ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Усиление или хаотизация - станет ли Европарламент реальной политической силой в ЕС?

11:48 06.11.2019 • Андрей Кадомцев, политолог, советник Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по международным вопросам

Процесс утверждения нового состава Еврокомиссии затягивается – весьма неожиданно для большинства политиков и экспертов Европы. В октябре депутаты Европейского парламента (ЕП) «забраковали» сразу трех кандидатов на должности членов Комиссии, предложенных ее новым председателем Урсулой фон дер Ляйен. Одобрение не смогли получить представители Франции, Румынии и Венгрии. Официальная причина во всех случаях – «конфликт интересов». Формально, произошедшее «лишь» отсрочит вступление в должность нового состава Еврокомиссии, скорее всего, до 1 декабря. Фактически - ряд лидеров стран-членов ЕС уже выражают озабоченность ростом «политизированности» ЕП. По мнению наблюдателей, речь идет о начале нового витка борьбы за перераспределение властных полномочий внутри руководящих органов ЕС, что будет иметь долговременные последствия.

В результате прошедших в мае нынешнего года выборов, закончилась эпоха доминирования в Европарламенте двух крупнейших фракций – христианских демократов и социал-демократов, продлившаяся несколько десятилетий. Продолжилась тенденция к фрагментации депутатского корпуса ЕП. В первую очередь, утрата большинства лево- и правоцентристами предоставила больше возможностей менее крупным фракциям и группам. В этих условиях, скептики предсказывали возрастание риска возвращения европейского партийного пространства к «конфронтационной модели», что чревато дальнейшим снижением эффективности законодательной работы, утратой способности общеевропейского законодательного органа к принятию оперативных решений и пробуксовкой согласования инициатив долгосрочного, стратегического характера без выхолащивания их сути.

Несмотря на то, что партии, поддерживающие дальнейшую политическую интеграцию ЕС, сохранили в Европарламенте большинство, произошли важные изменения в соотношении сил между ведущими фракциями - их политический «вес» подравнялся. Такой расклад сил будет способствовать усилению трений при решении наиболее важных вопросов европейской повестки. Уже в течение нескольких лет, почти по любому вопросу повестки коалиции внутри Европарламента формируются не на основе долгосрочных политических программ, а лишь для получения ситуативного большинства. Тем не менее, сторонники проевропейских партий рассчитывали, что их самоорганизации и сотрудничеству будет способствовать дальнейшее развитие практики назначения на ключевые должности в руководящих органах ЕС кандидатов от ведущих фракций Европарламента, т.н. практика «ведущих кандидатов» (Spitzenkandidaten). Европейский парламент уже 20 лет «продвигает идею участия граждан в выборе главы ЕК – исполнительной власти ЕС», отмечает Наталия Кондратьева из Института Европы РАН. В первый раз процедура была реализована в 2014 году. Вплоть до подведения итогов выборов в мае 2019 года, звучали заявления о «твердом намерении» продолжить подобную практику и в новом политическом цикле. По итогам майских выборов, представители ведущих партий, прошедших в ЕП, сохраняли оптимизм относительно жизнеспособности процедуры «ведущих кандидатов». Однако политтехнологи быстро заговорили о проблеме формирования устойчивой коалиции в ЕП в новых условиях[i]. Воспользовавшись ситуацией, некоторые главы исполнительной власти стран-членов ЕС постарались минимизировать участие евродепутатов в процессе формирования руководящих органов Сообщества. В результате, ни один из «ведущих кандидатов» не получил постов в исполнительных органах ЕС.

Парадоксальным образом, закулисный торг вокруг кандидатуры нового главы Еврокомиссии, вылившийся в фактическое отстранение законодательного органа ЕС от процесса выработки решения, привел в дальнейшем к усилению политического влияния ЕП. Для начала, уязвлённые евродепутаты поддержали согласованную без их участия кандидатуру нового президента Еврокомиссии, Урсулы фон дер Ляйен, лишь минимальным большинством – чуть более 51 процента голосов (383 голосов из 747 присутствовавших на заседании[ii]). А с началом осени депутатский корпус Европы начал быстро демонстрировать недвусмысленное стремление к повышению своей роли, к усилению системы сдержек и противовесов, за которую явным образом проголосовали в мае граждане ЕС. К середине октября стало очевидно, что Европарламент берет реванш – борьба за посты в Еврокомиссии затягивается. Президент Еврокомиссии уже планировала огласить стратегические приоритеты исполнительного органа ЕС на встрече руководства государств-участников. Однако после отклонения сразу трех кандидатур на должности еврокомиссаров, председатель Европарламента Давид-Мария Сассоли заявил, что не может дать точный прогноз о сроках голосования по утверждения нового состава Еврокомиссии. Даже несмотря на то, что новые кандидаты от Франции, Румынии и Венгрии были представлены в кратчайшие сроки. К началу ноября еще даже не известна точная дата голосования по составу ЕК, который, согласно регламенту, должен быть утвержден единовременно. Между тем, если новый состав ЕК планирует начать работу с 1 декабря, его одобрение Европарламентом должно состояться в ходе ноябрьского пленарного заседания.

Эксперты напоминают, что кандидатура самой фон дер Ляйен была поддержана в июле нынешнего года не просто «незначительным большинством» голосов. Само это «большинство» носит «крайне фрагментированный» характер. Поэтому полностью нельзя исключить даже такое развитие событий, при котором Европарламент и вовсе отвергнет предложенный состав ЕК. В конце октября, высокопоставленный европейский дипломат, говоривший на условиях анонимности, отметил, что отказ парламентариев в доверии будущему составу Еврокомиссии «стал бы кризисом огромного масштаба». При этом председатель Европарламента Сассоли считает сложившуюся ситуацию показателям ответственного отношения депутатов к вопросу состава исполнительных органов Сообщества, а также их принципиальности в процедурных вопросах.[iii]

Несколько дней спустя, Европарламент подлил масла в огонь усиливающихся разногласий между законодательной и исполнительной властью Евросоюза, выразив практически единодушное осуждение по поводу решения Совета ЕС отложить начало переговоров о вступлении в Сообщество Албании и Северной Македонии. Глава фракции Европейской народной партии и бывший главный претендент на пост главы Еврокомиссии Манфред Вебер назвал решение Совета ЕС «пощечиной» для претендентов, «подрывающей доверие» к Сообществу. Представитель второй по численности фракции, социал-демократов, Брандо Бенифей выразил «глубокое разочарование». Со-председатель фракции «зеленых» Филипп Ламбертс назвал решение «сигналом, вызывающим очень большую озабоченность». Практически единодушное мнение евродепутатов выразил спикер Сассоли, призвавший руководство государств-членов Евросоюза, выступивших против новых переговоров о расширении, прежде всего, Франции, пересмотреть свою точку зрения.[iv]

Между тем, впереди Европу ждут бурные дебаты вокруг параметров нового общего бюджета Евросоюза.

В таких условиях, наиболее вероятным исходом видится компромиссность и половинчатость принимаемых решений, чреватая дальнейшей дезорганизацией политики Евросоюза и ее фрагментацией по национальному и региональному принципам. Кроме того, как отмечает британский The Economist, дальнейшее дробление депутатского корпуса ЕП означает, что ни у одной из ведущих стран ЕС теперь нет достаточных «рычагов» политического влияния на принимаемые решения. В том числе, у президента Франции Эмманюэля Макрона, а также у самой фон дер Ляйен – представительницы другой ведущей страны ЕС, Германии. На текущий момент, Макрон выступает в роли ведущего политика ЕС и пользуется большим влиянием среди руководителей стран-членов. Однако его многомесячные усилия, направленные сначала на расширение фракции либералов в ЕП, а затем на укрепление ее влияния среди депутатов, как показывают последние события, пока себя не оправдывают. Что касается фон дер Ляйен, то ее формальная опора на всё еще обладающую крупнейшей фракцией в ЕП Европейскую народную партию (ЕНП), оказалась сильно подорвана вследствие того политического унижения, которое лидеры «народников» испытали в результате их фактического исключения из процесса согласования кандидатуры бывшего министра обороны ФРГ на пост главы ЕК. В результате, фон дер Ляйен не считается «своей» среди депутатов ЕНП.

Всё это бьет в первую очередь по немецкому «тандему» с Францией, который и без того наполнен множеством противоречий и компромиссов. Одновременно, усиливающиеся трения внутри ЕС отражают не просто «рост националистических настроений». ЕС по-прежнему балансирует на грани фактического перехода к модели "Европы двух скоростей". Весной нынешнего года Макрон выступил с предложением нескольких десятков различных инициатив и мер, с целью продвижения ЕС к «европейскому суверенитету», углублению демократии и доверия.[v] Германия, в свою очередь, высказалась в пользу создания в рамках ЕС, после ухода Великобритании, «пятерки» ведущих стран, которая бы включала в себя ФРГ, Францию, Италию, Испанию и Польшу и могла бы принимать «самое непосредственное участие в управлении Европейским союзом».

Как результат, обратной стороной лелеемых изменений становится усиление политического начала в ЕС. Граждане Евросоюза всё больше недовольны, с одной стороны, хроническим «дефицитом демократического контроля», стремлением политиков получить больше власти, в том чисел на наднациональном уровне, избежав при этом повышения ответственности перед избирателями. С другой, усиливающейся среди традиционного истеблишмента линией на «компромисс для нахождения кратковременных альянсов» пусть даже ценой перманентной борьбы за полномочия между институтами. И нынешний состав Европарламента в полной мере отражает настроения европейцев. Централизация Европы сулит возвращение политической борьбы, от которой начали отвыкать многие традиционные партии истеблишмента, столкновение идей, неприятное для многих национальных лидеров усиление самостоятельности евродепутатов. Которые лишь наиболее ярко отражают тенденции нынешней европейской политики - все более фракционной и «разношерстной». Ситуация становится все менее управляемой вследствие роста числа государств-членов ЕС, а, следовательно, и разнообразия политических интересов, представленных в сообществе. Всё более призрачным становится достижение консенсуса, который необходим для проведения совместной политики. Время «твердых» и даже «текучих» альянсов внутри ЕС проходит. Коалиции становятся не просто ситуативными, они всё чаще носят спонтанный характер, что угрожает параличом политическим институтам Сообщества.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати