ГЛАВНАЯ > Рецензии

США: К чему ведет мир постправды и «фальшивых новостей»?

10:35 13.07.2020 • Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»

Есть книги, которые просто необходимо читать, чтобы понять, в каком мире мы живем в настоящее время, и которые дают пищу размышлениям о будущем. В московском издательстве «Весь Мир» вышла интересная и необычная книга о проблемах американской журналистики. И не только американской.

(Кошкин П.Г. Американская журналистика и постправда / Институт США и Канады РАН. М.: Издательство «Весь Мир», декабрь 2019. – 288 с.).

Автор книги – Павел Геннадьевич Кошкин, кандидат филологических наук, научный сотрудник Института США и Канады Российской Академии Наук. Кроме того, он преподает в Государственном академическом университете гуманитарных наук и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

По словам исследователя Павла Кошкина, его работа посвящена некоторым аспектам современной журналистики США – постправде, фальшивым новостям, объективности и колумнистике. Повод для ее написания? Им, по мнению автора, стал целый ряд сегодняшних явлений: снижение доверия к СМИ, рост информационного шума в Интернете, доминирование мнений над фактами, медийные войны между политиками и журналистами, стирание границ между мнениями и новостями, кризис в российско-американских отношениях и рост интереса к России со стороны прессы США. Автор раскрывает поднятые в работе проблемы и объясняет, как функционирует колумнистика США на примере газеты «Нью Йорк таймс». Эта книга, поясняет автор, - попытка понять, может ли полоса мнений в качественной газете выполнять роль ориентира в мире постправды или становится орудием пропаганды отдельных групп для продвижения их интересов…

Среди самых, на мой взгляд, интересных глав и подглавок этой работы – «Журналистика на перепутье: мир постправды и «фальшивых новостей», «Пропаганда, постправда и фальшивые новости», «Хорошо забытое старое»: исторические предпосылки постправды», «Сделаем факты снова великими»: кампания против фальшивых новостей», «Что такое колумнистика?», «Журналистика мнений» в современном информационном пространстве», «Колумнистика и проблема объективности», «Образ России в материалах «Нью-Йорк таймс» контент-анализ», «Исторический контекст: Россия глазами прессы США в XIX–XXI веках», «Журналистика фактов против журналистики мнений»…

Далее автор включил в книгу статьи ряда других аналитиков по теме, Приложения и Заключение.

Павел Кошкин откровенно сообщает, что эта его книга - результат многолетних трудов и размышлений. В 2008 году, будучи студентом факультета журналистики Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, он написал курсовую работу об американской журналистике. В 2012 году она переросла в диплом, а в 2016-ом – в диссертацию.

А одной из причин написания этой книги, рассказывает автор, стало значительное снижение доверия к традиционным американским СМИ. И приводит данные из доклада-отчета Института журналистики Рейтер при университете Оксфорда: с 2001 по 2015 год это доверие к СМИ упало с 55 до 26% среди лиц возрастной группы от 18 до 49 лет и с 50 до 38% – среди респондентов от 50 лет и старше. Исследователи объясняют эту тенденцию ростом недостоверной информации в прессе, на радио и телевидении. Аудитория не доверяет журналистам, так как они часто распространяют фальшивые новости и неправильно истолковывают информационные поводы, цитирует Павел Кошкин автора отчета Ника Ньюмана. Добавлю к этому перефразированную русскую пословицу: «Ради нужного им (красного) словца не пожалеют и отца»…

Можно ли называть постправду и фальшивые новости новым и уникальным явлением? Были ли у них исторические предпосылки? Какие между ними сходства и отличия? Насколько корректно их отождествлять и сравнивать с пропагандой? Книга Павла Кошкина дает ответы на все эти вопросы и доказывает, почему теории заговора и политические подлоги древних цивилизаций, средневековых государств, царской и советской России были предшественниками «фейков» в Интернете и социальных сетях. Кроме того, рассказывается про девять основных факторов, которые являются благоприятной средой для постправды и фальшивых новостей. Представлен в книге и дискурс о способах борьбы с дезинформацией в Интернете.

Присоединение Крыма к России и военные действия на востоке Украины в 2014 г., референдум о выходе Великобритании из Евросоюза, рост политического влияния популистов в Европе и наконец победа бизнесмена Дональда Трампа на президентских выборах США в 2016 г. – все эти события происходили на фоне усиливавшегося информационного противоборства России и Запада, а именно роста государственной пропаганды с обеих сторон. Однако в 2014–2016 гг. политики и журналисты активно обсуждали «постправду» и «фальшивые новости» – побочные проявления цифровой эпохи.

По мнению автора, «постправду» и «фальшивые новости» можно считать ближайшими «родственниками» классической пропаганды, но каждое из них имеет свою специфику, несмотря на очевидные сходства. И Павел Кошкин довольно подробно старается разобраться в значении этих понятий в информационном пространстве.

Итак, пишет автор книги, 2014–2016 годы стали знаменательными для западной журналистики, так как именно в это время в экспертных кругах началось активное обсуждение феномена «постправды» в контексте пропаганды и фальшивых новостей. В 2016 году Оксфордский словарь удостоил этот термин званием «Слово года», так как с 2015 году, когда в Америке начиналась президентская гонка, а в Великобритании – кампания за выход страны из Евросоюза, употребление этого термина выросло в 20 раз! Опираясь на работы западных исследований мира постправды, автор делает вывод, что этот мир многогранен. И приводит его основные черты: антиинтеллектуализм и отрицание научных фактов; претензии на идеологическое превосходство, стремление навязать окружающим точку зрения и знания, не подкрепленные научным опытом и экспериментом и не имеющие под собой доказательной базы; безапелляционная вера в собственную интеллектуальную и моральную правоту, несмотря на логические противоречия в личных убеждениях; кризис традиционных СМИ и расцвет социальных сетей; отрицание объективной истины и переход на позиции постмодернизма со свойственным ему интеллектуальным релятивизмом.

А что думают на сей счет российские эксперты? По их мнению, отмечает автор, постправда - это «побочное, но крайне важное следствие создания современной системы информационного обмена». «В пространстве постправды каждый может найти себе совокупность «фактов» и «гипотез», полностью отвечающую его желаниям и объясняющую все без исключения процессы, идущие во вселенной. Сообщества потребителей разных фактологем и парадигм пересекаются слабо, а когда эти пересечения происходят, возникают не дискуссии, а конфликты – ведь стороны не сходятся не в интерпретациях, которые можно обсудить, а в наборах фактов, что для каждой из сторон доказывает лживость оппонента». Эту цитату Павел Кошкин взял из книги эксперта экономической программы Московского центра Карнеги Андрея Мовчана («Россия в эпоху постправды: Здравый смысл против информационного шума». М.: Альпина Паблишер, 2019. С.20)…

Таким образом, пишет автор, постправда – это некая внешняя оболочка, в которой «обитают» пропаганда и фальшивые новости. Один из ее главных атрибутов – это использование социальных сетей и современных информационных технологий в манипулятивных целях. Интернет – кровеносная система постправды. Без него ее быть не может. Если использовать метафору матрешки, то постправда — это самая большая фигура. Внутри нее находится матрешка поменьше — пропаганда.

Третья и самая маленькая - это фальшивые новости и дезинформация. Все вместе они формируют систему постправды.

Конечно, не стоит приравнивать постправду к фальшивым новостям и пропаганде, которые представляют собой всего лишь частные проявления более широкого феномена, считает автор. Дезинформация и навязывание массам определенной идеологии – главные спутники постправды, ее «инструменты», но не тождественные понятия.

Современные исследователи не могут прийти к консенсусу, что стоит понимать под фальшивыми новостями, являются ли они новым феноменом или нет, насколько этот термин адекватно отражает действительность. Кто-то считает, что распространение недостоверной информации началось с возникновения журналистской профессии и является древней практикой; кто-то уверен, что фальшивые новости – это новая и опасная угроза для демократии и мирового порядка; кто-то полагает, что «фальшивые новости» – некорректный термин, который стоит избегать и использовать вместо него понятия «пропаганда» или «ложная информация». На эту проблему обращает внимание Андрей Рихтер, старший советник бюро представителя по вопросам СМИ Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Современная пропаганда – навязывание определенных идей и мировоззрения – активно используется как инструмент информационной борьбы, поясняет автор, но, в отличие от фальшивых новостей, опирается преимущественно на достоверную информацию, при этом вольно интерпретирует или умалчивает неудобные факты, намеренно вырывает их из контекста, чтобы вызвать эмоциональную реакцию у аудитории и ввести ее в заблуждение. Между тем фальшивые новости – это всегда ложь, а пропаганда более двусмысленное и широкое понятие, которое не всегда сводится только к распространению заведомо ложных сведений.

«Сегодня фальшивые новости, несомненно, остаются главным инструментом пропаганды», – отмечает тот же Андрей Рихтер, которого цитирует Павел Кошкин. Но что же объединяет пропаганду и фальшивые новости? Это – манипуляция, отвечает на этот вопрос автор. И продолжает, цитируя российского политолога Сергея Кара-Мурзу, который определяет ее как «способ господства путём духовного воздействия на людей через программирование их поведения». Это воздействие «направлено на психические структуры человека, осуществляется скрытно и ставит своей задачей изменение мнений, побуждений и целей людей в нужном власти направлении, заканчивает цитирование Кара-Мурзы автор.

(«Кара-Мурза С. Россия и Запад. Парадигмы цивилизации». М.: Академический проспект, 2013. 232 с.).

Таким образом, манипуляция всегда идет бок о бок с фальшивыми новостями и пропагандой, приоритетами для которых являются создание стереотипов, превращение многомерной картины мира в двухмерную, формирование образа врага и черно-белого восприятия, апелляция к эмоциям и предубеждениям, а не к здравому смыслу. Пропагандистские СМИ часто распространяют ложь, но при этом создают «признаки надёжности, в том числе источников информации», несмотря на то что пытаются изменить мировоззрение и поведение аудитории под прикрытием качественной журналистики или аналитики.

…Работа Павла Кошкина захватывает с первых же строк и читается на одном дыхании. Но вряд ли здесь стоит пересказывать всё ее содержание. Тем более, что некоторые её пассажи и примеры представляются спорными и могут вызвать дискуссии. Далее в подглавке «Хорошо забытое старое»: исторические предпосылки постправды» автор приводит наиболее яркие факты, предшествующие сегодняшнему состоянию СМИ. Интересны и другие главы и Приложения книги. Остается только порекомендовать ее приобрести в книжных магазинах или в самом издательстве «Весь мир» и углубиться в захватывающее чтение.

В заключение хотел бы повторить, что в целом эта работа представляет собой попытку понять, может ли полоса мнений в качественной газете выполнять роль ориентира в мире постправды и как информация становится орудием пропаганды в руках групп и интересов.

…Книга Павла Кошкина может быть полезна специалистам в сфере международных отношений, журналистам, политологам, экспертам по массовым коммуникациям, политическим консультантам, а также преподавателям и студентам факультетов журналистики, интересующимся, по каким принципам работает сегодня пресса США, да и всего Запада.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати