ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Ливийское замирение: через Москву – в Берлин

12:00 16.01.2020 • Андрей Исаев, журналист-международник

На переговорах 8 января в Стамбуле Турция и Россия приняли решение «… выступить с инициативой в качестве посредников призвать все стороны в Ливии прекратить боевые действия с 00 часов 12 января 2020 года, объявить устойчивое прекращение огня, подкрепленное необходимыми мерами, которые надлежит принять в целях стабилизации обстановки «на земле» и нормализации повседневной жизни Триполи и других городов, а также незамедлительно сесть за стол переговоров с целью положить конец страданиям ливийцев и вернуть мир и процветание в эту страну».[i] В Москву для переговоров были приглашены лидеры враждующих сторон – премьер-министр базирующегося в Триполи Правительства национального согласия (ПНС) Файез Саррадж и фельдмаршал Халифа Хафтар.

Если ПНС почти сразу приняло российско-турецкое предложение – к этому его просто обязывало положение на фронте, то Хафтар, чья Ливийсная национальна армия (ЛНА) ведет наступление на столицу, позволил себе взять паузу. «Командование ЛНА приветствует инициативу российского президента Владимира Путина, президента дружественного Российского государства, направленную на установление мира. Однако усилия вооруженных сил в войне с террористическими группировками будут продолжены», — пояснил пресс–секретарь фельдмаршала.[ii] Тем не менее активный переговорный трафик российского руководства и МИД РФ увенчался согласием Хафтара приехать в Москву.

Межливийские переговоры, которым предшествовали российско-турецкие консультации на уровне министров иностранных дел и обороны, велись через посредников – Саррадж отказался от очной встречи с Хафтаром, заявив, что ЛНА не прекратила военные действия. Но предложенное Москвой и Анкарой соглашение о перемирии он подписал. Его оппонент, как известно, сначала попросил время на раздумье, а потом и вовсе покинул Москву, объяснив российским военным, что берет таймаут для консультаций с союзниками. По информации СМИ, его не удовлетворило отсутствие в тексте соглашения прежде всего пунктов о роспуске отрядов, выступающих на стороне ПНС, о выводе из Ливии турецких военнослужащих и об аннулировании меморандумов, подписанных Триполи с Анкарой. В целом же руководство ЛНА, удерживая инициативу на фронте, очевидно, предпочитает разговаривать со своими оппонентами с позиции силы.

Недаром сразу после отъезда из Москвы своего командующего представители ЛНА заявили о решимости добиться «полного освобождения столицы от террористов». По сообщениям СМИ, к югу от Триполи возобновились боестолкновения.

Явный и деятельный союзник ПНС – турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган - на следующий день пригрозил «преподать урок» Хафтару, если он не остановит продвижение своих войск к Триполи. А его союзник Саррадж из Москвы направился в Турцию для консультаций. Причем, не только с турецкой стороной – в одном из отелей он встретился с послом США в этой стране Дэвидом Саттерфилдом.

Что ж, внешнеполитический контекст ливийского кризиса отнюдь не проще сирийского. Турция и Катар выступают стороне ПНС, опирающегося на отряды «братьев-мусульман», тогда как Египет, ОАЭ и Саудовская Аравия поддерживают Хафтара. Европа старается примирить враждующие стороны, и в этом направлении активность проявляют Италия, Франция, в последнее время – и Германия. «Просыпаются» США.

Если Сирия для большинства западных акторов не представляет большого интереса, то Ливия находится «под боком» у Европы, через нее идет основной поток беженцев с Африканского континента, ну и, наконец, ливийские запасы углеводородов несравнимы с сирийскими. Показательно, что в момент российско-турецких переговоров Саррадж в Брюсселе встречался с представителями ЕС, а Хафтар находился с визитом в Риме.

Москва всегда декларировала равноудаленность от Триполи и Тобрука (где заседают Палата представителей и временное правительство Ливии, поддерживающие ЛНА), подчеркивая наличие контактов с обеими сторонами конфликта.

Теперь же, Турция и Россия, судя по всему, решили имплементировать в Ливии успешный опыт астанинского формата. Причем, место Ирана, по мнению ряда экспертов, может быть отведено Алжиру, с которым и у Москвы, и у Анкары сложились неплохие отношения. Примечательно, что новый президент Алжира Абдельмаджид Теббун на церемонии инаугурации в прошлом году назвал ливийское направление приоритетом внешней политики своей страны.[iii]

Но никто не обещал, что будет легко. Ливийские оппоненты в Москве продемонстрировали это в полной мере. И тем не менее главы внешнеполитических ведомств России и Турции после многочасовых переговоров имели основания говорить об «определенном прогрессе». Дипломатическим успехом двух стран стал уже сам приезд в российскую столицу непримиримых (на сегодня, по крайней мере) врагов – последний раз Саррадж и Хафтар встречались год назад, причем, еще до начала «решительного наступления» ЛНА на Триполи (апрель 2019 года). Более того: «Главным итогом встречи стало достижение принципиального согласия противоборствующих сторон по поддержанию и бессрочному продолжению режима прекращения боевых действий, что создает более благоприятствующую атмосферу для проведения Берлинской конференции по Ливии», – сообщили в российском Министерстве обороны.[iv]

При этом российская дипломатия далека от стремления лишь тиражировать сирийские наработки, даже самые удачные. Москва готова «сложить воедино» усилия европейцев и региональных игроков для того, чтобы прекратить кровопролитие в Ливии: «Все усилия, которые сейчас предпринимают европейцы, в том числе немцы, французы, итальянцы, усилия, которые предпринимают соседи Ливии – Алжир, Египет, а также ОАЭ, Турция, Катар, РФ, мы хотим сложить воедино, чтобы все действовали в одном направлении и побуждали все ливийские стороны договариваться»,[v] – заявил Сергей Лавров, обозначив отношение России к Берлинской конференции по Ливии, намеченной на 19 января.

Руководство Германии надеется собрать за столом переговоров Файеза Сарраджа, Халифу Хафтара, представителей России, США, КНР, Великобритании, Италии, Франции, Турции, Египта, Алжира, ОАЭ, Африканского союза, ЕС, ООН и Лиги арабских государств с тем, чтобы, по осторожной формулировке главы МИД Германии Хайко Мааса, рассмотреть и «если удастся, принять» документ, который позволит добиться устойчивого прекращения военных действий и начать политический процесс под эгидой ООН.

Несмотря на скепсис значительной части экспертного сообщества относительно результатов форума, думается, что шансы на успех отнюдь не мизерны. С одной стороны, положение и раньше готового договариваться Сарраджа за последние дни не улучшилось. С другой, столь представительный состав участников вполне может подвигнуть Хафтара (или его представителей, если сам фельдмаршал не приедет в Берлин) к более реалистичной оценке своих возможностей. Так что активность ЛНА после московских переговоров можно рассматривать, скорее, как попытку усилить переговорные позиции перед Берлинской конференцией.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати