ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Соперничество за Арктику: свои и чужие

11:51 08.08.2019 • Андрей Кадомцев, политолог, советник Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по международным вопросам

По мнению западных СМИ, «борьба за Арктику» становится все более напряженной. Причем это противостояние начинает развиваться гораздо быстрее, чем предполагалось ранее.

Как написала недавно шведская Aftonbladet, «климатические изменения» сделали Арктику «более доступной, и страны пользуются этим, чтобы добывать еще больше ископаемого топлива». Der Spiegel приводит данные американских экспертов, согласно которым «температуры [в арктическом регионе] растут в два раза быстрее среднестатистических показателей», а таяние вечной мерзлоты в некоторых регионах началось «на 70 лет раньше», чем предсказывалось. Между тем, Геологическая служба США оценивает энергетические запасы Арктики более чем в 400 млрд. баррелей нефтяного эквивалента. В Арктике залегают, по меньшей мере, 10% еще не открытых мировых запасов нефти, «и целых 25% газа», сообщает Aftonbladet. Кроме того, в средне- и долгосрочной перспективе, таяние полярных льдов делает все более привлекательными для коммерческого мореплавания маршруты через Северо-Западный проход и российский Северный морской путь (СМП), которые, в ряде случаев, в полтора-два раза короче, по сравнению с нынешними. Растущее число проектов по разведке и освоению полезных ископаемых, а также перспективы увеличения объемов судоходства, ведут, в свою очередь, к необходимости усиления мер безопасности в регионе. Поэтому многие наблюдатели прогнозируют дальнейший рост «милитаризации Арктики». «Арктика – это регион, значение которого меняет геоэкономику и геополитику всего мира», - резюмирует агентство Bloomberg.

Нынешнюю стратегическую ситуацию в регионе определяют три основные тенденции. «Возвращение» России, «переосмысление» своей стратегии Соединенными Штатами и растущий интерес к региону Китая. С точки зрения некоторых западных комментаторов, естественная с географической точки зрения зависимость Арктического региона от России, является геополитической проблемой для Европы, Канады и США. Практически половина побережья и прибрежной зоны Арктики относятся к территории РФ и ее особой экономической зоне. И это приносит стране до 15 процентов ВВП. В марте 2018 года Владимир Путин назвал СМП "ключом к развитию русской Арктики, регионов Дальнего Востока". Вместе с тем, руководство России понимает сложность задачи, а также имеющиеся трудности. Поэтому в майском указе 2018 года ставятся реалистичные задачи: планируется увеличить грузопоток по СМП к 2024 году до 80 млн. т., что пока во много меньше текущих объемов перевозок через Суэцкий канал.

Особенно тревожит западных комментаторов (вполне естественная и обоснованная географией) деятельность России по укреплению своих северных рубежей. Восстановление военной инфраструктуры в регионе подается как «возвращение к практикам холодной войны». Более того, раздаются открытые предупреждения, которые можно трактовать как угрозы. Так в июньском докладе Chatham House, «отмечается, что России не следует полагать, что она может и далее беспрепятственно осваивать Арктику….В настоящее время Россия определяет будущее военной деятельности в Арктике. Однако Западу и НАТО пора добиться паритета потенциала в этом регионе». «Не следует допускать, чтобы Москва и впредь считала свою роль в сфере военной деятельности на просторах региона решающей»[i].

В мае немецкая Frankfurter Allgemeine Zeitung отметила, что Россия «уже сильно опередила» другие страны не только в военном, но и в экономическом освоении Арктики. Тем не менее, на Западе полагают, что санкции, ограничивающие доступ РФ к технологиям разведки и добычи нефти в труднодоступных условиях Севера, заставляют Россию частично изменить приоритеты: сосредоточиться на развитии проектов в области СПГ и обустройстве транспортных коридоров. При этом,- соглашаются они, - весьма успешно: российский ледокольный флот - крупнейший и мощнейший в мире. В строй уже введены три новых корабля, «способные пробивать лед до трех метров толщиной». Такие ледоколы позволят России уже в обозримом будущем перенаправить по СМП часть мировых транспортных потоков. А используя строящиеся танкеры СПГ ледового класса, Россия получает возможность «поставлять газ клиентам по всему миру», без привязки к существующим трубопроводным системам, отмечает Stern.

США проявляют определенный интерес и к экономическим возможностям, которые появляются по мере таяния полярных льдов. Нынешняя администрация отменила решение Обамы, запретившего бурение пробных скважин у берегов Аляски. При этом Дональд Трамп «на словах уделяет Арктике много внимания, но действий пока недостаточно», - считает Bloomberg. И называет Берингов пролив «потенциальным Персидским заливом будущего». Вместе с тем, практические возможности США в Арктике пока невелики: 1-2 ледокола, против 14 российских. Пока отсутствует программа по освоению региона: недавно Трамп отказался от своих первоначальных планов по строительству новых ледоколов.

При этом многие американские эксперты полагают, что главным приоритетом Вашингтона в Арктике остаются вопросы безопасности. Арктика связывает между собой Северную Америку, Азию и Европу. Через регион, - высказывают свои опасения военные эксперты, - лежит кратчайший путь для потенциальных ракетных и авиационных ударов по Америке с территории северного полушария. В результате, Вашингтон планирует дальнейшее усиление ПРО и сил авиации. И это не новая стратегия. Еще в январе 2007 года США приняли директиву США № 66 по национальной безопасности, в которой заявлено о наличии «широких и фундаментальных» интересов в арктическом регионе. В ней декларируется готовность «действовать либо независимо, либо совместно с другими государствами, чтобы обезопасить эти интересы». Позже в 2012 году госсекретарь США назвала свою страну «ведущим государством в высоких широтах планеты», а Норвегию – союзницу по НАТО – «столицей Арктики»[ii]. В октябре прошлого года в Норвегии прошли крупнейшие с момента окончания холодной войны военные учения НАТО под названием Trident Juncture. В них приняли участие до 40 тыс. военных из всех стран альянса, а также военнослужащие еще двух северных стран, не входящих в НАТО - Швеции и Финляндии. Нынешний госсекретарь США Майк Помпео недавно также охарактеризовал Арктику как «арену соперничества мировых держав». Россию Помпео не забыл обвинить в наличии планов «использования силы», а Китай – в демонстрации «модели агрессивного поведения». Все это не оставляет места сомнениям – для НАТО Арктика становится стратегическим районом военной активности.

Помимо США, НАТО присутствует в Арктическом регионе через двух других своих членов, Канаду и Норвегию. Последней принадлежит стратегически важный архипелаг Шпицберген. Вместе с тем, среди стран-членов Арктического совета существует взаимопонимание относительно целесообразности решения вопросов безопасности «исключительно между ними». Тем не менее, отмечает «Россия в глобальной политике», наличие широкой и хорошо разработанной правовой базы по вопросам регулирования Арктики не останавливает амбиции «всё большего числа стран», которые хотят придать сотрудничеству в регионе как можно более широкое «международное измерение».

В частности, Евросоюз не оставляет попыток получить статус наблюдателя при Арктическом совете. При этом ЕС последовательно ставит под сомнение правовой статус СМП в качестве российской национальной транспортной артерии. ЕС также продвигает позицию исключительного приоритета в Арктике договорных норм международного права, в первую очередь, Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., при этом «нарочито забывая» о страновом уровне регулирования[iii]. В противовес России, ЕС реализует масштабные планы развития транспортного узла в Киркенесе, который рассматривается как альтернатива портам российского СМП. В 2018 году норвежский город стал конечной точкой железнодорожного маршрута из Европы в Арктику. Согласно проекту «Арктический коридор», дорогу планируется проложить от северного побережья Норвегии к предполагаемому тоннелю под Финским заливом в Эстонию, а потом по всей Европе до Берлина. Соединив «Арктический коридор» с транзитным маршрутом через СМП, ЕС надеется превратить Киркенес в главный логистический хаб для китайских грузов, которые планируется возить в Европу в рамках реализации проекта «Полярного шелкового пути»[iv]. Но критики этого проекта справедливо опасаются, что возможное включение ЕС в число наблюдателей Арктического совета может спровоцировать аналогичные притязания и со стороны НАТО.

Китай заявил о своих интересах в Арктике в 2013 году, когда был включен в Арктический совет[v] в качестве наблюдателя. На Западе это вызвало недоумение. Так, по мнению Пентагона, Пекин искусственно «присвоил себе» статус «приарктического государства». Тем не менее, Китай уже открыл научные станции для исследования Арктики в Исландии и на Шпицбергене. В январе 2018 года Пекин обнародовал Белую книгу «Арктическая политика Китая». Анализ текста дает основания рассматривать подход Пекина как многовекторный. С одной стороны, в документе присутствуют пассажи, позволяющие предполагать готовность КНР признавать юридический приоритет приарктических стран, их национальный уровень регулирования вопросов жизнедеятельности в Арктике. Однако в других местах изложены тезисы, которые ближе к точке зрения США.[vi]

В настоящее время, Китай продвигает вышеупомянутую концепцию «Полярного шелкового пути», призванного обеспечить Поднебесную природными ресурсами и альтернативными судоходными маршрутами для экспорта. Согласно оценкам китайского Института полярных исследований, к 2020 году на арктические маршруты будет приходиться от 5 до 15 процентов внешнего товарооборота КНР[vii]. Западные эксперты уделяют пристальное внимание поступательному развитию сотрудничества между Китаем и Россией. Инвесторам из КНР принадлежат доли в целом ряде крупных промышленных и инфраструктурных проектов, реализуемых Россией за Полярным кругом. Одним из главных является «Ямал – СПГ», запасы газа на котором на Западе оценивают выше, чем на «всех месторождениях США». По мнению Frankfurter Allgemeine Zeitung, «амбиции Китая в регионе, кажется, пока не мешают Москве». Более того, Россия рассчитывает на китайские инвестиции в СМП.

В настоящее время, основные «баталии» вокруг статуса Арктики разворачиваются в юридической сфере. Споры идут главным образом вокруг двух вопросов: внешних границ континентального шельфа и его разграничения в центральной части Северного ледовитого океана[viii], а также свободы судоходства. Так, обоснованная географией правовая позиция РФ дает «широкое» определение границ акватории СМП, объясняя это тем, что этот путь не имеет единой и фиксированной трассы.[ix] Основным противником позиции РФ являются США и ЕС. Они не признают приоритетные права приарктических государств, в первую очередь, России и Канады, по регулированию судоходства в арктических водах. Решения Москвы о введении разрешительного порядка прохода иностранных судов и, в особенности – военных кораблей, а также обязательное использование исключительно российской ледокольной и лоцманской проводок – рассматриваются как расширительное толкование ст. 234 Конвенции 1982 г. со стороны Российской Федерации[x].

В целом, несмотря на наличие у России и США потенциальных общих интересов, связанных с традиционном для приполярных стран стремлением избегать «интернационализации» вопросов регулирования жизни региона, Арктика становится еще одним узлом в череде геополитических противоречий в мире. В мае нынешнего года, Арктическому совету «впервые в своей истории» не удалось согласовать декларацию по итогам очередного заседания. По одним данным, США выступили против пункта о «необходимости соблюдать Парижское соглашение по климату»[xi]. По другим, из-за обвинений США в адрес Китая в продвижении экономических и военных интересов в регионе «некорректными способами»[xii].

В Москве хорошо понимают, какие перспективы сулит освоение Арктики на качественно новом уровне. Понимает российское руководство также и то, что это потребует многомиллиардных инвестиций на протяжении многих лет. Не говоря уже об активной защите национальных интересов в одном из наименее освоенных регионов планеты. Последовательная позиция России в этом вопросе со временем, несомненно, принесет свои экономические результаты, но за это придется побороться.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[i] https://russian.rt.com/world/article/646608-arktika-britaniya-rossiya-doklad

[ii] http://expert.ru/2013/12/11/politicheskoe-poholodanie-idet-iz-arktiki/

[iii] https://www.globalaffairs.ru/number/Arkticheskie-nedorazumeniya-20044

[iv] https://regnum.ru/news/polit/2442095.html

[v] Арктический совет учрежден в 1996 году. В его состав входят восемь стран - Дания, Исландия, Канада, Норвегия, Россия, США, Финляндия и Швеция. Ряд стран и организаций имеют или претендуют на статус наблюдателя.

[vi] http://www.globalaffairs.ru/global-processes/Arkticheskie-ambitcii-Podnebesnoi-19711.

[vii] https://foreignpolicy.com/2018/05/01/chinas-ready-to-cash-in-on-a-melting-arctic/

[viii] https://www.dvfu.ru/expertise/news/arctic/expert_fefu_on_the_legal_definition_of_continental_shelf_limits_in_the_arctic/

[ix] Гаврилов В.В., Правовой статус Северного морского пути Российской Федерации \ Журнал российского права № 2, 2015.

[x] https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/kuda-vedet-severnyy-morskoy-put/

[xi] https://p.dw.com/p/3I55A

[xii] https://inosmi.ru/politic/20190729/245534915.html

Версия для печати