ГЛАВНАЯ > Актуальное интервью

Испания: трудный путь к коалиции. Каким будет новое правительство?

12:06 25.06.2019 • Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»

В Иберийском королевстве издавна бытует поговорка о том, что сколько в стране испанцев, столько и политических партий. Мол, у каждого испанца на всё есть свое личная точка зрения, и привести ее к общему знаменателю порой бывает непросто. И партии вроде бы есть, и демократические институты работают, а вот поговорка продолжает жить. Но единение мнений все же возможно. Надеемся, что премьер Педро Санчес сможет преодолеть трудности и в ближайшее время сможет сформировать новое правительство. Консультации с политическими лидерами проводит также король Испании Фелипе VI. Переговоры идут трудно…

О сегодняшнем раскладе политических сил в Испании и перспективах формирования нового правительства королевства – наша беседа с Петром Павловичем Яковлевым, доктором экономических наук, руководителем Центра иберийских исследований Института Латинской Америки РАН, профессором Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова

 

«Международная жизнь»:  Петр Павлович, Испания с конца апреля этого года продолжает жить в напряженной политической обстановке. Состоялись досрочные всеобщие выборы, премьер Педро Санчес и его Социалистическая рабочая партия (ИСРП) добились значительных успехов, укрепив свои внутриполитические позиции. Но формирование нового правительства идет крайне сложно. С чем это связано?

Петр Яковлев:  В период с апреля по май 2019 года Испания жила в состоянии повышенной политической напряженности, вызванной практически перманентной избирательной борьбой. Правительство социалистов, пришедшее к власти в начале июня 2018 года в результате вотума недоверия администрации «народников» (Народная партия), не имело достаточной поддержки в парламенте, чтобы провести в жизнь необходимые стране реформы. Назначив досрочные всеобщие выборы, глава правительства Педро Санчес, действительно, добился значительного успеха и укрепил свои внутриполитические позиции. Достигнутый успех социалисты закрепили в результате победы на выборах в Европейский парламент, благодаря чему Мадрид сделал заявку на более заметную роль в европейских делах. Испания вышла на старт нового политического цикла, поскольку провозглашенной целью социалистов является реформирование социально-экономических структур и построение более справедливого общества. Однако на этом пути страну ожидают препятствия как внутреннего, так и внешнего порядка, что неизбежно затруднит реализацию стратегических планов правительства ИСРП. 

 

«Международная жизнь»:  Каковы, на ваш взгляд, результаты беспрецедентной по продолжительности и накалу межпартийных страстей избирательной гонки 2019 года в Испании? И как они отразили происходящие в стране политические и социально-экономические перемены?

Петр Яковлев:  Реперными точками электорального марафона стали досрочные всеобщие выборы 28 апреля и избирательный mix «супервоскресенья» 26 мая, когда испанцы голосовали за депутатов Европейского парламента, а также выбирали муниципальные и региональные власти в 12 из 17 автономных сообществ. Другими словами, с момента начала предвыборной борьбы (середина апреля) и до конца мая вся политическая жизнь Испании концентрировалась вокруг избирательных кампаний разных уровней. Но давайте начнем сначала. Решение о проведении досрочных выборов было принято председателем правительства Педро Санчесом в связи с тем, что возглавляемая им Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП – Partido socialista obrero español, PSOE), пришедшая к власти в начале июня 2018 года после вотума недоверия лидеру правившей в тот момент Народной партии (НП – Partido Popular, PP) Мариано Рахою, не имела достаточной поддержки в конгрессе депутатов (нижняя и ключевая палата Генеральных кортесов – общенационального органа законодательной власти) и не могла проводить необходимые стране законы. По сути, у правительства Педро Санчеса оказались связаны руки, что грозило ему неизбежной дискредитацией и, весьма вероятно, отстранением от власти.  

Каплей, переполнившей чашу терпения руководства социалистов, явился отказ большинства парламентариев одобрить государственный бюджет на 2019 год (в основе своей разработанный еще администрацией Народной партии), содержавший политически выигрышные для ИСРП поправки социального характера. По подсчетам экспертов, их принятие улучшало материальное положение порядка 14 миллионов испанцев, что могло существенно укрепить авторитет правительства и лично Санчеса. Вполне понятно, что оппозиция не могла преподнести ИСРП такой «подарок». 

Позиция социалистов базировалась на том, что в посткризисный период (особенно в 2014-2018 годы) испанская экономика не только в целом восстановилась после глубокого провала 2009-2011 годов и улучшила практически все ключевые финансово-экономические показатели, но и вышла на новые технологические рубежи, приобрела сравнительно высокую динамику роста ВВП, который в 2018 году достиг 2,6%.

Как показывают статистические данные, в последние годы в Испании увеличивалось частное и государственное потребление, ощутимо наращивались инвестиции в основной капитал, сравнительно высокими темпами рос оборот внешней торговли, резко сократилась безработица (хотя и оставалась на недопустимо высоком уровне), положительными значениями характеризовался счет текущих операций, снизился бюджетный дефицит, несколько уменьшился (по отношению к размеру ВВП) государственный долг, за счет снижения реальной заработной платы повысилась конкурентоспособность испанских товаров и услуг. 

В правительстве пришли к выводу, что, благодаря положительным экономическим результатам, в стране сложились благоприятные условия для внесения корректив в проводившуюся администрацией НП политику так называемого «бюджетного аскетизма» – сдерживания роста доходов большей части населения и снижения расходов на социальные нужды. Иными словами, была поставлена задача пересмотра национальной стратегии социально-экономического развития. 

Объявив 15 февраля 2019 года о проведении всеобщих выборов 28 апреля, Педро Санчес распустил Генеральные кортесы, а члены правительства, включая его председателя, перешли в категорию «исполняющих обязанности». Решившись на такой радикальный и во многом рискованный шаг, лидер социалистов максимально поднял политические ставки. Санчес рассчитывал значительно расширить электоральную базу ИСРП и радикально изменить расстановку сил в парламенте в свою пользу, в частности, благодаря заявленным популярным мерам социального характера, включая повышение минимальной заработной платы и пенсий. Разумеется, такого рода решения должны были повлечь за собой ощутимое увеличение государственных расходов, что практически всегда чревато ростом бюджетного дефицита, за снижение которого правительство Испании упорно и достаточно эффективно боролось после кризиса 2008-2009 годов (дефицит снизился с 10% ВВП в 2011 году до 2,5% в 2018-м). Именно названные меры легли в основу предвыборной программы социалистов и стали объектом критики со стороны правой оппозиции. 

 

«Международная жизнь»:  Петр Павлович, вы внимательно наблюдали за всем электоральным процессом в Испании. Какие особенности межпартийной борьбы вы бы отметили?

Петр Яковлев: Курс правительства Педро Санчеса на досрочные всеобщие выборы заставил другие политические организации провести мобилизацию своих сторонников и сформулировать альтернативные предвыборные программы. Сложная задача восстановления авторитета НП встала перед Пабло Касадо, сменившем Марияно Рахоя в качестве председателя Народной партии. За девять месяцев пребывания на этом посту (с 21 июля 2018 года) Пабло Касадо провел партийную чистку, освободившись от ближайших соратников своего предшественника, и совершил еще больший поворот вправо, чтобы более четко зафиксировать избирательную платформу «народников». Отдельные наблюдатели расценили этот тактический ход как «революционный», поскольку прежнее руководство скорее склонялось к центристской позиции и пыталось конкурировать с другими партиями в правоцентристском спектре политического поля. 

Сдвиг НП вправо сыграл на руку партии «Граждане» (Ciudadanos), для которых центристская позиция является наиболее комфортной. Созданная в 2006 году в Каталонии в качестве противовеса поднимавшему голову сепаратизму, эта партия добилась первого заметного успеха в 2009 году на выборах в Европейский парламент, а затем стремительно расширила свое влияние в большинстве регионов Испании и на внеочередных всеобщих выборах 26 июня 2016 года получила 32 места в конгрессе депутатов. 

В трудном положении оказалась радикально левая партия «Подемос» (Podemos – «Мы можем»). С одной стороны, приход к власти ИСРП давал шанс лидеру «Подемос» Пабло Иглесиасу делегировать своих представителей в исполнительную власть, например, в рамках левого коалиционного правительства. Но в то же время, и сам Иглесиас, и его сторонники, в последние годы понесли крупные репутационные потери, в том числе из-за явно нереальных экономических требований и двусмысленной позиции в вопросе урегулирования каталонского кризиса. Учитывая отмеченные слабости, руководители «Подемос» приняли решение повторить уже оправдавший себя в 2015 и 2016 годах опыт: объединиться с другими левыми и идти на выборы в составе коалиции под названием «Вместе можем – ВМ» (Unidas Podemos – UP). И еще одна особенность или даже - сюрприз. В декабре 2018 года в «большую испанскую политику» ворвалась ультраправая партия «Вокс» (Vox), добившаяся заметного успеха на выборах в Андалусии и получившая 12 мест в региональном парламенте. Тем самым ультраправые продемонстрировали свой растущий потенциал и активно пропагандировали избирательную платформу, озаглавленную «100 срочных действий» (100 medidas). 

В синтетическом виде многочисленные предложения ультраправых состояли в следующем: 

  • Усиление присутствия и влияния Испании в Европе и мире. 

  • Отказ Турции в присоединении к Европейскому союзу. 

  • Введение контроля за притоком иммигрантов, исходя из интересов развития национальной экономики. Обязательная интеграция иммигрантов в испанское общество. 

  • Борьба с исламским фундаментализмом, включая закрытие мечетей и экспатриацию имамов-экстремистов.  

  • Отмена автономного статуса Каталонии. 

  • Прекращение «разбазаривания» государственных средств. Урезание субсидий политическим партиям, профсоюзам, объединениям предпринимателей. Ликвидация (за ненадобностью) верхней палаты Генеральных кортесов – Сената. 

  • Снижение подоходных и корпоративных налогов. Прежде всего, уменьшение налога на доходы физических лиц и введение для основной массы налогоплательщиков плоской шкалы в размере 21% (сейчас максимальная ставка составляет 45%). 

  • Расширение поддержки малых и средних компаний, а также индивидуальных предпринимателей. 

  • Ужесточение мер по противодействию коррупции.

Кроме того, в выступлениях лидера «Вокс» Сантьяго Абаскаля содержались предложения уменьшить финансирование автономных сообществ, осуществить приватизацию государственных предприятий, ограничить право на забастовки, провести по либеральным лекалам реформу пенсионной системы и сократить целый ряд социальных расходов… 

Таким образом, испанские ультраправые достаточно органично влились в ряды европейских альтернативных организаций, выступающих за глубокие изменения всей существующей парадигмы строительства Объединенной Европы. Включение «Вокс» в предвыборную гонку довело число главных игроков на испанском политическом поле до пяти, что повысило накал межпартийных разногласий и определило ряд существенных особенностей электорального процесса. 

В частности, характерной чертой избирательной кампании апреля 2019 года явилась сравнительно высокая активность испанского электората – около 76%, что стало рекордным показателем с середины 1980-г годов. Этот факт говорил о том, что испанцы в подавляющем большинстве ощущали свою гражданскую ответственность за выбор стратегического направления общественного развития страны и потому считали политически важным (даже – обязательным) принять участие в голосовании. 

Еще одна особенность выборов 2019 года – повышенная активность иммигрантов, получивших испанское гражданство и право избирать и быть избранными, а таких в стране насчитывалось свыше двух миллионов человек или более 6% общего числа избирателей. По многочисленным эмпирическим данным, в среде «новых испанских граждан» (вчерашних иностранцев) был чрезвычайно распространен панический страх перед приходом во власть «Вокс», подталкивающий их к участию в голосовании на стороне более умеренных политических сил. Голоса «новых испанцев» – стал крупным электоральным резервом, за который развернулась острая межпартийная борьба. 

Другая характерная черта прошедшей предвыборной кампании – сохранившийся до последних дней необычно высокий процент неопределившихся в своих предпочтениях избирателей. Если в прежние годы этот показатель составлял порядка 25-30% испанских граждан, имеющих право голоса, то в апреле 2019-го он достиг 38,5%, что стало прямым следствием заметного расширения «политического предложения» – роста числа влиятельных партий, вступивших в предвыборную схватку за голоса избирателей. В условиях крайне обострившейся пропагандистской борьбы испанцам было все труднее принимать решение в пользу той или иной политической организации. Это обстоятельство учитывалось в избирательных штабах основных конкурентов и подогревало конкуренцию за «сомневающегося избирателя».

Социалисты, сделавшие акцент на социальных вопросах и взявшие курс на повышение жизненного уровня миллионов малоимущих, были и остаются нацелены на селективное повышение налогов. В том числе: на корпорации, крупные состояния и высокие доходы, дизельное топливо, банковские транзакции, НДС на электронные услуги (так называемый «налог на Google»), что, по расчетам экономистов, должно обеспечить рост государственных доходов с 34 до 40% ВВП. Подход ИСРП в целом разделяли лидеры коалиции «Вместе мы можем-Podemos», но одновременно требовали ощутимо снизить НДС на продукты питания и товары первой необходимости. 

Как и ожидалось, с прямо противоположными предвыборными предложениями выступили «народники», составившие костяк непримиримой оппозиции правительству социалистов. Следуя в русле требований значительной части предпринимательского сообщества, руководители Народной партии обещали «подлинную налоговую революцию», подразумевавшую снижение на 16 млрд евро в год фискальной нагрузки на экономику и граждан. В результате, убеждал избирателей лидер «народников» Пабло Касадо, каждый налогоплательщик будет ежегодно экономить 705 евро.  

Промежуточную позицию заняли «Граждане-Ciudadanos», которые пытались лавировать в стремлении удержать «умеренный электорат». Партия правого центра под руководством Альберта Риверы решительно отвергала «социалистическую» идею повышения налогов, но одновременно не была согласна с планом «народников» их тотально урезать. Определенные финансовые послабления, неоднократно подчеркивал Альберт Ривера, могут быть сделаны для почти 6 млн семей со сравнительно низкими доходами. 

В своем стремлении «быть правее правой НП» самую радикальную программу фискальной либерализации выдвинула ультраправая «Вокс». При этом ее лидеры ссылались на популярное в неолиберальных кругах, но не подтвержденное практикой утверждение, что снижение подоходного налога автоматически ведет к повышению налоговых поступлений. 

Подобного рода принципиальные разногласия характеризовали позиции основных политических игроков и по другим ключевым вопросам испанской действительности, что было отчетливо продемонстрировано в ходе предвыборных дебатов, отмеченных исключительно высоким градусом межпартийных противоречий.  

 

«Международная жизнь»:  И каковы же после такой острой борьбы оказались конкретные итоги всеобщих выборов?

Петр Яковлев:  Результаты голосования 28 апреля в целом подтвердили сделанные прогнозы и имевшие место предвыборные ожидания и привели к существенному изменению испанского политического ландшафта. Главным бенефициаром, как и ожидалось, стала ИСПР, которая получила около 29% голосов (на предыдущих всеобщих выборах в 2016 году у нее было менее 23%) и увеличила свое представительство в конгрессе с 85 до 123 депутатов. Основным конкурентам социалистов – «народникам» – предрекали сокрушительное поражение. Так и получилось: консерваторов поддержали меньше 17% избирателей (в 2016 – 33%), а депутатский корпус Народной партии сократился более чем вдвое – со 137 до 66 парламентариев. Крупная неудача (тоже предсказуемо) постигла и левую коалицию. Вместо 21,15% голосов она набрала только 14,31%, а количество депутатов снизилось с 71 до 42. Ощутимо нарастила свое политическое влияние партия «Граждане»: число полученных голосов увеличилось с 13,06% до 15,84%, а депутатов – с 32 до 57. Подлинную сенсацию ожидали от партии «Вокс», и она «почти не подвела». Эксперты считали, что этот «новичок» в большой политике национального уровня мог заручиться поддержкой 12,5% электората и сформировать парламентскую фракцию в составе 32 депутатов. На самом деле результаты «Вокс» оказались заметно скромнее: 10,26% голосов и 24 конгрессмена. Исходя из этих данных и общего количества членов конгресса – 350 человек, не сложно подсчитать, что на долю «большой пятерки» политических игроков пришлось 312 (или 89%) депутатских мандатов, а все остальные участники электоральной гонки поделили между собой немногим больше 14% голосов и 38 парламентских мест. 

 

«Международная жизнь»:  О чем же свидетельствуют приведенные результаты досрочных всеобщих выборов 28 апреля? 

Петр Яковлев: Во-первых, Испания оказалась разделенной на два примерно равных политических лагеря: 165 депутатов конгресса будут представлять левые силы (ИСРП и «Вместе мы можем»), а 147 – весьма вероятный правый блок, в который могут войти парламентарии от НП, «Граждан» и «Вокс». Во-вторых, относительно небольшое преимущество левых позволило социалистам сохранить власть, но не обеспечило им в конгрессе абсолютного большинства (для него необходимо 176 мест). И это

затруднило действия руководства ИСРП по формированию нового правительства, вынудило его искать союзников в рядах региональных партий. Такой опыт у ИСРП уже есть, что в свое время позволило «свалить» Мариано Рахоя, но любая поддержка «регионалов», включая каталонских, всегда имеет вполне определенную материальную и политическую цену. Политическая сверхзадача Педро Санчеса – перетянуть на свою сторону (или хотя бы нейтрализовать в каких-то вопросах) «Граждан», ослабив таким образом правый фронт. И, в-третьих, сложившаяся в стране расстановка сил означала неустойчивое политическое равновесие, которое в любой момент может быть нарушено, например, в случае ошибок со стороны правительства или существенного ухудшения экономического положения.  

Нужно отметить и тот немаловажный момент, что результаты досрочных всеобщих выборов закрепили сложившийся тренд на изменение партийной конфигурации политической системы Испании: отход от двухпартийности (многолетнее доминирования ИСРП и НП) и складывания многопартийной структуры Статистика убедительно подтверждает этот тезис Начиная с 1980-х и вплоть до 2011 года социалисты и «народники» получали 70-80% голосов избирателей, практически полностью контролировали законодательную власть и поочередно формировали правительство. На выборах 28 апреля 2019 года ИСРП и НП впервые за три с лишним десятилетия были поддержаны менее чем 50% избирателей. Хотел бы подчеркнуть, что испанские социалисты одержали победу на всеобщих выборах впервые за 11 лет и получили на 42% больше голосов избирателей, чем их традиционные и основные противники – «народники»: соответственно 7 млн 425 тысяч и 4 млн 317 тысяч, что дало повод отдельным политическим комментаторам говорить о «социалистическом электоральном чуде». 

Достаточно убедительная победа социалистов (при всех возможных оговорках) означала сдвиг влево на политическом поле Испании. ИСРП под руководством Педро Санчеса объективно получила шанс привлечь на свою сторону другие партии и сформировать в парламенте левое большинство, а также – создать дееспособное (возможно – коалиционное) правительство и проводить необходимые реформы. Однако после внимательного анализа результатов голосования 28 апреля Педро Санчес не стал спешить с заключением межпартийных правительственных альянсов. Главным сдерживающим фактором являлись предстоявшие 26 мая выборы в подавляющем большинстве испанских автономий и муниципалитетов, а также (в тот же день) выборы в Европейский парламент. Руководство ИСРП не без оснований считало, что итоги этих избирательных кампаний, не меняя существенным образом расстановки сил в Генеральных кортесах, могут несколько подкорректировать политические результаты, полученные 28 апреля. В этой связи голосование 26 мая рассматривалось в качестве «второго тура» всеобщих выборов. В любом случае, в 2019 г. Испания вступила в новый политический цикл, в ходе которого неизбежно возрастет влияние альтернативных игроков. 

 

«Международная жизнь»:  Но вот и выборы в Европарламент миновали. Каковы же их результаты, каковы ваши выводы? 

Петр Яковлев:  Как и на апрельских всеобщих выборах, ИСРП получила самую широкую поддержку избирателей и провела в Европарламент 20 депутатов (в 2014 году их было на шесть меньше – 14). Более того, ИСРП набрала на четыре процентных пункта голосов больше, чем на всеобщих выборах: 28,68% и 32,84%, уступив первенство социалистам и потеряв четыре депутатских места, НП, тем не менее, заметно повысила результат, достигнутый в апреле (16,70% и 20,13% соответственно), и получила 12 европарламентских мандатов. На третьем месте по числу голосов (12,17% против 3,17% в 2014 году) и количеству евродепутатов (семь вместо двух в 2014-м) обосновались «Граждане», что подтвердило их растущий вес в национальной политике. Формально, по сравнению с 2014 годом немного улучшили свои показатели левые радикалы, получившие шесть мест вместо пяти. Но следует иметь ввиду два момента: за месяц, прошедший со всеобщих выборов, коалиция «Вместе мы можем-Подемос» утратила поддержку значительной части электората (10,05% вместо 14,31%); кроме того, в 2014 году «Подемос» участвовала в выборах в одиночку, без союзников. Наконец, три места в Европарламенте получила «Вокс», набрав в четыре раза больший процент голосов, чем в 2014 году. Но и в данном случае, электоральный результат ультраправых был значительно скромнее по сравнению со всеобщими выборами: 6,2% и 10,26%. 

Какие можно сделать выводы из приведенного анализа? Прежде всего, обращает на себя внимание своеобразный «электоральный отскок» двух ведущих партий – ИСРП и НП. Обе они закрепили свое лидерство и оторвались от ближайшего преследователя – «Граждан», несмотря на его очевидный прогресс. Кроме того, показательна концентрация политического влияния в руках «большой партийной пятерки» (ИСРП, НП, «Граждане», «Подемос» и «Вокс»). Если в 2014 году на их долю пришлось менее 62% голосов и 37 депутатских мест, то в 2019-м – свыше 81% и 48 мандатов. И еще. По сравнению со всеобщими выборами при голосовании за евродепутатов испанские избиратели явно отдали предпочтение более умеренным политическим силам, снизив уровень поддержки радикальных партий. 

Разумеется, в политических, деловых и экспертных кругах Испании проявили значительный интерес к общим результатам выборов в Европейский парламент, внимательно проанализировали их итоги и возможные последствия, отметив ряд ключевых моментов. 

В частности, по мнению многих испанских аналитиков, выборы в Европарламент в целом «оставили кисло-сладкое послевкусие». С одной стороны, евроскептики получили несколько меньше голосов избирателей, чем ожидалось (порядка 25%, а не 33%), но вместе с тем, «призрак правого популизма продолжает бродить по Европе», угрожая стабильности институтов Евросоюза. 

В Испании считают, что Европейский союз «выдержал лобовую атаку ультраправых сил» и сумел «обуздать популистскую волну», в частности, благодаря росту популярности либералов и зеленых, которые увеличили свое представительство в Европарламенте со 117 до 175 депутатов (23% всего состава). Одновременно в ведущих «мозговых центрах» отметили то немаловажное обстоятельство, что Испания (вместе с Португалией) превратилась в политический бастион европейской социал-демократии и выступает против сворачивания тех интеграционных инициатив, которые не устраивают евроскептиков. В Мадриде надеются, что еврооптимистическая центристская позиция испанского руководства поможет предотвратить развал Евросоюза и сохранить вектор на дальнейшее развитии объединительных процессов. 

Новая расстановка сил в Европарламенте дает Испании шанс покинуть обычный для нее «задний план» европейской политики и занять место, точнее отвечающее ее реальному демографическому и экономическому потенциалу. Ключевым фактором политического возвышения Испании может стать договоренность Педро Санчеса и ЭммануэляМакрона о формировании оси Париж – Мадрид и шире: об общеевропейском стратегическом взаимодействии либералов и социал-демократов. На практике, считают в испанском экспертном сообществе, это должно означать образование новой «Большой коалиции», призванной заменить альянс консерваторов и социалистов, доминировавший на европейском политическом поле в течение нескольких десятилетий. Именно об этом шла речь на встрече двух лидеров в Елисейском дворце непосредственно после завершения выборов в Европарламент. Претендуя на более заметную роль в европейских делах, официальный Мадрид стремится продвинуть в институтах Евросоюза собственную повестку, согласовав ее с лидерами ведущих государств Объединенной Европы. В испанских правящих кругах считают, что в ближайшие годы страны ЕС и организация в целом столкнется с целым рядом проблем, в решении которых новый состав Европарламента (в том числе депутаты-испанцы) должен принять максимально активное участие. По мнению Мадрида, основными задачами стратегического порядка являются: нейтрализовать популистов и евроскептиков и укрепить позиции еврооптимистов; акцентировать в политике Евросоюза социальную составляющую в русле предложений социал-демократических партий (в частности, ИСРП); занять жесткую и непримиримую позицию в отношении сепаратистов; четко зафиксировать европейские финансовые и торгово-экономические интересы и отказаться от автоматической поддержки действий США на мировой арене; проводить политику «сдерживания» торгово-экономической и финансовой экспансии Китая в Европе; в целом выработать «державную логику» поведения Евросоюза в международных делах…

И завершая нашу беседу, хотел бы отметить следующее. Нет сомнений в том, что результаты избирательного марафона 2019 года еще долгое время будут оказывать воздействие на политическую и социально-экономическую ситуацию в Испании. В стране происходит изменение общественного климата, о чем, в частности, свидетельствовала сравнительно высокая явка избирателей. Многие испанцы осознали, что от их голоса зависит, каким образом будут решаться многочисленные проблемы, накопившиеся в кризисные и посткризисные годы. 

Успех, достигнутый ИСРП, укрепляет позиции Педро Санчеса и его «команды», дает социалистам и их возможным союзникам шанс провести в жизнь программу давно назревших преобразований. Но у курса реформ остается немало влиятельных противников, готовых (если им позволят обстоятельства) заблокировать правительственные решения. Это говорит о том, что испанскому обществу в обозримом будущем предстоит пройти через сложный этап политических сражений, окончательный исход которых остается не вполне очевидным.  

 

«Международная жизнь»:  Однако, борьба за формирование полноценного правительства Испании еще не окончена. Идут сложные переговоры руководителя социалистов с лидерами других партий. Они трудны и мало предсказуемы. Что бы вы, Петр Павлович добавили к уже сказанному?

Петр Яковлев:  Поживем – увидим. И спасибо за внимание.

 

«Международная жизнь»:  Благодарим вас, Петр Павлович, за интересную беседу.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати