ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Зачем Франции Арктика и Антарктика?

10:25 04.05.2020 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Обладание заморскими территориями позволяет Парижу проецировать своё влияние на районы Мирового океана и пользоваться статусом морской державы.

В стратегическом измерении эта политика имеет три условных вектора – атлантический, тихоокеанский и антарктический. Атлантический вектор охватывает территориально Гваделупу, Мартинику, Гвиану и другие более мелкие французские владения в бассейне Атлантического океана и является наименее выраженным. Это объясняется тем, что данные территории расположены в сфере влияния США – главного неевропейского союзника Франции по НАТО.

Тихоокеанский вектор – приоритетное направление французской дипломатии в связи с растущими амбициями Индии и Китая. Он охватывает Французскую Полинезию, Новую Каледонию и др. Владение данными островами превращает Францию в тихоокеанскую державу и даёт право участия в политической, экономической и культурной жизни региона.

Антарктический вектор (Французские Южные и Антарктические территории) до недавнего времени не был основным направлением, однако постепенно становится таковым на фоне обострившейся конкуренции мировых держав за контроль над северными широтами – Арктикой и Антарктикой. В дальнейшем этот вектор будет приобретать всё большее значение для Франции (1).

Дополнением к антарктическому вектору служат усилия Парижа по укреплению своего присутствия в Арктике. В данном случае Антарктика и Арктика – два взаимосвязанных полюса в контексте французской заморской политики. Но в отличие от Антарктики, в Арктике у Франции владений нет.

Усиления своего присутствия здесь Париж добивается посредством научных исследований, участием в миссиях и учениях НАТО и актуализацией внимания на европейском культурно-политическом облике региона (50% населения приарктических областей – жители ЕС) (2). Появился конкретный термин - «Евро-Арктика». К ней причисляют Норвегию, Данию, Швецию, Финляндию, Исландию. От масштабов сотрудничества Франции с этими государствами зависит степень её присутствия в регионе.

Но чтобы опереться на идеологию европеизма и его культуру, Франции самой нужно достичь культурно-политического лидерства внутри ЕС. Последние инициативы Парижа, как то - меры, направленные на повышение международного статуса французского языка, популяризация французской культуры за рубежом нацелены как раз на это и должны рассматриваться в комплексе со всеми внешнеполитическими шагами Парижа (3).

Наращивание военного потенциала в Арктике также входит в планы Франции, поскольку гипотетический конфликт в регионе косвенно коснётся её интересов, как члена НАТО, ЕС и ядерной державы. Поворотным моментом станет 2048 год – дата окончания Арктического договора, предусматривающего демилитаризацию Арктики и использование её в международных мирных целях. И тогда именно взаимодействие со приарктическими странами в рамках данного договора, а также Арктического совета станет для Парижа основным дипломатическим инструментом.

Франция хочет получить в Арктическом совете более влиятельную позицию, чем статус наблюдателя, для чего нужно лишить страны-члены совета монополии на принятие ключевых решений. В этой связи Франция в своей текущей политике представляет Арктику регионом глобальных, а не национальных интересов, и выступает за расширение формата сотрудничества с государствами, расположенными вне региона (Китай, Италия, Германия, Южную Корею и т.д.).

Но для реализации такого сценария Парижу придётся дипломатически обыграть членов Арктического совета, в т.ч. своих союзников – Канаду, США, скандинавские страны. Вряд ли у Парижа хватит дипломатических ресурсов для достижения этой цели в ближайшем будущем.

Согласие на привлечение в регион большего количества игроков вызвано статусом самой Франции как «околоарктического» государства. Чем больше деятелей с подобным статусом будут принимать участие в жизни региона, тем выше вероятность их объединения в ситуативные союзы для продвижения собственных интересов перед лицом арктических государств.

Из этих же соображений Франция отстаивает идею коллективного участия Евросоюза в делах Арктики, без разделения на группы государств. За последние годы ЕС инвестировал в Арктику миллионы евро, и в настоящее время Париж старается скоординировать свою национальную политику в регионе с политикой общеевропейской. Это, скорее всего, в целом не вызовет сложностей, поскольку интересы Парижа и Брюсселя в Арктике, во многом, совпадают.

Арктика и Антарктика интересна для Франции и с экономической точки зрения. Исключительная экономическая зона Франции в Мировом океане занимает 11 млн.кв.км., из них 62% расположены в Тихом океане, 24% - в Индийском. Контроль над северными морскими путями для импорта/экспорта товаров в/из Франции и доступ к северным минеральным ресурсам может принести французской экономике существенные дивиденды.

Действия Парижа в Арктике и Антарктике нельзя назвать агрессивными. Париж, скорее, проводит политику, которая покоится на принципе многополярности и признании права голоса за целым ансамблем государств, а не только за мировыми «тяжеловесами» в лице США, Канады, ЕС. Это делает Францию договороспособным и в определенной мере предсказуемым партнёром.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


1) https://www.diplomatie.gouv.fr/fr/dossiers-pays/antarctique/la-france-et-l-antarctique/

2) https://croixdeguerre-valeurmilitaire.fr/2019/12/12/arctique-enjeux-strategiques-pour-la-france/

3) https://www.francophonie.org/face-aux-enjeux-mondiaux-43

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати