ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Николай Межевич: «Прибалтику никто изначально не собирался «советизировать»

12:39 23.08.2019 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото А.Торина.

В Москве состоялся круглый стол, в рамках которого был представлен новый сборник документов «Вынужденный альянс. Советско-балтийские отношения и международный кризис, 1939-1940 годы». В это издание вошли впервые публикуемые секретные отчеты дипломатической миссии Латвии в СССР, которые рассказывают о малоизвестных страницах двусторонних отношений, борьбы и взаимодействия дипломатических служб воюющих и нейтральных стран на начальном этапе Второй мировой войны.

Выход сборника приурочен к 80-летию подписания Договора о ненападении между Советским Союзом и Германией. Издание осуществлено при поддержке Института российской истории РАН, Российской Ассоциации прибалтийских исследований (РАПИ) и фонда «Историческая память».

По словам директора фонда «Историческая память» Александра Дюкова, уникальность нового издания в том, что в нем нет ни одного документа из российских архивов. Все 108 источников, представленные здесь, находятся в Государственном историческом архиве Латвии и касаются периода 1939-1940 годов, то есть наиболее важного и судьбоносного для всего прибалтийского региона периода. Публикуются они впервые и никогда ранее ни в России, ни в Латвии не были обнародованы. Впервые на них обратил внимание известный историк и депутат сейма Латвийской Республики Николай Кабанов, по инициативе которого и был выпущен этот сборник.

Опубликованные документы позволяют читателю взглянуть на события тех лет глазами латвийских дипломатов и сравнить этот взгляд с современными историко-политическими нарративами, распространенными в прибалтийских странах. «Например, очень часто говорят о том, что, когда в сентябре 1939 года Советский Союз заключил договоры о взаимопомощи с прибалтийскими странами, это была «многоходовка», направленная на то, чтобы впоследствии присоединить прибалтийские страны, включить их в состав СССР. Однако если мы посмотрим на документы, опубликованные в этой книге, то мы увидим, что соглашения с СССР оценивались в Каунасе, Риге и Таллине как вполне законные. В сборнике содержится немало свидетельств о том, что Москва старалась их соблюдать. Вплоть до того, что уже осенью 1939 года литовских коммунистов, которые обращались в советские воинские части, расположенные в Виленском крае, арестовывали и передавали местной полиции», - заметил А.Дюков.

Стоит отметить, что после заключения в сентябре-октябре 1939 года Договоров о взаимопомощи между СССР и прибалтийскими государствами отношения между странами официально трактовались как союзные. В действительности эти соглашения носили вынужденный характер. Латвия, Литва и Эстония стремились продемонстрировать лояльность Москве, но при этом сохраняли каналы взаимодействия с нацистской Германией и не вполне доверяли друг другу. Руководство Советского Союза, в свою очередь, опасалось использования Берлином Прибалтики как плацдарма для нападения на СССР.

По словам А.Дюкова, выход в свет сборника документов из архивов латвийского Министерства иностранных дел – это настоящее событие в исторической науке, поскольку, если внешнеполитические документы советского, германского, британского, литовского МИД хорошо известны исследователям, то документы латвийского внешнеполитического ведомства до сих пор не вводились в оборот целым комплексом. «Наша публикация – это первый такой шаг», - отметил историк.

Заместитель директора Института российской истории РАН Сергей Журавлев отметил, что для нового издания характерно отсутствие политизации или какого-либо особого стремления уязвить современных прибалтийских политиков. «Опубликованные документы передают настроения того времени и показывают несколько иную картину, чем та, которая принята в официальной историографии современных балтийских государств», - заметил историк.

По словам С.Журавлева, с августа 1939 года отношения между странами Балтии стали претерпевать существенные изменения. В частности, спецслужбы этих государств, между которыми ранее существовали разнообразные контакты, постепенно перестали делиться важной информацией со своими коллегами в регионе. Например, после заключения Договора о ненападении между СССР и Германией для всех представителей дипломатического корпуса в Москве был важен вопрос: сопровождался ли этот документ какими-то секретными договоренностями. Объективную информацию об этом получило только лишь Посольство Соединенных Штатов, благодаря контактам американского посланника Л.А. Штейнгардта со вторым секретарем Посольства Германии в Москве Г.Х. фон Биттенфельдом. «Позже эстонцам, чья разведка была сильнее остальных и с 1938 года поддерживала контакты с абвером, удалось подтвердить эту информацию. Однако свои коллегам они её так и не передали», - заявил историк.

В чем же причина, по которой все три прибалтийские страны стремились узнать, существовал ли секретный протокол к советско-германскому договору о ненападении и каких вопросов он касался? По словам руководителя исследовательских программ фонда «Историческая память» Владимира Симиндея, в то время почти все документы подобного рода сопровождались подобными секретными приложениями. Москва и Берлин заключили пакт 23 августа, но Латвия и Эстония подписали аналогичные договоры на два месяца раньше – в июне 1939 года. При этом к германо-латвийскому и германо-эстонскому договорам также прилагались секретные протоколы. Согласно этим договоренностям, Рига и Таллин обязывались принять с согласия Берлина и при консультации с ним все меры военной безопасности по отношению к СССР. Политическое руководство Латвийской и Эстонской Республик соглашались развернуть оборонительные силы для защиты от предполагаемого нападения со стороны Советского Союза. В свою очередь, Германия обещала оказывать им необходимую помощь.

 «Получается, что обвинения, которые Народный комиссариат иностранных дел СССР выдвигал в адрес правительств Эстонии, Латвии и Литвы по поводу тесного военно-политического взаимодействия с Германией, имели под собой серьезную почву», - подчеркнул президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич.

Более того, отчасти об этих замыслах напоминают современные прибалтийские политики. Николай Межевич отметил, что один из патриархов эстонской политики, ныне действующий вице-президент Европейской комиссии Сийм Каллас, внук Эдуарда Альвера - первого начальника политической полиции Эстонии, недавно заявил, что финно-эстонская артиллерийская позиция перекрывала вход и выход Балтийского флота и служила надежной гарантией его уничтожения. «Смысл этого заявления нам не до конца ясен, но мы внимательно его выслушали и приняли к сведению», - заметил эксперт.

Согласно рассекреченным ранее документам, вплоть до конца мая 1940 года в Москве не было никаких планов по советизации Прибалтики. Более того, в это время рассматривался вопрос об обмене населением между Белорусской ССР и Литвой. «Если бы вопрос о присоединении прибалтийских республик был уже решен, в репатриации литовского населения из Белоруссии в Литву и наоборот не было бы никакого смысла», - пояснил Н.Межевич.

Позиция СССР по странам Прибалтики стала радикально меняться только после масштабных военных успехов Германии в Европе и стремительного разгрома Франции – ключевой страны Версальско-Вашингтонской системы международных отношений.

Кроме того, Кремлю стало известно о зондировании Каунасом возможности установления немецкого протектората над Литвой. В случае реализации подобного замысла сложившийся в регионе неустойчивый статус-кво был бы разрушен. По-видимому, именно авантюрный план литовской стороны, инициированный президентом страны Антанасом Сметоной, послужил отправным пунктом для изменения советской политики в Прибалтике.

«Отчасти можно сказать, что Рига и Таллин стали жертвами тех поступков, которые совершили не они, но, как это часто бывает в Прибалтике, когда решения принимаются по одной республике, Латвия и Эстония пошли «прицепом», - отметил Н. Межевич.

Существовал ли в 1939-1940 годах вариант, при котором прибалтийские государства могли сохранить свою независимость? Эксперты считают, что, если бы прибалтийские государства, и прежде всего Литва, сохраняли верность нейтральному статусу и не активизировали контакты с Берлином, они могли избежать присоединения к СССР. «Не исключено, что после окончания Второй мировой войны Литва, Латвия и Эстония, вошли бы в состав Варшавского договора, но сохранили бы элементы суверенитета. Однако история пошла по совершенно иному пути», - заключил Н.Межевич.

Версия для печати