ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Brexit: суверенитет, как вызов глобализации

11:25 17.09.2020 • Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

У нас никогда не было сомнений в высоком интеллектуальном уровне британской элиты. И мы не можем не отдать должное поискам, часто успешным, изысканных решений для мировых дилемм, чем на протяжении столетий славилась английская правящая группа. При этом мы хорошо видим сохраняющийся в Лондоне веками Дух соперничества с Россией – от эпохи Российской Империи, через советскую эпоху до нынешних времен демократической России.

Но мы также не можем не констатировать, что в случае с Brexit’ом происходит, на первый взгляд, нечто непонятное, нечто не похожее на очередной, хорошо продуманный стратегический план англосаксов. Это – либо губительная ошибка, от которой не застрахованы даже самые изощренные стратеги в Лондоне; либо, что удивительно – аберрация, то есть погрешность уже не их действий, а нашего восприятия и вИдения происходящего: когда перед глазами – одно, а в подоплеке-то их задумки лежит нечто совершенно иное, чем то явление, что воспринимается именно нашим – но не их – разумом, и нашей – но не их – логикой.

Да, привычная для нас логика отказывает, когда видишь происходящее сегодня в британской политике:

- с каким упорством англосаксы на глазах у потрясенной мировой общественности рушат свои связи с Евросоюзом;

- как достаточно спокойно реагируют они на опасность взлета сепаратизма не только в Шотландии, но и в Северной Ирландии, которая запомнилась в истории ХХ века, как «горящий Ольстер»;

- с какой угрюмой покорностью бритты обсуждают перспективы подписания абсолютно невыгодного им двустороннего Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве с США, положенного на стол Трампом полтора года назад;

- с какой неубедительной надеждой они видят существование Британского Содружества наций (ныне – просто Содружество наций, Commonwealth of Nations), при том, что там поднимается фронда – только что на карибском острове Барбадос приняли решение: с 2021 года не признавать главой государства королеву Великобритании Елизавету II и объявить страну республикой;

- как странно читать о том, будто в Лондоне делают ставку на сближение и самые тесные связи с Индией – бывшей когда-то колониальным «бриллиантом Британской Короны», а ныне – вытягиваемой англосаксами на свою сторону через… обострение отношений Дели с соседним Китаем.

Можно ли предположить, что это обострение между азиатскими гигантами требуется дальнозорким англичанам, дабы вернуть себе в этом регионе политический плацдарм, освоить его и получить передышку, выстраивая в то же время и планы на будущее, включая свою стратегию на XXI век?

…Видите – пока здесь сплошные вопросы относительно сути британской внешней политики. Но, никто не ставит под сомнение, что в Лондоне знают, что делают.

 

Brexit – элемент британской стратегии

 

Во всяком случае, очень трудно предположить, что лондонские стратеги создают себе просто так кучу проблем – от угрозы внутренней стабильности до лихорадочного поиска внешних точек опоры, от разрыва с гарантированным рынком Европы до вполне возможного перехода на долговременную роль младшего торгового партнера США.

Уже три премьер-министра Великобритании последних десятилетий – Тони Блэр, Дэвид Кэмерон и Джон Мейджор чуть ли не в унисон призывают: «Остановить Brexit!», а нынешний глава правительства Её Величества Борис Джонсон непреклонен в своем в упрямстве – либо в своем знании чего-то важного о развитии ближайших мировых событий.

Заметим, что глава кабинета по должности входит в Тайный Совет при Королеве Великобритании, а это значит – обладает информацией и соответствующими прогнозами. Да и без решения этого Тайного Совета маловероятно, чтобы Британия положилась на какие-либо иные мотивы или благие пожелания для того, чтобы расстаться с Евросоюзом и уйти в «автономное плавание» по водам Океана Мировой Политики. Просто так – «под настроение». Пусть даже и под настроение масс, выраженное на референдуме 2016 года по вопросу о Brexit’e. Такие фундаментальные дела без Тайного Совета там не делаются.

Британию можно обвинить в чем-то другом, но не в халатности или не в опрометчивости её стратегических ходов – они, как показывает история, хорошо там просчитываются наперед.

Значит, это решение о расставании с Евросоюзом – с учетом всех привходящих осложнений и угроз – стало продуманным. И перспективы английские стратеги просчитали. А Евросоюз попал, сам того не ожидая, строго в рамки знаменитой британской теории, сформулированной лет 150 назад, в XIX веке: «У Англии нет ни постоянных союзников, ни постоянных врагов. У Англии есть только постоянные интересы».

И эти интересы на сегодня – развестись с ЕС. Пусть со скандалом и «битьем посуды», но развестись, чтобы получить свободу от коллективных еврообязательств. Другое дело, этот развод грозит оставить две стороны без документов, оговаривающих их будущие взаимоотношения, и потом они долго будут выяснять, «кто кому и сколько должен»? Сумма, по некоторым подсчетом вырисовывается весьма круглая, но об этом ниже.

Будет ли этот развод кое для кого подарком? Возможно. Например, некоторым членам разваливающейся «общеевропейской семьи» даже как-то полегчает – Трамп, например, уже показал, что для США вольготнее устанавливать связи с конкретными странами Европы, но не с тяжелой на подъем и нескорой в согласованиях брюссельской бюрократией. А нынешние времена требуют быстрых, даже резких, решений, одно из которых и демонстрирует Великобритания.

Неужели, на следующем этапе мы увидим, как англосаксы, уходящие до поры в тень на своем острове, вернутся в континентальную политику и начнут по частям обкусывать, а, затем, и обгладывать остатки «единой Европы»? Почему нет? Британия-то, естественно, останется сильнейшим государством общеевропейского региона, коли удержит единство своей территории и не отпустит Шотландию с Северной Ирландией.

Например, «малышей» Восточной Европы, которые регулярно кормятся за счет «больших дядей-соседей», Лондон легко приберет к рукам для последующей «дойки». Польша, как старый друг и союзник, возражать Лондону не станет, наоборот – подыграет. А к ней и другие адепты англосаксонских ценностей подтянуться. Ну, чем Вам не сценарий? И нет сомнений, что его, среди прочих вариантов, в Тайном Совете уже проговорили и просчитали.

Осталось только Германию загнать в угол – лишить её вожделенного вентиля от газораспределительной сети ЕС, вручаемого Берлину Москвой при завершении «Северного потока-2». Вот куда смотреть-то надо, сопрягая попытки блокирования этого проекта со стратегическими планами англосаксов, спецслужбы которых чуть не первыми, вопреки разорванной бриттами «общеевропейской солидарности», уже примчались в Берлин «разбираться с казусом Навального».

 

Лондон идет на обострение

 

Пока о подобных намерениях Лондона мы можем говорить лишь в плоскости предположений, хотя и предположений, имеющих определенную логику в развитии конкретной ситуации. Зато мы можем оценивать уже принятые в Лондоне решения, и они, как представляется, вполне себе укладываются в предлагаемую оценку перспектив. Возможно, именно в этом и укрыта та логика поступков Великобритании, которую мы упомянули выше, и которая для постороннего наблюдателя представляется «нелогичной».

Например, буквально в эти дни стало известно, что британское руководство собирается переиначить одно из ключевых соглашений с Евросоюзом – соглашение о статусе Северной Ирландии. В Парламенте уже практически одобрен законопроект, согласно которому Северная Ирландия будет лишена доступа к единой таможенной зоне ЕС, о чем переговорщики Бориса Джонсона вроде бы договорились с представителями Евросоюза. Это означает первый резкий шаг Лондона, явно ведущий к разрыву торгово-экономических договоренностей с ЕС и Brexit’y «без сделки». То есть, к неоформленному юридически выходу из Евросоюза.

«Financial Times» в этой связи указала на днях, что Великобритания разрабатывает новое законодательство, которое отменит ключевые части Соглашения о выходе страны из Евросоюза, что может обернуться провалом дальнейших торговых переговоров с Брюсселем. И теперь это становится реальностью.

Англичан даже не останавливает резкий окрик из Вашингтона, сформулировавшего сейчас, буквально в последние часы, угрозу того, что торгового соглашения США – Британия не будет без юридически закрепленной «сделки» по Brexit’y. Джонсону направлено письмо четырех влиятельных членов Конгресса США, входящих в руководство комитета по международным делам Палаты представителей с подобным предупреждением похожим на ультиматум.

Но, возникает вопрос – а так ли нужно англичанам это, как выясняется, «кабальное соглашение», предполагающее откровенное подчинение экономики Великобритании интересам США? Почему-то нет особых сомнений в том, что этот окрик из Вашингтона англичане просто проигнорируют, коли он нарушает логику их дальнейших действий.

Кроме того, как отметил собеседник «Financial Times», новый закон, проходящий Парламент, вступает в противоречие с обязательствами Лондона в рамках соглашения о выходе из ЕС и даже «нарушает международное право». Он аннулирует соглашение, которое Борис Джонсон подписал в октябре 2019 года, касающееся «прозрачной» для товарообмена границы Северной Ирландии, как части Великобритании, и Ирландии, как страны-члена ЕС.

А теперь премьер Британии заявляет: «Я должен сказать, что мы никогда всерьез не верили, что ЕС будет готов использовать договор, согласованный добросовестно, для блокады одной части Великобритании, чтобы отрезать её от других частей, или что ЕС фактически угрожает разрушить экономическую и территориальную целостность Великобритании… Мы должны защитить Великобританию от этой катастрофы, и именно поэтому мы разработали систему правовой защиты – наш Закон о внутреннем рынке Великобритании».

Сам Джонсон также объясняет свое решение тем, что Брюссель, мол, может «разделить на части нашу страну» и «серьезно поставить под угрозу мир и стабильность» в Северной Ирландии. В ЕС же в ответ назвали такое «серьезным нарушением доверия», и пригрозили подать в суд.

И это все, что характерно, происходит в последние недели накануне окончательного размежевания рынков Великобритании и ЕС, которое назначено на 31 декабря 2020 года. Лондон открыто нарушает трудные договоренности относительно новых правил двусторонней торговли, а времени что-то исправить или найти новый компромисс практически не остается.

Ситуация накалилась – в Лондоне настаивают на своем видении будущих отношений с ЕС, в круг которых входят торговые преференции для Великобритании, и при этом – ограничение торговых интересов Евросоюза. По словам главного переговорщика от Евросоюза Мишеля Барнье, Великобритания хочет получить для себя самые выгодные условия, частично сохранив свободный доступ к европейскому рынку, но при этом, не неся никаких собственных обязательств в торговле с Евросоюзом.

Это своеобразный британский шантаж, с расчетом, видимо, в последний момент, «на флажке», добиться своего. В общем-то, игра рискованная, но весьма перспективная для Джонсона и сил его поддерживающих – вернее, для тех сил, интересы которых представляет Борис Джонсон. В случае успеха можно, как говорится, «сорвать банк». Ну, как чистый блеф в покере – нет?

 

Борис Джонсон: «Великобритания серьезно относится к своему новообретенному суверенитету»

 

Мотивируя свою позицию, Джонсон даже прибегнул к такому популистскому методу, как разъяснение своей политики в центральной прессе Лондона – со страниц газеты «The Telegraph». При этом статья была продублирована на официальном сайте Премьер-министра, что подчеркивает важность, которую придают этому документу на Даунинг-стрит, 10.

Де-факто в тексте статьи изложены принципы политики нынешнего правительства Великобритании в условиях кризиса, куда свалилась страна не только из-за Brexit’а, но и в связи с серьезнейшими экономическими неурядицами, связанными как с пандемией COVID-19, так и с общим упадком мировой экономики. Напомним, что недавно Управление национальной статистики Королевства обнародовало данные: ВВП во втором квартале 2020 года сократился на 20,4 процента – а это худший показатель падения экономики страны с 1955 года. Хуже дела в США – там падение по второму кварталу почти 32%, но это – слабое утешение для жителей берегов Темзы.

Так что, есть о чем беспокоиться, поэтому Джонсон так и откровенен. Приведем некоторые тезисы его статьи, обнародованной на правительственном портале 12 сентября 2020 года:

- Как я никогда не уставал говорить, мы вышли из ЕС, но мы не покинули Европу. Но они также знают – или, по крайней мере, теперь знают, что выход из ЕС означает, что Великобритания серьезно относится к своему новообретенному суверенитету.

- Создавая наши новые отношения, мы не можем позволить нашей жизни или нашей экономике регулироваться Европейским судом – мы должны иметь право разрабатывать собственные законы и постановления. И мы должны иметь единоличный контроль над нашим впечатляющим морским богатством – нашим рыболовством. Таковы некоторые из наших условий, и я считаю, что за последние несколько месяцев мы добились значительного прогресса.

- Если обе стороны хотят этого, нужно заключить большую сделку о свободной торговле… В последние несколько недель я стал беспокоиться о том, что обнаружено препятствие на пути этой сделки.

- Мы исключили «опору» ЕС на Северную Ирландию, что фактически удерживало эту часть нашей страны в замкнутом пространстве правовой орбиты ЕС… Мы позаботились о том, чтобы Северная Ирландия была однозначно признана частью таможенной территории Соединенного Королевства…

- Мы не можем, даже теоретически, передать право на раздел нашей страны в руки международной организации. Мы должны защитить Великобританию от этой катастрофы, и именно поэтому мы разработали систему правовой защиты в законопроекте о внутреннем рынке Великобритании. Этот законопроект защищает рабочие места и рост экономики по всей Великобритании, предотвращая появление торговых барьеров между нашими регионами. Это означает, что все, что одобрено для продажи в Шотландии или Уэльсе, должно быть подходящим для продажи в Англии или Северной Ирландии, и наоборот.

- В Соглашении о выходе из ЕС мы определили создать Совместный комитет, в котором мы обсудим детали этих новых договоренностей… Мы хотим, чтобы в Совместном комитете было достигнуто соглашение о том, как мы можем реализовать протокол о выходе.

 

…Вот так определяет свою позицию Борис Джонсон. И ясно видно, что на первое место он ставит даже не выгоды от внешней торговли – видимо, англичане готовы к убыткам, а интересы Британии и незыблемость её суверенитета над собственной территорией. И это – позиция «державная», в Лондоне вспомнили об основах своей политики, и, похоже, разворачиваются к истокам в новых исторических условиях. Но не все так просто, есть и другая сторона этого процесса.

 

Начали «сводить дебит с кредитом»

 

Да, статья Джонсона – это позиция правительства Великобритании, которую поддерживают многие, но не все британские законодатели. А вот со стороны Евросоюза в ответ четко заявлено: там не одобрят никаких новых вариантов «сделки» по Brexit’y, если подписанное Соглашение о выходе из ЕС не будет Великобританией полностью выполнено. И обе стороны переговоров установили крайний срок окончательного решения – конец октября 2020 года.

«Если Великобритания решит не выполнять свои международные обязательства, это подорвет ее международное положение. Кто будет заключать договоры о свободной торговле со страной, которая не соблюдает соглашений?», - цитирует агентство Reuters чиновника ЕС, знакомого с ходом переговоров.

Ожидание провала столь высоко, что Брюссель – в лице представителей Европейской комиссии – уже предупредил европейских фермеров на недавней встрече торговых ассоциаций в Буже, что с 1 января 2021 года в ЕС может быть, например, введен запрет на весь британский экспорт живых животных и продуктов животного происхождения, таких как сыр, говядина, яйца, курятина и баранина, на сумму в 3 миллиарда фунтов стерлингов. Подобный запрет станет неизбежен, если Великобритания не предоставит в ЕС к концу октября информацию о режиме охраны здоровья животных и безопасности её пищевых продуктов.

А Британию, как видно из статьи Джонсона, заботят совсем не ветеринарные бумаги, а «право разрабатывать собственные законы и постановления».

В сложившихся условиях эксперты с высокой степенью озабоченности предполагают, что в начале 2021 года, когда окончательно завершится оформляемый перед нашими глазами выход Великобритании из ЕС, может возникнуть разница в дебите и кредите торговых расчетов между ЕС и Великобританией на сумму… около 1 триллиона евро. Вот это будет цена их развода, а кто её заплатит – ещё большой вопрос. Похоже, европейцы пойдут-таки на судебные разбирательства, и «мягкий Brexit» может показаться после начала суда самым лучшим вариантом, который англичане сейчас отвергают.

Справедливости ради надо указать на то, что в самом Лондоне есть группа влиятельных парламентариев, умеющих считать, и которые видят негативные перспективы в намерении Бориса Джонсона разрушить подписанные им договоренности. «Без поправок, я не могу поддержать этот законопроект, он наносит ущерб бренду Великобритании, уменьшая наш статус образца для подражания, как защитника глобальных стандартов», - объявил председатель парламентского комитета по обороне, депутат от консервативной партии Тобиас Эллвуд (Tobias Ellwood).

Более того, «выход без сделки» ставит перед Лондоном ту самую проблему, которая была обозначена в начале нашего комментария, и развязку которой, как представляется, Джонсон хотел бы отодвинуть как можно дальше, если вообще не ликвидировать подобный, самый печальный результат Brexit’a.

По мнению одного из известных аналитиков, публикующих свои комментарии под ником Sir Max Merfie, выход из ЕС «без соглашения» фактически поставит под вопрос перспективу пребывания в рядах Королевства, как Шотландии, так и Северной Ирландии. Шотландия, например, чувствует себя в Евросоюзе весьма комфортно, благодаря свободной торговле со странами ЕС. А для Северной Ирландии нет никакого резона терять экономические да и исторические связи с соседней по острову Ирландией. Политика же Лондона, действительно, объединит собственно британский рынок объемом в 65 миллионов человек, но поставит жесткий барьер торговым связям между Дублином и Белфастом. С учетом того, что в Северной Ирландии большинство населения уже не англичане-протестанты, а ирландцы-католики, ситуация в Ольстере может вновь выйти из-под контроля Лондона, ограничив здесь британское влияние до одного единственного округа Лондондерри, где протестанты по-прежнему представляют большинство.

Это – весьма тревожная для Королевства перспектива, если не сказать жестче. И уже появились первые сообщения о том, что в Лондоне рассматривают варианты противодействия новому референдуму о независимости, который затевают в Шотландии в следующем году. Про Ольстер намерений своих в Лондоне предусмотрительно не выказывают.

 

Суверенитет «стоит мессы»!

 

Однако мы не можем не видеть, что, несмотря на все сложности и издержки для казны и экономики, Британия упорно начала выстраивать новую стратегию, и главное в ней Джонсон сформулировал четко: «Великобритания серьезно относится к своему новообретенному суверенитету».

А подлинный суверенитет, как когда-то и власть в Париже – во времена короля Генриха IV, «стоит мессы!»

Возможно, именно в этом признании британского премьера и кроется та великая задумка лондонских мудрецов – построить новые отношения Великобритании со всем миром в грядущих политико-экономических условиях пост-кризиса, невзирая на любые, ограничивающие Британию нормы и бумаги, которыми руководствуется континентальная Европа. Вот это – подлинная свобода от обязательств перед кем бы то ни было.

Другое дело, что автор этих строк достаточно давно вывел для себя формулу: «Свобода очень дорого стоит. Но, она того стоит!»

Ну, что ж, многоопытные британцы решили разыграть свою новую историческую партию с минимум козырей на руках, зато с ясным представлением о том, чего они хотят добиться. А это – тот случай, когда, как говорится, «взвод стоит целой армии».

И именно полный суверенитет и подлинная свобода – это две позиции, с которых Англии можно приступать к обустраиванию своего места в XXI веке. Места для Великобритании – независимой и от ЕС, но не уверены, что от США. Слышал я как-то точную идею английского собеседника: «Неужели вы можете себе представить, чтобы Её Величество Королева Великобритании исполняла бы указания из Брюсселя, поступающие от каких-то непонятных чиновников Евросоюза?»

И Лондон уже демонстрирует намерение отвернуться даже от «святого» для евросчастливцев – Великобритания рассматривает отказ от общеевропейских норм по правам человека. По оценкам европейских комментаторов, такая инициатива едва ли пройдет без нового скандала с ЕС, который требует от Британии придерживаться «Закона о правах человека» и «Европейской конвенции по правам человека» и после выхода Соединенного Королевства из Евросоюза.

Но, в Британии, тем не менее – одним скандалом с ЕС больше, одним меньше – открыто обсуждают план дистанцирования (пока не ясно, в какой форме) от этого европейского «Закона о правах человека». Защищая свои интересы (помните сакраментальное: «У Англии нет ни постоянных союзников, ни постоянных врагов. У Англии есть только постоянные интересы»?), англичане намерены ликвидировать поток непрошенных эмигрантов с континента на остров, который «не резиновый».

Но, на наш взгляд, что важнее для них – так это «защитить британских военнослужащих от обвинений в нарушении прав человека, которые могут быть связаны с их деятельностью за рубежом». А то Международный уголовный суд в Гааге уже проявил интерес к военным преступлениям солдат западной коалиции в Афганистане. Какая уж тут Конвенция по правам человека, если нарушившие её бравые «томми» будут отданы под международный суд? Нет, чужой суд англосаксам – не указ.

Одним словом, Британия приняла историческое решение, и всю ответственность за него берет на себя.

Она будет одна, и теперь задача её политического руководства выстроить перспективу таким образом, чтобы страна осталась не «Одна против всех», а «Одна, единственная и неповторимая!», чей пример должен привлекать остальных и… их деньги в банки Сити.

Будет интересно посмотреть, если какой другой вариант подъема страны запустят на Темзе? А он, этот вариант, в Лондоне, видимо, уже в процессе разработки – иначе, зачем вот так без подготовки «бросаться в омут»?

В Лондоне хорошо видят – и куда катится мировая экономика; и какие вызовы стоят перед руководством США в связи с их внутренней ситуацией; и во что могут переродиться растущие противоречия между членами Евросоюза; и сколь мощно поднимается Восток; и как жестко и прагматично начала вести себя Россия с «партнерами, потерявшими берега».

Все это создает – и не только для Великобритании – совершенно иную геостратегическую ситуацию. Пусть и кризисную, но перспективную с точки зрения «свободы рук» для принятия и реализации любых решений, не связывающих политическое руководство страны рамками и обязательствами коллективных договоров и соглашений.

Поэтому не исключено, что наши оценки, высказанные в самом начале статьи – кто знает – могут из предположений разрастись в формат Realpolitik Лондона?

Во всяком случае, англосаксы – при всей неоднозначности ситуации и смутных перспективах развития мировой политики, все-таки пошли путем, выраженном в формуле «Свобода лучше несвободы». И после этого у них на повестку дня выходит принципиальный вопрос, хорошо знакомый банкирам лондонского Сити: «А сколько это будет стоить?»

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати