АТР и новая архитектура безопасности

00:00 03.08.2010 А.Н. Бородавкин, заместитель министра иностранных дел РФ


- Алексей Николаевич, Азиатско-Тихоокеанский регион становится новым центром силы, в первую очередь, с точки зрения глобального экономического развития. Пропорционально этому – и его влияние на глобальную политику. С Вашей точки зрения, какие факторы становятся решающими для сбалансированного развития АТР и какова роль России в этих процессах?

 

- Действительно, в последние годы в Азиатско-Тихоокеанский регион переместился центр глобального экономического развития и политического взаимодействия. Несмотря на то, что глобальный финансово-экономический кризис стал серьёзным испытанием для экспортно-ориентированных экономик Восточной Азии, в целом воздействие негативной конъюнктуры сказалось на странах АТР заметно в меньшей степени, чем в Европе и Америке. В этих условиях регион сохраняет за собой роль локомотива мировой экономики. Происходящий здесь беспрецедентный рост взаимозависимости национальных экономик приводит к ускорению развития региональной экономической интеграции. Центростремительные тенденции развиваются параллельно со становлением полицентричного регионального порядка.

Одна из важнейших задач, стоящих сегодня перед нами - использовать фактор соседства со стремительно восходящим регионом, для модернизации экономики России, прежде всего Сибири и Дальнего Востока, перевода ее на инновационные рельсы развития. Именно на это ориентированы итоги состоявшегося под председательством Президента Российской Федерации Д.А.Медведева совещания в Хабаровске 2 июля с.г.

Начиная с XVIII века, наша страна реализовала себя как великая держава от Атлантики до Тихого океана, представлявшая передовой по тому времени цивилизационный проект. Помня об этой исторической преемственности, нам сегодня необходимо чётко расставить приоритеты, которые позволят Российской Федерации включаться в конкретные политические и экономические проекты с пользой для наших граждан.

Центр тяжести нашей восточной политики необходимо перенести на продвижение экономического сотрудничества со странами региона – с упором на те области, где Россия может успешно соревноваться с другими участниками регионального рынка. Такими «сквозными приоритетами» могли бы быть энергетика, транспорт, мирный атом, освоение космоса, военно-техническое сотрудничество и т.д.

На сегодняшний день в АТР уже подписано более полусотни соглашений о свободной торговле, снижении барьеров на пути движения товаров, услуг, инвестиций и рабочей силы. Россия должна активно участвовать в этом процессе.

В целом в регионе нашу страну воспринимают со знаком «плюс». У нас много партнёров. В последние годы заметно укрепились наши позиции в многосторонних региональных и трансрегиональных объединениях – АТЭС, ШОС, АРФ, СВМДА, ДСА. Успешно развиваются наши отношения с АСЕАН – на осень запланирована вторая встреча лидеров России и асеановской «десятки». В 2012 году мы будем председательствовать в АТЭС, саммит которого пройдёт во Владивостоке. Это - весомая заявка на полноценное участие в механизмах регионального, политического и экономического партнёрства по самому широкому спектру вопросов.

Немаловажно и то, что многими в регионе Россия справедливо воспринимается как важный фактор обеспечения политической стабильности и безопасности. Мы конструктивно участвуем в урегулировании различных региональных проблем, в т.ч. ситуации на Корейском полуострове.

- Несмотря на мировой финансово-экономический кризис, страны АТР отличала и отличает позитивная динамика развития экономик. Россию, имеющую с государствами АТР растущие экономические связи, не может не волновать политический климат в регионе. Здесь множество тлеющих конфликтов: Корейский полуостров, Тайвань, напряжённость между Таиландом и Камбоджей, территориальный спор в Южно-Китайском море. В каком качестве и в какой степени российский ресурс может быть полезен и востребован для поддержания стабильности в регионе?

 

- В АТР сохраняется значительный конфликтный потенциал: ядерная проблема Корейского полуострова, тайваньская проблема, застарелые межгосударственные конфликты и территориальные споры, например, в отношении акваторий и островов в Южно-Китайском море, терроризм, опасность распространения ОМУ, наркотрафик, организованная преступность, религиозный экстремизм, изменения климата, пиратство, пандемии и т.п. Вспышка любого из «дремлющих» конфликтов способна подорвать благоприятную экономическую динамику региона в гораздо большей степени, чем потрясения на глобальном финансовом рынке.

На передний план выдвигается необходимость укрепления основ безопасности и стабильности в АТР как предпосылки развития и процветания. К сожалению, за все послевоенные годы здесь так и не сложилось единой, стройной конфигурации региональных механизмов безопасности. В результате вспышки напряжённости и наращивания вооружений в АТР не сдерживаются ни правовыми, ни институционными рамками. В регионе отсутствует действенный механизм конфликтного урегулирования. Последние примеры – ситуация с гибелью южнокорейского корвета «Чхонан», резко обострившая отношения между Сеулом и Пхеньяном, эскалация территориального спора между Камбоджей и Таиландом, обернувшееся вооружённым столкновением на границе.

Поэтому важно, чтобы все государства АТР подтвердили свою приверженность принципу неделимости безопасности, другим общепризнанным принципам международного права и одновременно на практике реализовывали в отношениях друг с другом меры доверия в военной и других областях, развивали механизмы урегулирования споров и превентивной дипломатии.

Возвращаясь к ситуации на Корейском полуострове, надеемся, что принятие Заявления Председателя СБ ООН по вопросу о трагической гибели южнокорейского корвета «Чхонан» приведёт к значительному снижению градуса напряженности на Корейском полуострове. Российская сторона совместно с нашими китайскими коллегами выступает за «закрытие дела» «Чхонана». То, что нам удалось не допустить эскалации конфронтации, даёт ответ на вопрос о востребованности и полезности российского ресурса для поддержания стабильности в регионе.

Россия, будучи соседним с КНДР и Республикой Корея государством, заинтересована в восстановлении диалога и сотрудничества между Сеулом и Пхеньяном. Это могло бы принести немалые экономические дивиденды и нашему государству – я имею в виду реализацию проекта соединения железных дорог Кореи и России, прокладку газопровода и линии электропередачи с территории нашей страны через КНДР до Южной Кореи.

 

 

- В международном лексиконе прочно устоялась идиома: «новые разделительные линии». Есть они и на пространствах АТР. Каковы механизмы их преодоления именно с учётом региональной специфики?

 

- В АТР сохраняются застарелые геополитические разломы, восходящие ещё к началу эпохи «холодной войны». Таким примером может служить ситуация на Корейском полуострове, где сегодня, более полувека спустя после окончания Корейской войны 1950-1953 гг., по-прежнему отсутствуют элементарные гарантии регионального мира и стабильности. Новые разделительные линии вычерчиваются и в наше время. В качестве примера можно привести предпринимаемые попытки международной изоляции Мьянмы.

Главная задача для АТР – преодолеть существующие в регионе «водоразделы», из имеющихся «несущих опор» и «кирпичиков» выстроить целостную «архитектурную конструкцию», добиться создания единого пространства безопасности и сотрудничества. Эффективность будущей архитектуры может быть обеспечена только тогда, когда учёт законных интересов всех государств станет нормой региональной жизни. АТР нужна многомерная, многослойная архитектура безопасности и сотрудничества, которая основывалась бы на началах коллективности, равноправия и транспарентности, на общепринятых принципах международного права.

 

- Алексей Николаевич, в чём Вы видите возможный вклад России в интеграционные процессы в АТР?

 

- Хотел бы начать с того, что проблематика полномасштабного подключения нашей страны к азиатско-тихоокеанской интеграции занимала одно из центральных мест в повестке дня совещания по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и укрепления позиций России в АТР 2 июля с.г. в Хабаровске с участием Президента Российской Федерации, руководителей ряда федеральных органов исполнительной власти и субъектов Федерации Восточной Сибири и Дальнего Востока.

На этой встрече Президентом поставлена двуединая задача – использовать потенциал АТР для комплексной модернизации и диверсификации российской экономики, её перехода к инновационной модели развития, с одной стороны, и продвигать на региональные рынки российскую конкурентоспособную высокотехнологичную продукцию, с другой.

Очевидно, что Россия должна «врастать» в региональную интеграцию своими восточными районами, являющимися неотъемлемой частью АТР. Успех этого «национального мегапроекта» напрямую зависит от того, как быстро в Сибири и на Дальнем Востоке появится модернизированная, инновационная экономика с конкурентоспособными производствами, благоприятным инвестиционным климатом и диверсифицированными внешнеэкономическими связями. В движении к этой цели необходимо эффективно, с отдачей использовать имеющиеся в АТР широкие модернизационные и финансово-инвестиционные возможности.

В данном контексте хорошие перспективы открывают успешно развивающиеся двусторонние отношения с нашими стратегическими партнёрами, прежде всего с Китаем и Индией, налаживание альянсов для модернизации с развитыми государствами АТР – Японией, Республикой Корея, Сингапуром, Австралией и Новой Зеландией, прочные позиции России в таких многосторонних объединениях, как ШОС, АТЭС, диалоговое партнёрство с АСЕАН.

В последние годы доминирующим форматом в развитии региональной экономической интеграции стало заключение преференциальных торговых соглашений. На совещании в Хабаровске была отмечена недопустимость «выпадения» России из этой магистральной тенденции. На данном этапе имеется в виду заняться проработкой вопросов сотрудничества в этой сфере для начала с относительно «легкими» партнерами – Новой Зеландией, Сингапуром, Вьетнамом. Разумеется, с тщательным изучением всех издержек и выгод, а также учетом наших обязательств в рамках Таможенного союза.

Одновременно исходим из понимания того, что препятствием для интеграции в АТР являются не только торговые барьеры, но и серьезные инфраструктурные проблемы. Обладая значительным энергетическим и транспортным потенциалом, Россия готова вносить свой весомый вклад в их решение.

Наша страна с её богатейшими запасами углеводородов и передовыми технологиями в области нефтегазовой промышленности, электроэнергетики и мирного атома уже играет существенную роль в обеспечении энергетической безопасности в АТР. Подтверждение тому – прокладка магистрального нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан, реализация газовых проектов на Сахалине, масштабная программа российского содействия развитию атомной энергетики в странах региона.

Совершенствование транспортной инфраструктуры на российском Дальнем Востоке сопрягается с развитием транспортных систем сопредельных стран. Совместно с китайскими, корейскими и японскими партнёрами прорабатываются проекты трансконтинентальных маршрутов с использованием Транссибирской железнодорожной магистрали и Северного морского пути, которые должны кратчайшим путём соединить АТР с Европой и Ближним Востоком.

Представляющие взаимный интерес области взаимодействия не ограничиваются энергетикой и транспортом. В АТР востребованы российское «ноу-хау» в таких сферах, как космические исследования, освоение морских ресурсов, коммуникационные и нано технологии.

Многие страны региона не скрывают надежд и прагматических расчетов на то, что Россия сможет стать важным фактором устойчивого экономического развития на азиатско-тихоокеанском пространстве. И у нас есть все необходимое, чтобы занять достойное место в формирующейся новой архитектуре регионального сотрудничества.



- В сентябре в Сеуле состоится очередной саммит «Двадцатки». Несмотря на то, что это большой экономический сбор, без политики не обойтись. Есть опасность, что от России вновь потребуют участия в усилении и без того жёстких для КНДР экономических санкций. Есть ли в запасе иные инструменты урегулирования корейской проблемы в рамках «шестёрки»?

 

- Даже если по инициативе Сеула на предстоящей встрече лидеров двадцати стран и будет затронут вопрос о положении на Корейском полуострове, то ни о каких дополнительных санкциях не может быть и речи. Резолюция СБ ООН 1874, принятая после проведения в КНДР второго ядерного испытания в 2009 году, носит беспрецедентно жёсткий характер. Необходимо выполнять её положения, а не думать о введении новых санкций, в том числе односторонних.

Считаем шестисторонний диалоговый механизм по ядерной проблеме Корейского полуострова (ЯПКП) исключительно важным, фактически незаменимым. Полагаем, что взаимоприемлемые развязки всех назревших вопросов безопасности в Северо-Восточной Азии следует искать именно в рамках «шестисторонки» и её различных рабочих групп.

Речь должна идти не только о решении в ходе переговоров с помощью МАГАТЭ центральной проблемы – ЯПКП, но и о создании механизма, который бы надёжно обеспечивал безопасность для всех государств Северо-Восточной Азии, включая КНДР, политико-дипломатическими методами, за счет применения мер доверия и транспарентности, а также безусловного следования принципу неприменения силы и другим общепризнанным нормам международного права.

- Алексей Николаевич, есть мнение, что «тормозом» для урегулирования северокорейской проблемы является непоследовательность позиции Вашингтона, в частности, отсутствие единой позиции в отношении ядерной программы КНДР. В руководстве США есть сторонники позиции силы; есть прагматики, осознающие необходимость договариваться с Пхеньяном; есть циники, оправдывающие развёртывание американской системы ПРО наличием у КНДР ядерного оружия. Какова позиция Российской Федерации?

 

- Убеждены, что создание стратегических систем ПРО на односторонней или блоковой основе чревато дестабилизацией международной обстановки. Необходимо реагировать на реально существующие ракетные вызовы, а не мнимые «угрозы».

Альтернативой ПРО, в том числе в этом регионе, могло бы стать создание многостороннего режима безопасности, т.н. «противоракетного пула» заинтересованных государств и организаций для отслеживания ситуации с ракетным распространением в мире, адекватного и своевременного реагирования на возникающие вызовы и угрозы в этой сфере.



- Алексей Николаевич, с чем Россия выходит на Второй саммит Россия-АСЕАН осенью этого года в Ханое? Как расставлены наши приоритеты?

 

- Намеченный на конец октября саммит Россия-АСЕАН станет этапным событием в наших отношениях с Ассоциацией, подведёт итог их развития за пятилетний период после первой встречи на высшем уровне в Куала-Лумпуре, наметит новые ориентиры на перспективу.

Главное достижение российско-асеановского партнёрства за последние годы – переход от деклараций и намерений к практическому взаимодействию по широкому кругу вопросов. В частности, за счёт средств учреждённого российской стороной специального Финансового фонда, реализованы совместные взаимовыгодные проекты в области энергетики, науки и технологий, образования, туризма. Открыт Центр АСЕАН в МГИМО(У). В оставшееся до саммита время планируем провести ещё ряд мероприятий, в том числе семинар для асеановцев по атомной энергетике, призванных обеспечить позитивный фон для встречи в верхах.

Фундаментом для выстраивания долгосрочных партнёрских отношений России с «десяткой» должны стать торгово-экономическая и инвестиционная сферы, энергетика, наука и технологии, чрезвычайное реагирование. Сейчас основная задача – перейти от единоразовых проектов к реализации долгосрочных программ. Для этого к ханойскому саммиту предполагается подготовить Рабочую программу Россия-АСЕАН по сотрудничеству в области энергетики на 2010-2015 гг. и рабочий план взаимодействия в сфере ликвидации последствий стихийных бедствий. Большое значение придаём расширению гуманитарных связей. Базой для их развития станет российско-асеановское Соглашение о сотрудничестве в области культуры, подписать которое имеется в виду на саммите.

Россия рассматривает АСЕАН как один из системообразующих элементов региональной архитектуры. Вокруг Ассоциации концентрируются разноформатные интеграционные объединения. Поэтому вопросы совершенствования безопасности и развития сотрудничества в регионе, основанных на коллективных, внеблоковых началах, общепризнанных нормах и принципах международного права, учете законных интересов всех расположенных здесь государств, будут в фокусе внимания предстоящей встречи лидеров.

Согласованные подходы сторон предполагается зафиксировать в Совместном заявлении, которое будет подписано по итогам саммита. Тем самым будет сделан важный шаг в реализации задачи укрепления позиций России в АТР, поставленной Президентом Российской Федерации на совещании в Хабаровске, который позволит утвердить российско-асеановское партнёрство в качестве одного из ключевых факторов региональной интеграции.

 

- Важнейшим внешнеполитическим событием, связанным с процессом интеграции России в АТР, станет российское председательство в АТЭС в 2012 году. Алексей Николаевич, расскажите, пожалуйста, как идёт подготовка к этой важной миссии России?

 

- Российское руководство уделяет самое серьёзное внимание подготовке к председательству нашей страны в АТЭС. Достаточно напомнить, что организация итогового мероприятия российского председательства – встречи глав государства и правительств во Владивостоке в 2012 году – признана в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации одним из «важнейших инструментов, организующих развитие регионов Дальнего Востока в среднесрочной перспективе».

Подготовка к выполнению этой ответственной миссии координируется Организационным комитетом, возглавляемым Первым заместителем Председателя Правительства Российской Федерации И.И.Шуваловым.

На данном этапе усилия в основном сосредоточены на создании инфраструктуры, необходимой для проведения саммита во Владивостоке. В настоящее время производятся работы, связанные со строительством
49 комплексных объектов. В их числе – Дальневосточный федеральный университет, здание конференц-центра, грузовой терминал для транспортировки строительных материалов и объекты электроэнергетики на о. Русский, мостовые переходы через пролив Босфор Восточный и бухту Золотой Рог, очистные сооружения Артемовского гидроузла, центральная система канализации и водоснабжения Владивостока, аэропортовый комплекс «Кневичи». Несмотря на экономический кризис, расходы на эти цели не сокращаются.

Параллельно разворачивается работа по содержательному наполнению российского председательства в АТЭС в 2012 году. В этом контексте в целях обеспечения преемственности на главных направлениях атэсовского сотрудничества тесно взаимодействуем с японскими и американскими коллегами как председателями Форума в 2010 и 2011 годах.

Председательство в АТЭС – не только большая честь, но и колоссальная нагрузка. В течение года нам предстоит провести на своей территории, в том числе на востоке страны, порядка сотни различных мероприятий. В то же время это – прекрасная возможность продемонстрировать потенциал районов Сибири и Дальнего Востока, направить ресурсы партнёров на нужды их развития, сделать весомую заявку на полноценное участие России в механизмах региональной экономической интеграции. Причём по самому широкому спектру вопросов, включая сотрудничество в наукоёмких и высокотехнологичных областях. И мы просто обязаны максимально использовать этот уникальный шанс кардинально изменить имидж Владивостока и восточной части России в целом, открыть перед этим регионом новые широкие перспективы.

- Спасибо!

Версия для печати