ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

G-20: «Индивидуалисты» в поисках «коллективизма»

16:24 02.07.2019 • Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

Фото пресс-службы Президента России

Надеюсь, что самые заинтересованные читатели ознакомились с основными декларациями, принятыми прошедшим на днях саммитом «Большой Двадцатки» (G-20) в японском городе Осака.

Так вот, среди этих документов одобренных саммитом, назовем такие, как «Осакская декларация по вопросам цифровой экономики», «Заявление глав государств и правительств «Группы двадцати» в Осаке о предотвращении использования интернета для целей терроризма и насильственного экстремизма, ведущего к терроризму». В этом Заявлении, в частности, сказано о том, что страны G-20 выступают «за обеспечение открытого, свободного и безопасного Интернета. Интернет не должен быть прибежищем для террористов и использоваться ими для вербовки, подстрекательства к террористическим актам и их подготовки». И – далее: «Мы обязуемся продолжать совместную работу по решению данной проблемы, в том числе, путем обмена опытом как внутри наших государств, так и в рамках международных форумов и инициатив». Не означает ли это «мы обязуемся» в устах западников отказ от провоцируемых ими «гибридных войн», включая атаки на Россию через мировую Сеть? Мы же помним, как недавно была атакована хакерами в разгар нападок США на Венесуэлу энергетическая система этой страны, и Мадуро указал на американский след в этой провокации. Во всяком случае, это обязательство, зафиксированное в Декларации, надо бы «взять на карандаш».

Глобализация забыта?

Ещё показательнее стал документ под названием «Осакская декларация лидеров стран “Группы двадцати”». И, знаете, почему он так «показателен»? По той простой причине, что в этой согласованной всеми и подписанной всей «Двадцаткой» бумаге нет ни слова про «осуждение протекционизма», ни про успехи «глобализации». Слова «протекционизм» и «глобализация» там отсутствуют. И «имеющий уши да услышит…» Видно, ведь, как США «уходят в протекционизм», отбросив принципы «свободы торговли», а столь милая их сердцу «глобализация» скромно переименована в «глобальную экономику» и прочие формулы, уводящие от смысла увядания процесса. Можем ли мы после этого сделать вывод, что «с глобализаций покончено» уже на уровне понимания G-20?

И вот на этом фоне скрытых от широкой публики смыслов в основном документе саммита «Осакская декларация лидеров стран “Группы двадцати”» мы читаем, извините, банальности. По заголовкам: «Глобальная экономика», «Торговля и инвестиции», «Инновации: цифровизация, свободный поток данных при условии доверия», «Содействие устойчивому глобальному экономическому росту», «Избыточные мощности», «Инвестиции в качественную инфраструктуру», «Глобальные финансы», «Борьба с коррупцией», «Создание эффективного цикла экономического роста путем устранения неравенства», «Трудовая деятельность и занятость», «Расширение прав и возможностей женщин», «Туризм», «Сельское хозяйство», «Создание инклюзивного и устойчивого мира», «Здоровье населения мира», «Вопросы окружающей среды и связанные с этим вызовы» (здесь впервые в этой Декларации введен термин «вызовы»), «Изменение климата», «Энергетика», «Окружающая среда», «Перемещение населения и миграция».

Как будто документ принят в разгар стабильного развития мира, не имеющего критически важных конфликтов… И только в пункте 4 сказано о реальной заботе, хотя и весьма лапидарно: «…темпы роста остаются низкими, и сохраняются риски его замедления. Наиболее важно отметить усиление торговой и геополитической напряженности. Мы продолжим бороться с этими рисками и будем готовы принять дополнительные меры». Остальное, как будто «в полном порядке»?

«И это – всё?» - спросит заинтересованный читатель. «И это – всё», ответят авторы документа. Следующий вопрос: «Только ради этого все собрались в Осаке?» А вот здесь вариативность ответов просто зашкаливает.

Одни комментаторы подчеркивают, что только в рамках G-20, а не ООН, собираются вместе мировые лидеры безо всяких «предварительных условий». Другие комментаторы указывают, что особенности этого события в последние годы выражаются в более эффективной работе «по три», «по два», «по интересам», но не на общей площадке, где собираются все участники сразу. Этакий мировой клуб, в котором каждый допущенный за его закрытые двери, волен общаться в соответствии со своими желаниями.

Яркий пример того, как остался в одиночестве уходящий с должности глава Еврокомиссии Жан Клод Юнкер:

То есть, оценивая общий сбор мировых лидеров в Осаке, мы не можем не подметить особенность нынешнего саммита – главное происходило не на коллективном уровне всей G20, а на уровне отдельных встреч с ограниченным числом участников: главы стран БРИКС, Трамп-Путин, Трамп-Абэ, Путин-Си-Моди, Трамп-Болсонару, Путин-Макрон и других.

Владимир Путин провел несколько встреч на высшем уровне: с наследным принцем, главой минобороны Саудовской Аравии Мухаммедом Бен Сальманом Аль Саудом; с президентом Египта Абдельфаттахом Сиси; с канцлером Германии Ангелой Меркель; с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом; с президентом Республики Корея Мун Чжэ Ином; с президентом Франции Эммануэлем Макроном; с премьер-министром Великобритании Терезой Мэй; с лидерами Китая и Индии Си Цзиньпином и Нарендрой Моди; с президентом США Дональдом Трампом; с президентом ЮАР Сирилом Рамафозой; с лидерами БРИКС.

Насыщенные графики встреч и бесед были у всех участников саммита G-20. А то, что на эту площадку стали напрашиваться те, кто изначально в «Большую Двадцатку» не входили – лишнее подтверждение того, как велико желание примкнуть к «сильным мира сего». Тем более, что во многих странах мира растет ощущение нарастающих перемен: отсутствие даже упоминания любимейшей десятилетиями «глобализации» в финальной Декларации – не это ли маркер сегодняшних забот, как жить дальше без глобализации?

Очень похоже, что прежние союзы и объединения стран пришли к черте форматирования, и каждому «новому индивидуалисту поневоле» предстоит искать и новых партнеров, и новые форматы сотрудничества. Уж на что была крепка «атлантическая солидарность», но и она трещит от перенапряжения в отношениях США и Европы. А, уж, про начало фрагментации Евросоюза в виде Brexit пишут уже все подряд. Так, что «индивидуалисты» начали реально искать новые формы «коллективизма». Иначе в бурных водах мировых перемен в одиночку не выплыть. И только Трамп смотрит на это по-другому…

 

БРИКС демонстрирует норов и намерения

 

Но, реальная работа на формирование «пост-глобализированного мира» проявилась уже в Осаке на встрече лидеров БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР). Заметим, что страны БРИКС – от саммита к саммиту, за годы существования объединения с середины 2000-х – почти никогда не выступали в ролях фрондеров. Восточная мудрость сдерживала их эмоции и не позволяла особо проявлять свои намерения. Мир большой. Запад силен. Бодаться небезопасно. Однако, те времена, похоже – позади.

Вот – некоторые оценки, прозвучавшие на этом мини-саммите БРИКС в Осаке:

- Си Цзиньпин призвал страны БРИКС активизировать сотрудничество в сфере инноваций,

- Си Цзиньпин призвал страны БРИКС противостоять односторонним санкциям,

- Си Цзиньпин назвал протекционизм развитых стран главным риском для мировой экономики,

- Моди заявил о необходимости реформирования институтов ВТО,

- Путин: интеграция платежных систем стран БРИКС помогла бы устойчивости банковских систем,

- Путин предложил БРИКС обсудить шаги по снижению волатильности цен на топливо,

- Путин: БРИКС мог бы активнее заниматься глобальной энергетической безопасностью,

- Путин призвал страны БРИКС активнее использовать расчеты в нацвалютах,

- Путин: БРИКС должен добиваться реформы МВФ,

- Путин: Любые попытки разрушить ВТО недопустимы,

- Путин призвал БРИКС совместно искать решения накопившихся в мировой торговле проблем,

-Путин: необходимо сформировать ясные правила работы транснациональных корпораций,

– Путин: саммит БРИКС летом 2020 года пройдет в России.

И сразу после этого посыпались «новости» по теме:

- ВТБ России согласился принять платежи от Индии за российское вооружение в евро,

- БРИКС договорились провести более сложные тесты пула условных валютных резервов.

Похоже, что команда БРИКС не только подготовилась к самостоятельным действиям в условиях мирового «шторма», но и открывает их.

Недаром же сказано в Совместном заявлении лидеров БРИКС в Осаке: «Мы с удовлетворением отмечаем, что в последнее десятилетие страны БРИКС были основными движущими силами глобального роста и что в настоящее время на их долю приходится почти треть мирового объема производства. Согласно прогнозам, в период до 2030 года страны БРИКС по-прежнему будут обеспечивать более половины глобального экономического роста». Это же – сила! А за счет чего и кого ослаблять БРИКС? А кто там «слабое звено»? Сегодня, как выясняется – Бразилия…

Да, пока глобалисты атакуют Бразилию, Россия с Китаем прямо в разгар саммита G-20 объявили, чтобы всем было слышно: доля инвестиций золотовалютных резервов РФ в китайские активы, выраженные в юанях, выросла за последний год до 15%. Да ещё о том, что подписано Межправительственное соглашение о переходе на расчеты в национальных валютах. Согласно ему платежи будут проводить ВТБ и Торговый банк Китая. Немалый сегмент мировой экономики уходит из-под доллара на наших глазах...

Более того, и европейцы в канун G-20, кажется, решили вопрос о финансовом инструменте в дальнейшей торговле с Ираном. Во внешнеполитическом ведомстве ЕС объявлено – США в пику! – что торгово-финансовый механизм с Ираном, известный как INSTEX, провел первую транзакцию. Заявлено, что механизм и работа по поддержке легальных торговых обменов с Ираном выполнена, и первая транзакция по этому каналу произведена. О чем с чувством глубокого удовлетворения сообщает иранское информационное агентство «Pars Today»: «Глава внешнеполитического ведомства ЕС сказала, что к нему присоединятся еще семь европейских стран, а также Франция, Германия и Великобритания, которые запустили этот механизм». А генеральный секретарь дипломатической службы ЕС Хельга Шмид официально заявила, что первые транзакции с Ираном по нему пошли, и к пользованию им уже строится заметная очередь из европейских государств.

Цена вопроса – как минимум, 50 млрд долларов. А, если подсчитать американские торговые санкции против продажи иранской нефти, плюс – инфраструктурные проекты и прочие торгово-экономические программы, заблокированные Вашингтоном, сумма потенциальных потерь Ирана вырастает до 100 млрд долларов. И вот примерно на эту сумму нацелились европейцы, создав, в конце концов, новую международную расчетную систему INSTEX, у которой гигантские перспективы в Евразии – вдали от англосаксонских берегов.

 

Лебедина песня либерализма и «матери Терезы»

 

Самый шикарный комментарий в Сети на встречу в Осаке Владимира Путина с Терезой Мэй я встретил на одном из форумов: «Я гналась за вами до Японии, чтобы сказать, как вы мне безразличны»... Смысл этой встречи, на которой Путин услышал от Мэй дежурный набор претензий – от «дела Скрипалей» до вмешательства во внутренние дела Запада, от обвинений в российском военном присутствии на Украине до требований к России сдержать наступление Асада в Идлибе, – был для президента России, вероятно, возможностью понять при личном контакте, есть ли перспективы улучшения отношений с Лондоном, или надо идти своим путем, оставив Британию «за кормой».

Заметим при этом, на встречу с президентом России набивалась сама «мать Тереза» Мэй. И открыло широкое поле для предположений на тему «Что это в результате было?». Предположений много чисто утилитарного характера – типа: Мэй хочет «уйти с поста премьер-министра в Историю сильной», и свою силу она продемонстрировала прямо в лицо Путину.

Предположений немало и чисто «конспирологического характера», которые вызывают желание их обмозговать. Например: «Мэй – должна была что-то передать от своего хозяина лично ВВП». Или – «возможно, встреча с Мэй – это подготовка будущего контакта Путина с кем-то влиятельным на Западе».

В этих условиях претендент на пост премьер-министра Великобритании Борис Джонсон (полное имя – Alexander Boris de Pfeffel Johnson) заявляет 30 июня со страниц лондонской газеты «The Telegraph», что «We will prove Vladimir Putin wrong by leaving the EU by October 31» - «Мы докажем Владимиру Путину, покинув Евросоюз 31 октября, что он не прав». То есть, поначалу британская пресса шумела, что это именно «Россия во главе с Путиным устроила нам “Брекзит”», а теперь выясняется, что именно «Россия во главе с Путиным мешает осуществлению “Брекзита”». Да это – клинический случай.

 

Путин-Трамп: Что-то осталось за кулисами?

 

Вот мы и подошли к встрече президентов России и США, которую так истово пытались блокировать враги Трампа в течение долгого времени. А вопросов-то накопилось уйма. Одна угроза гарантированной атаки на американские объекты в Северной Америке уже вызывает в США «шок и трепет» среди тех, кто «понимает». И, как представляется, когда это «понимание» стало трендом в коридорах и кабинетах Белого дома, и Конгресса, фронда Трампу отступила, предоставив ему поле для прямого общения с Путиным.

Фото пресс-службы Президента России

При этом заметим, что, зная повадки американцев, можно предполагать: они начинают втягивать Россию в переговоры по отказу Москвы от применения и даже сохранения её новых вооружений. Не побоимся сказать и того, что они рассматривают эту свою новую стратегию на глубокую перспективу – превышающую срок полномочий двух президентов. Никто же при Брежневе не думал, что, спустя десять лет после его ухода, Горбачев совершит такой «разворот», что мы до сих пор в этой реальности и живем. И янки, судя по всему, нацелились на пост-путинскую эпоху, начав демонстрировать свои «политические танцы с бубнами». Известно же – бубны звонко голосят, но мало от них толку. «Шумим, брат, шумим!» (с)

Есть и иная оценка будущего, которую как-то красиво выразил один французский философ: «После 2024 года Владимир Путин и Дональд Трамп передадут власть в новом, создающемся ими мире, в руки нового поколения политиков». Кто знает…

О подробностях этой встречи уже сказано многое. Напомним, как представляется, некоторые ключевые моменты, ставшие известными прессе.

- Встреча Путина и Дональда Трампа продлилась 1 час 20 минут.

- Стороны подтвердили и даже инициировали желание обсуждать широкий спектр проблем: от экономики до стратегической стабильности.

- Стороны обсудили ситуацию в Сирии и вокруг Ирана, в Венесуэле и на Украине, затронули вопросы, связанные с Турцией и Китаем, а также договорились продолжить переговоры по современной модели контроля над вооружениями.

- Путин и Трамп на встрече в Осаке подтвердили приверженность Минским соглашениям по Украине.

- Трамп указал, что не обсуждал с Путиным инцидент с украинскими кораблями в Керченском проливе 25 ноября 2018 года.

- Трамп поручил сотрудникам своей администрации работать с российскими коллегами «по вопросам, которые поднимал Путин».

- Путин и Трамп заявили, что улучшение отношений — в интересах обеих стран и всего мира.

- Достигнуто понимание с США по вопросу стратегической стабильности.

- Трамп указал на необходимость включения Китая в современную систему контроля над вооружениями.

А теперь – штрих. С российской стороны во встрече принимали участие глава МИД России Сергей Лавров, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, помощник президента Юрий Ушаков и первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов. С американской стороны – госсекретарь Майк Помпео, помощник по нацбезопасности Джон Болтон, советник Фиона Хилл, глава минфина Стив Мнучин, пресс-секретарь Белого дома Стефани Гришэм, дочь президента США Иванка и зять Джаред Кушнер, занимающий должность старшего советника главы государства.

А за пару дней в Иерусалиме, вдали от посторонних глаз и ушей собрались руководители Советов безопасности России, США и Израиля. Это не было секретом. Это стало предварительным этапом к встрече двух президентов. Так, можем ли мы предполагать, что само присутствие Иванки Трамп на переговорах двух президентов – это сигнал о том, что не здесь обсуждаются самые интересные вещи? Трамп, в этом смысле, как говорится, «выдал троллинг 90 уровня».

Заметим, что англичане что-то узнали о встрече в Израиле, и вдруг (!) обрушили свой информационные удар по человеку, который прежде в их понимании был, чуть ли, не иконой русофобского стиля. Они ударили… по советнику по национальной безопасности Джону Болтону ровно после его переговоров с Николаем Патрушевым. Бритты не на шутку возбудились. Вот что пишет лондонская газета «The Guardian», ни с того, ни с сего, нападая на Болтона: «Отдел госдепартамента, который занимался вопросами ядерного разоружения, за последние два года сократился на 70%. Было 14 сотрудников, осталось четверо. И это не какая-то небрежность, а целенаправленная политика советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона». И далее – в том же духе. А у «The Guardian» очень хорошие источники, совсем недавно одним из них был сам Ассанж. Видно, в Лондоне либо что-то почуяли, либо что-то хотят предупредить?

Потому и не факт, что Трамп откликнется на приглашение принять участие в праздновании 75-летие Победы 9 мая 2020 года в Москве. Трамп, как пишут СМИ, «отреагировал позитивно». Однако, официального ответа нет, и неизвестно, будет ли – в мае 2020-го у Трампа в разгаре предвыборная компания за пост президента, и он ещё трижды подумает – ехать ли в Москву под вопли врагов из стана демократов.

Фото Киодо

Тем не менее, Трамп подал свой «сигнал» Путину. Пресса пишет: «Когда президента США спросили на пресс-конференции, согласен ли он с позицией Владимира Путина по поводу западного либерализма, Трамп немедленно с ним согласился и заодно предложил свою интерпретацию причин устаревания западного либерализма: “Ну, он может чувствовать так. Он говорит о том, что происходит. Я полагаю, вы смотрите на то, что происходит в Лос-Анджелесе, и на это так грустно смотреть, и на то, что происходит в Сан-Франциско и паре других городов, которыми управляет необыкновенная группа либеральных людей. Я не знаю, о чем они думают. Но он действительно видит вещи, которые происходят в Соединенных Штатах”. Занавес…

Зато президент Франции Макрон по итогам переговоров с Путиным публично заявил, что обязательно откликнется на приглашение и примет участие в торжествах в день празднования 75-летие Победы 9 мая 2020 года. Правда, его в ближайшей перспективе более интересует саммит в рамках «Нормандского формата» по урегулированию на Украине.

Но, это – будущее. А, возможно, прямом результатом российско-американских переговоров стало известие о том, что «президент России Владимир Путин и президент США Дональд Трамп в ходе переговоров на саммите G-20 подтвердили готовность найти дипломатическое решение складывающейся ситуации вокруг Ирана».

И сразу же со стороны Ирана, правда, из Вены, где находились иранские переговорщики, последовало следующее сообщение: «Иран на встрече совместной комиссии по СВПД («Совместный всеобъемлющий план действий») в Вене подтвердил, что остается в сделке».

 

Некоторые выводы из происходившего в Осаке.

Мир вошел в зону «неопределенности»? Вошел.

Мир пока не видит своих перспектив? Не видит.

Мир от глобализации по англосаксонским лекалам переходит в иное состояние? Переходит.

В мире все более проявляются тенденции к сотрудничеству «по новым интересам»? Проявляются.

Разные страны, вернее, политические элиты в разных странах ищут новых союзников-соратников ради того, чтобы «пересидеть катаклизм»? Ищут.

Большая тройка – США, КНР, РФ – хотела бы совместить свои потенциалы ради выхода из этой турбулентности на лидирующих позициях? Вопрос…

Рано или поздно в Вашингтоне и Пекине созреет понимание, что «вместе с Москвой мы – сила»? В Пекине уже созрела.

Кто будет ориентироваться только на Вашингтон либо на Пекин без участия Москвы? Хороший вопрос. И Владимир Путин дал ответ на эту дилемму и многим русофобам, и тем, кто явно не в силах самостоятельно пройти длительный процесс «мировой турбулентности». Наш президент, приглашая в этот новый «Ковчег» – не союзников, но партнеров – и отвергая русофобов, доходчиво объяснил: «Как к нам относятся, так и мы всегда будем ко всем относиться. Хочу, чтобы все это запомнили».

А мы-то сдюжим.

Версия для печати