Ещё раз про Париж

00:00 04.08.2010 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Вы, конечно, обратили внимание на публикуемые на сайте www.interaffairs.ru эссе и новеллы Почётного консула России на Гавайях Наташи Оуэн. Некоторые из них войдут в будущую книгу автора, которая готовится вслед за первой, опубликованной в этом году небольшим тиражом под названием «Кокотут». В этом элегантном и по формату, и по содержанию издании, среди прочих впечатлений детства и юности, собраны зарисовки о Париже и Ницце.

Казалось, импрессионисты и французские шансонье «приватизировали» Париж вместе с безбрежьем его мелодий, ритмов, красок, ароматов. И что ещё нового и необычного можно придумать, написать, рассказать про этот город, «знакомый до слёз»!? Или про Ниццу – не тускнеющую жемчужину французской Ривьеры? Ответ вы найдёте в книге Наташи Оуэн «Кокотут» - интригующее название означает кличку попугая, такую же непонятную, как само появление этой нарядной птицы в трамвае по-рождественски праздничного Сан-Франциско. Но пока - о рассказах из серии «Париж» и «Ницца». Они «рассыпаны» на страницах «Кокотута» между новеллами из серий «Гавайи» и «Ташкент». Парижские впечатления собирались автором годами, проведёнными в столице и других городах Франции.

Возьмите в руки изящную белую книжку и откройте заголовок «Лестницы»

(Из серии «Париж»)

«По пути в Париж я залетела в Нью-Йорк и увидела там афишу выставки старых французских лестниц. На афише две из них тянули своё гибкое тело, доставая до верхнего этажа некоего интерьера. Позже, в Париже, подходя к нашему дому на Сан-Оноре, я поняла, что сейчас это тело станет частью моей жизни. Наша лестница, собирательница человеческих судеб, столетиями нанизывала их на свои этажи, развешивала по гибким перилам-рукам»

Лестница как метафора судьбы, её рисунка, линии, формы. Сколько здесь простора для развития образа, для нашего воображения: стремление вверх и крепкая спайка всех связующих конструкций дома-позвоночника. И противопоставление с нынешними, упрятанными в никуда, «чёрными» лестницами, лестницами - на всякий случай…

Перелистайте несколько страниц… «Лионский вокзал»

(из серии «Париж»)

«Сидя на привокзальной площади за чашкой кофе, я встречаюсь с жителями страны под названием «Лионский вокзал». В вокзал и из вокзала течёт человеческая река… бизнесмены, вынырнувшие из мобильного мира, девушки в пальто цвета осени, парни африканского разлива в высоких ярких вязаных шапках…

Перечисление всех примечательностей «реки», не сбиваясь с ритма, автор выкладывает на двух с половиной страницах. Как камешки и водоросли, излучины и пороги, «река» несёт информацию о сословиях и классах, профессиях и вкусах, моде и настроениях, тенденциях, проблемах и приоритетах города, людей и каждого человека в отдельности.

А вот зарисовка «Осенний дождь» (из серии «Париж») – это привет и поклон обитателям Монмартра.

 «Осенняя кисть с утра была весёлой. Она набрызгала по небу голубым …»

Слова, лучшие, чем у автора, подобрать трудно. Последуете за её «кистью»!

Листаем дальше. «Четверг» (из серии «Париж»)

 «А вот и тринадцатый округ. Площадь пламенной девочки Жанны Д’ Арк в самом конце улицы, которая тоже носит её имя. И станция метро в согласии с этим именем - «Национальная». Метро жило обычной жизнью. Прямо передо мной на эскалаторе всколыхнулась юбка. По чёрному полю бежал зелёный рисунок, называемый почему-то огурцами. «Огурцы» смешно подпрыгивали и падали вниз, весело рассыпаясь по бегущим ступенькам. На их месте возникали другие, как будто кто-то невидимый рисовал их, чтобы тут же бросить в высокие юбочные волны. Женщина сошла с эскалатора и скрылась в толпе, а огурцы всё плясали за ней следом, забавно кружась между сотен спешащих ног».

А о чём вы думаете, стоя на эскалаторе, что наблюдаете перед собой и вокруг, не упускаете ли таких выразительных проявлений будничного калейдоскопа в четверг, в пятницу или субботу? Всё дело в нас, а не в четверге, пятнице и субботе. Увидеть и рассказать про «огурцы» в юбочных волнах – привилегия не многих, если не избранных.  

Вновь и вновь перебирая страницы этой книжки, так и хочется сказать – тетрадки для записей – не упускаешь из виду иллюстрации, нанесённые тонким пером. Их сделала подруга Наташи – Кристина Зейтунян-Белоус, - художница, поэтесса, переводчица, с юности - парижанка. Графические рисунки продолжают авторскую мысль, не нарушая созданного образа. Рассказ «Летний день», например, из серии «Ницца», буквально дорисован карандашом, едва успевающим за набирающим скорость трамваем.

 

«В трамвае номер 7 жёлтые глаза курильщика перебирали людей, как мусульманин теребит старые знакомые чётки.

Рядом с Шагалом на склоне в Ницце жил старик Матисс, рисовавший лазурь mare nostrum (нашего моря), залив Ангелов с разноцветными пляжными зонтиками, шапки гортензий в палисадниках вилл, передавая истому любимой Ривьеры с её сочными, неувядающими красками.

Просторная и элегантная улица Симье называлась бульваром, она скатывалась со склона и заканчивалась в старой Ницце, где через два часа ждал меня к обеду муж. В маленькой душистой булочной на деревянном щербатом прилавке лежали, склонив румяные шапочки, золотистые бриоши. К моему бриошу вскоре присоединилось лате маккиято (пушистое горячее молоко с добавлением горячего кофе).  

Ещё несколько штрихов из этого же рассказа:

 «Мимо парка прошёл мужчина с усталой собакой. Шерсть висела на ней, как спадающая с плеч поношенная шаль. Поблекшие от солнца дома распахнули голубые веки ставен и безучастно смотрели вниз на привычное уличное действо. Массивные деревянные двери золотились начищенной бронзой тяжёлой ручки. Город заливала сонная послеобеденная лень. Сиеста, как желанная женщина, звала в прохладу летних садов, на тенистые террасы ухоженных вилл, в тишину просторных дворцов.

Созданная для него Ривьера отдавалась ей с лёгким изяществом».

Без комментариев.

«Новый день» из серии «Ницца».

«Когда утром распахнули небо, оно оказалось светло-голубым. Вдоль линии горизонта, как будто выдавленные из гигантского тюбика, тянулись тонкие полоски облаков. Морская гладь казалась залитым с вечера черничным киселём, охваченным лёгкой дрожью. Рыбацкая лодка резала его на невероятных размеров куски, обнажая мягкое и податливое тело».

Ещё раз о том же – новый день ли, летний ли день – не в этом суть, суть в том, что в одну реку не войти дважды, всё течёт, всё изменяется… И остановить в памяти эти бесценные мгновения, порой, необходимо для тех, кто не оказался поблизости, или по близорукости своей не смог этого разглядеть в суматохе новых ли, летних ли дней. И спасибо автору за эти подмеченные и рассказанные с такой лёгкостью, изяществом, тактом и проникновенностью мгновения. Как будто на будни, которые принято называть серыми, навели разноцветное стёклышко, и все наши тревоги и заботы обрели смысл и иное качество.

И на дорожку от Наташи Оуэн - «О счастье»

«Счастье как усыпанное звёздами небо. Как невидимые днём звёзды, живёт с нами наше счастье своими неповторимыми крупинками мгновений. Только-то и надо, что остановиться и поднять к небу–счастью голову, чтобы увидеть свои звёзды».

 

Слайд-шоу

Художник: Кристина Зейтунян-Белоус 

Мультимедиа: Антон Пантюхин

Версия для печати