинян так и не смог вывести из политической борьбы.

Даже под арестом, Р.Кочарян не отставал от политической динамики, критиковал правящую партию, выступал с острыми комментариями в СМИ, сохранил своих сторонников в силовых структурах.

Таким образом, Кочарян в глазах части общественности реабилитировался, и сегодня многие видят в его лице спасение Армении. Однако для участия в выборах Кочаряну нужна опора на политическую силу. Пока его поддерживают ряд общественных организаций, а также маленькая партия «Солидарность». Но не исключено, что когда объявят о дате выборов, другие партии могут присоединиться к Кочаряну. Кроме этого, экс-президент сможет создать свою партию, в которую будут вливаться разные малые партии, общественные организации и известные личности. Сторонники Кочаряна около года назад организовали общественную инициативу «Ахтанак» («Победа») по сбору подписей во всех областях Армении за его освобождение из тюрьмы (по их данным, были собраны десятки тысяч подписей). Инициатива постепенно превратилась в массовое движение, и не исключено, что может перерасти в политическую силу.

Среди отрицательных факторов, которые могут снизить долю голосов закоманду Кочаряна, эксперты отмечают широкомасштабную кампанию по дискредитации экс-президента, проводимую властью более двух лет. Другой неблагоприятный фактор – короткий предвыборный период. Р.Кочаряну может не хватить времени развернуть предвыборную кампанию в полной мере, чтобы представить свою программу избирателям до мая-июня, так как именно на этот период нынешний премьер обещал назначить выборы.

Деятельность Р.Кочаряна в должности президента (несмотря на претензии по поводу авторитарного стиля правления) политологи оценивают значительно выше, чем деятельность двух других бывших президентов – Л.Тер-Петросяна и С.Саргсяна. По некоторым оценкам пока рейтинг Кочаряна может достигать 10%. В ходе предвыборной кампании его показатель, безусловно, будет расти. С большой вероятностью можно предположить, что среди сил, которые будут претендовать на парламентское большинство, вполне обоснованно может заявить свои права и команда Р.Кочаряна.

В пользу Кочаряна будут играть два важных фактора: его пророссийская позиция, так как именно Россия играет ключевую роль в безопасности Армении, и имидж эффективного менеджера, который он заслужил в период своего президентства, в чем и нуждается страна в настоящий момент.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[3] Поводом к такому подозрению послужило принятое на днях решение правительства РА о запрете ввоза цемента в Армению, что играет на руку лидеру ППА, владеющему самым большим цементным заводом в Армении. По мнению экспертов, подобный жест можно рассматривать как способ подкупа Царукяна.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати