ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Станем ли мы все «Мариями Египетскими»?

09:53 02.04.2020 •

Проповедь Предстоятеля РПЦ поставила перед верующими ряд вопросов, главный из которых – возможно ли спастись, не посещая богослужения? Об этом в материале Кирилла Александрова, опубликованном на сайте Союза Православных Журналистов (СПЖ).

Маленький вирус диктует правила жизни всему человечеству. Во многих странах меры карантина настолько жесткие, что людям запрещается вообще выходить из дому, кроме самой крайней необходимости. Святейший Патриарх Кирилл призвал верующих не приходить в храмы, молиться дома и сказал, что «и без посещения храма можно спастись». В качестве подтверждения Патриарх привел в пример преподобную Марию Египетскую. К чему может привести современного человека подобное затворничество: к восхождению на высоты духа или к рабской зависимости от интернет-ресурсов? Давайте рассуждать.

Коронавирус страшнее туберкулеза или гриппа?

Для начала позволим себе не согласиться со словами Святейшего Патриарха о том, что мы пока еще не до конца осознаем всю опасность коронавируса, что существует «очень большая угроза эпидемии и даже пандемии страшного вируса».

В статье «Операция «коронавирус» - 2…» была приведена ссылка на ресурс countrymeters.info, где приводится статистика рождаемости и смертности по всем странам. Регулярные, каждодневные обращения к этому сайту позволяют сделать однозначный вывод: нет всплеска смертности ни в Италии, ни в Испании, ни в других странах по сравнению с «безкоронавирусным» 2019 годом. Однако постоянные новости о том, что там-то и там-то столько-то заболело и столько-то скончалось, и вместе с тем постоянные призывы не впадать в панику как раз эту панику и вызывают.

Простой психологический эксперимент: попробуйте в каждой новости вместо слова «коронавирус» поставить привычные «грипп», «корь», «туберкулез» и так далее. Цифры получатся примерно одинаковыми, если еще не большими, а вот психологический эффект будет совсем другой. На сегодня в мире от коронавируса умерло примерно 38 тыс. человек. Как известно, этот вирус поражает легкие, что и приводит к летальному исходу. Но от поражения легких различными инфекциями, передающимися точно также, как и коронавирус, с начала 2020 года умерло более 850 тыс. человек. В 22 (!) раза больше, чем от коронавируса. Эти люди точно также заразились преимущественно воздушно-капельным путем, они точно так же страдали, и они точно также нуждались в аппаратах искусственной вентиляции легких. Но о них никто не говорит и не вспоминает. Ни правительства, ни СМИ, ни общественные организации (религиозные, к сожалению, тоже).

Да, возможно Патриарх Кирилл прав, и мы действительно не до конца осознаем угрозы от коронавируса. Но мы точно также не осознаем угрозы от кори, туберкулеза или иных инфекционных заболеваний, сопоставимых или даже больших по заразности и смертности, чем коронавирус.

Святые отцы о посещении храма

Теперь о сути призыва Святейшего Патриарха к пастве. 29 марта в храме Христа Спасителя в Москве он произнес проповедь, из которой в души верующих особенно врезались две фразы: «воздержитесь от посещения храмов» и «пример Марии Египетской свидетельствует о том, что и без посещения храма можно спастись». И хотя аргументы в пользу такого призыва приводились очень правильные и логичные, но нельзя не обратить внимание на то, что слова Святейшего Патриарха диссонируют с призывами посещать храм Божий, которые мы находим практически у всех без исключения святых отцов. Вот только некоторые цитаты.

«Старайтесь чаще собираться для Евхаристии и славословия Богу. Ибо если вы часто собираетесь вместе, то низлагаются силы Сатаны, и единомыслием вашей веры разрушаются гибельные его дела» (святитель Игнатий Богоносец).

«Приходи в церковь, чтобы уйти исполненным небесных даров, чтобы в любых положениях оставаться невредимым, чтобы, вооружившись духовным оружием, стать неуязвимым и неподвластным дьяволу» (святитель Иоанн Златоуст).

«Как дождь взращивает семя, так церковная служба укрепляет душу в добродетели» (преподобный Ефрем Сирин).

«Начало помрачения ума прежде всего усматривается в лености к Божией службе и к молитве. Ибо, если душа не отпадет сперва от этого, нет иного пути к душевному обольщению; когда же лишается она Божественной помощи, удобно впадает в руки противников своих» (преподобный Исаак Сирин).

Но, возможно, эти призывы относились, так сказать, к мирному времени, а во время эпидемий звучало другое? Возможно, когда на род человеческий обрушивались различные эпидемии, святые рекомендовали воздерживаться от посещения храмов или от крестных ходов? Нет, таких призывов найти не удалось. Наоборот.

Святой Иоанн Кронштадтский в одной из своих проповедей говорит о том, что именно крестный ход стал причиной прекращения эпидемии, и что праздник Сретения Господня был учрежден именно по этому поводу: «По какому случаю установлен праздник Сретения Господня? Ибо он не вскоре после вознесения Господа на небо и по сошествию Святого Духа был установлен, как некоторые другие праздники: Пасха, Рождество, Крещение, Вознесение и Пятидесятница, а спустя почти 500 лет по Рождестве Христовом. Вот по какому случаю: во дни злополучного царствования Юстиниана, в последних числах октября в Константинополе и в окрестных странах открылось моровое поветрие и свирепствовало столь сильно, что наконец умирало людей тысяч по 10 ежедневно, и в некоторых местах оказалось такое запустение, что некому было погребать мёртвых. <…> Для отвращения этого гнева Господня, по особому откровению некоторому святому человеку, установлено торжественное празднество Сретения Господня. И как только, февраля 2 дня, начали всенощное бдение с крестным ходом, в тот час язва миновала, мор перестал, землетрясение прекратилось».

Известно, что за 46 лет пребывания святителя Филарета (Дроздова) на Московской кафедре в городе имели место несколько очень сильных эпидемий с многотысячными жертвами. Но храмы при этом оставались открытыми, а на возражения против этого святитель отвечал в одном из своих писем: «Напрасно более боятся молитвы, нежели болезни. Неужели молитва вреднее болезни? Пережив три холеры прежде нынешней, я видел довольно опытов, что, где усиливалась молитва, там болезнь ослабевала и прекращалась». Святитель Филарет не призывал сидеть по домам во время действительно смертоносной и заразной холеры, а служил молебны, совершал крестные ходы, а священникам предписывал обходить дома своих прихожан, в том числе и больных, исповедовать их и причащать.

О спасении вне храма

Конечно же, и вне храма спасение возможно. Теоретически. Например, преподобный Симеон Столпник (V в.) вообще 37 лет провел на столпе, подвизаясь в посте и молитве. Но такие случаи единичны. Исторические источники свидетельствуют, что IV в. и позднее, когда подвизались самые знаменитые отшельники и пустынники, они сами и их ученики регулярно сходились в евхаристические собрания и причащались Святых Христовых Таин. Западный историк Люсьен Ренье в своем исследовании «Повседневная жизнь отцов-пустынников IV века» пишет:

«В то время, когда у монахов–пустынников не было своих церквей, они ходили, когда могли, на литургию в ближайший от них храм. Когда же они построили свои церкви и служили уже там, есть все основания полагать, что они сохранили общее правило служить литургию два раза в неделю — по субботам и воскресеньям. <…> Пахомианские источники ясно указывают на то, что обычай служить литургию в субботу и воскресенье существовал в монастырях Пахомия Великого. <…> Мы располагаем многочисленными свидетельствами того, что в монашеских центрах Нижнего Египта в конце IV века также служили две литургии — в субботу и воскресенье. <…>

Так, Созомен пишет, что монахи участвуют в Святых Тайнах в первый и последний день недели. Сократ уточняет, что в районе Александрии субботняя литургия совершалась вечером. У монахов аввы Аполлона ежедневную литургию служили в девятом часу. <…> Руфин пишет, что некоторые подвижники из Келлий жили на расстоянии трех–четырех миль от церкви, но в Скиту кельи некоторых пустынников были, вероятно, расположены гораздо дальше. Авва Пафнутий, например, жил в пяти милях от церкви. Авва Арсений, как явствует из одной апофтегмы, жил на расстоянии тридцати двух миль — в таком случае было довольно сложно пройти оба конца по два раза за два дня. Если кельи находились не слишком далеко, то монахи вполне могли возвратиться в келью в субботу вечером и снова прийти в церковь в воскресенье утром. Но большая их часть, вероятно, оставалась там до утра и проводила всю ночь в молитвах».

Случай с преподобной Марией Египетской, которая 47 лет провела в пустыне без Святого Причастия и достигла святости, вероятно, вообще единичный в истории Церкви.

Подобное можно сказать и о затворниках Киево-Печерской Лавры. Несмотря на то, что они почти полностью оборвали свою связь с внешним миром и жили в пещерах (самый жесткий карантин, по-нашему), они тем не менее регулярно собирались в пещерных храмах для совершения Евхаристии. И даже тем немногим подвижникам, которые навсегда замуровывали себя в пещере, оставляя небольшое оконце, преподавались Святые Тайны. Случай же с преподобной Марией Египетской, которая 47 лет провела в пустыне без Святого Причастия и достигла святости, вероятно, вообще единичный в истории Церкви. Можно ли его предлагать в качестве примера для всех (!) верных чад Русской Православной Церкви, коих по официальной статистике насчитывается до 120 млн. человек?

Затворничество, отшельничество, безмолвие всегда считалось уделом монахов, уже достигших высокого уровня духовной жизни. «Общежитие, устроенное по Богу, есть духовная прачечная, стирающая всякую скверну и грубость, и все безобразие души. Отшельничество же может назваться красильнею для тех, которые очистились от вожделения, памятозлобия и раздражительности, и потом уже удалились на безмолвие», – пишет преподобный Иоанн Лествичник.

Без такой предварительной подготовки удаление от общения опасно. «Недугующий душевною страстию и покушающийся на безмолвие подобен тому, кто соскочил с корабля в море, и думает безбедно достигнуть берега на доске», – утверждает тот же святой отец.

Конечно, на это можно возразить, что Святейший Патриарх имел в виду вовсе не безмолвие в святоотеческом понимании этого слова. Что он не призывал затвориться от мира, а всего лишь не выходить из своей келии. Весь мир при этом может присутствовать в жизни человека, как мы сейчас говорим, онлайн, а оградить себя в онлайне от развлечений современному человеку почти невозможно. По поводу же развлечений у святого Иоанна Лествичника есть соответствующее изречение: «Если ты радуешься о том, что люди приходят к тебе в келию, то знай, что ты занят унынием, а не службою Богу».

Многие ли из нас способны отключить интернет, отказаться от новостей, соцсетей и фильмов, чтобы хоть на йоту приблизиться к духовному уровню монахов-затворников и отшельников? Мы затворяемся в келиях не для того, чтобы оградить себя от соблазнов, а для того, чтобы оградить, а точнее, попытаться оградить себя от коронавируса.

Действительно, существует огромная разница между духовным уровнем православных отшельников и нас, современных христиан. Огромная разница существует также и в возможности получения информации, и в количестве этой самой информации, которая совершенно не способствует уединенной молитве и разговору с Богом. Многие ли из нас способны отключить интернет, отказаться от новостей, соцсетей и фильмов, чтобы хоть на йоту приблизиться к духовному уровню монахов-затворников и отшельников?

Как следует из жития преподобной Марии Египетской, она ушла в пустыню не из-за чего иного, как по причине осознания всей глубины своего греховного падения и жгучего желания загладить его покаянием перед Богом. При этом ее уход из мира произошел по прямому и сугубо личному указанию Пресвятой Богородицы. Можно предположить, что ни у одного из нас, ушедших «из мира» на карантин, подобного не наблюдается. У нас другие мотивы. Мы затворяемся в келиях не для того, чтобы оградить себя от соблазнов, а для того, чтобы оградить, а точнее, попытаться оградить себя от коронавируса.

Но даже и при этом высокодуховном порыве, преподобная Мария Египетская целых 17 лет вела жестокую брань со своими собственными страстями. «Поверь мне, авва, семнадцать лет я провела в этой пустыне, борясь с дикими зверями – безумными желаниями. Только соберусь вкусить пищи, тоскую о мясе, о рыбе, которых много в Египте. Тоскую о вине, столь мною любимом. Много пила я вина, пока жила в мире. Здесь же не имела даже воды, страшно горя от жажды и изнемогая. Вселялось в меня безумное желание разгульных песен, сильно смущавшее меня и внушавшее петь песни демонов, которым я научилась когда-то. <…> А о помыслах, снова толкавших меня на блуд, как рассказать тебе, авва? Огонь загорался в несчастном сердце моем и всю меня сжигал и будил жажду объятий» (из жития преподобной Марии Египетской).

Но все эти помыслы и воспоминания святая Мария отгоняла пламенной молитвой к Богу и Пресвятой Богородице, неимоверным постом, покаянными слезами и памятью смертной.

Спаслась бы Мария Египетская со смартфоном в руках? А теперь давайте немного пофантазируем и представим себе, что бы произошло, будь у нее в руках смартфон с выходом в интернет? Как у нас. Хватило бы у нее духовных сил бороться со страстями? Не поддаться искушению побродить по просторам интернета в качестве отдыха? Конечно, дивен Бог во святых своих, но у нас этих сил точно не хватает. Вместо того чтобы бить себя в грудь и проливать покаянные слезы, мы просматриваем ленту новостей, читаем сообщения в Вайбере, (особенно в церковных группах), просматриваем ролики на Ютуб и так далее. Где уж тут до борьбы со страстями.  А если сидеть дома безвылазно, то все эти искушения возрастают многократно. Смотришь – и постепенно с чисто церковного контента съезжаешь на просто интересный, а там и до непотребного рукой подать.

Молитва наша – слабая, а поэтому единственное место, где мы можем черпать силы, чтобы бороться с грехом и просто для того, чтобы не впасть в уныние и отчаяние на фоне всеобщей паники – это храм Божий, это наша общая молитва, это Святая Евхаристия. Вот где мы можем получить то необходимое духовное врачевство и для душ, и для телес наших, которое нам так необходимо сегодня. Каждый христианин, который пытается вести духовную жизнь, знает, как трудно дается самодисциплина в духовном делании, как тяжело порой бывает себя заставить совершать свое домашнее молитвенное правило, как сильно тянет его чуточку сократить. А потом еще сократить, и еще…

И каждый знает, как благотворно в этом отношении действует на душу храмовое богослужение. Как оно помогает не расслабляться, не ослабевать в стремлении в Царство Небесное. Наверное, каждому знакомо чувство досады и недовольства, когда по каким-то причинам не удалось быть в воскресный день на Литургии. И это чувство не уходит даже с просмотром трансляции из храма по интернету. Насколько полноценна и возможна ли, в принципе, замена присутствия человека в храме просмотром службы с монитора компьютера – это вообще отдельный вопрос. Но Таинства онлайн точно не преподаются.

Вернутся ли люди в храм после карантина?

Поэтому призывы не приходить в храмы в условиях, когда власти не вводят жесткие запреты на выход из дома, представляются сомнительными. Никто ведь не призывает воздержаться от посещения продуктовых магазинов для того, чтобы насытить свое тело, или аптек – чтобы его лечить. А в храме мы насыщаем и излечиваем свою душу, вкушаем Хлеб Жизни, Источник Бессмертия.

Гораздо более правильной представляется та позиция, согласно которой воздержаться от посещения храма нужно не здоровым людям, а тем, кто плохо себя чувствует. Причем не только из-за коронавируса. Тем, кто находится в группе риска: пожилым, с хроническими заболеваниями и так далее. А тем, кто здоров необходимо соблюдать рекомендованный профилактический режим: не более 10 человек в помещении, по возможности совершение богослужения на улице, очередность при подходе к Исповеди и Причастию и другие меры.

Вся история Церкви свидетельствует, что во время моровых поветрий, церковные иерархи не отговаривали, а наоборот призывали людей и в храмы, и на крестные ходы, чтобы всем вместе совершать молитву к Богу о милосердии. Пускай неверующие смеются над этим, пусть считают нас наивными дурачками. Им хорошо ответил апостол Павел: «слово бо крестное погибающим убо юродство есть, а спасаемым нам сила Божия есть».

Возможно, следует совершать несколько Литургий вместо одной там, где в храме несколько престолов и несколько священников. Но не уклоняться от церковной молитвы вообще. Опять-таки, вся история Церкви свидетельствует, что во время моровых поветрий, церковные иерархи не отговаривали, а наоборот, призывали людей и в храмы, и на крестные ходы, чтобы всем вместе совершать молитву к Богу о милосердии. Пускай неверующие смеются над этим, пусть считают нас наивными дурачками. Им хорошо ответил апостол Павел: «слово бо крестное погибающим убо юродство есть, а спасаемым нам сила Божия есть» (1 Кор. 1, 18).

Святейшего Патриарха Кирилла, конечно, можно понять: он несет ответственность за всю свою паству. Он вынужден считаться с требованием властей и не допускать обвинений в антиобщественном поведении в адрес Церкви. И возможно, его слова были направлены преимущественно к «внешним». Да и призыв не приходить в храмы вовсе не равноценен тотальному запрещению богослужений на неопределенный срок, как это было сделано в Константинопольском патриархате.

Но необходимо задуматься вот о чем. Призыв не приходить в храмы, прозвучавший из уст Патриарха, – это уже некий прецедент. Прецедент того, что на церковных иерархов можно повлиять той информационной волной, которая создана сегодня по поводу коронавируса, а завтра, может быть, создана по какому-либо иному поводу. Если сегодня можно сделать так, чтобы люди не посещали храмы из-за коронавируса, то завтра обязательно найдется какая-либо иная причина для этого.

А может быть, истинная цель всего происходящего как раз и состоит в том, чтобы отдалить людей от Церкви? Да, сейчас такая мысль может выглядеть маргинальной конспирологией, но кто знает, как мы будет думать завтра?

Во времена любых бедствий люди всегда стремятся в храмы за утешением и помощью. А тут призыв воздержаться от этого. И ведь никто не знает, сколько времени продлятся ограничения, связанные с карантином. Наиболее часто звучит мнение, что при всех принимаемых мерах коронавирус будет гулять по планете в течении двух лет. Не факт, что от него найдут лекарство, как до сих пор нет действенного лекарства от гриппа. И что, в течении двух лет будет актуален призыв не приходить в храмы? А кто в храмы вообще вернется после этого срока?

Вопросы, на которые нам предстоит найти ответы

На самом деле, сегодняшняя ситуация ставит перед нами очень серьезные вопросы. Коронавирус может оказаться просто легкой разминкой перед действительно смертоносными заболеваниями, которые могут быть попущены Богом для вразумления человечества, погрязшего в грехах до крайности. И что мы будем делать тогда? Будут ли священники совершать Литургию и другие Таинства? Будем ли мы ходить в храмы или попробуем спасаться по домам? Будут ли священники причащать смертельно больных, рискуя заразиться сами и принести болезнь в свою семью? Не будет ли это равносильно невольному убийству или самоубийству? Будем ли мы помогать друг другу или станем в ужасе шарахаться от своего ближнего? Будем ли мы приводить многовековую церковную практику в соответствие с правилами карантина? Как мы будем исполнять заповеди Божии? И, наконец, если выбор будет стоять так: участвовать в Евхаристии и умереть, или не прийти в храм и продлить свое земное существование – что мы выберем? В первые века христианства выбор очень часто был именно таким.

Дай Бог мудрости и мужества и Святейшему Патриарху Кириллу, и каждому из нас найти правильные ответы.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати