ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Всеобщие выборы в Индонезии: фестиваль демократии и противоречий

12:19 30.05.2019 • Артём Гарин, студент СПбГУ

Фото: rappler.com

В Индонезии состоялись всеобщие выборы, которые во многом стали повторением выборов 2014-го. Борьба за пост президента и вице-президента страны развернулась между тандемами Д. Видодо/М. Амин и П.Субианто/С. Уно. Результаты выборов спровоцировали массовые беспорядки. Вопросы об их истоках и ходе выборов в целом рассматриваются в данном материале.

 

Краткая характеристика

Выборы в Индонезии –настоящий государственный праздник. Официально день выборов является выходным, что как ожидается, обеспечивает более высокую явку избирателей. Некоторая часть индонезийцев называют выборы «фестивалем демократии». Так, и в апреле 2019 г. в Индонезии прошли всеобщие выборы, где более чем на 800 тыс. избирательных участках свои голоса отдали почти 160 млн. избирателей. В этот день индонезийцы выбирали президента/вице-президента, 575 членов Совета народных представителей (СНП) и т.д.[1] Президентская гонка 2019 г. во многом стала повторением борьбы 2014 г. между Джоко Видодо и Прабово Субианто.

Подробнее о кандидатах

Стоит напомнить, что для победы на выборах в Индонезии тандем из кандидатов в президенты/вице-президенты должен набрать более 50% голосов избирателей. Если ни одна из «команд» не получила столь нужные 50% в первом туре – две лучшие пары кандидатов с наибольшим числом голосов продолжают борьбу во втором. Несмотря на упорный характер борьбы в 2019 г., этого не произошло. Можно смело утверждать, что тандем действующего президента Индонезии Джоко Видодо и Маруфа Амина уверенно опередил своих оппонентов в лице экс-военнослужащего Прабово Субианто и бизнесмена Сандиаго Уно, о которых поговорим чуть позже.

 

Источник: составлено автором на основе данных Всеобщей избирательной комиссии Индонезии (KPU)

В индонезийской избирательной системе есть свои нюансы. Так, например, тандем из кандидатов должен продемонстрировать поддержку партий, занимающих 20% мест в СНП или получить 25% голосов в поддержку представляемой ими партии на всеобщих выборах. Учитывая отсутствие в СНП действительно крупных партий (самая многочисленная партия занимает менее 20% мест), команды кандидатов неизбежно формируют коалиции. Беря во внимание данное требование, необходимо подчеркнуть, что кандидатура Д. Видодо и М. Аминаизначально обладала некоторым преимуществом, так как её поддержали пять партий, входящих в Совет народных представителей страны. Во-первых, основную поддержку оказала партия Мегавати Сукарнопутри («Indonesian Democratic Party of Struggle», PDI-P), занимающая 128 мест в СНП и, по совместительству, членом которой является сам президент Д. Видодо. Во-вторых, нельзя оставить без внимания поддержку партии «Golkar», где председательствует министр промышленности Индонезии Airlangga Hartarto (85 мест в СНП). В-третьих, особую роль сыграла группа партий, в числе которых «National Awakening Party» (PKB), «United Development Party» (PPP) и «Nasdem» и т.д. В сумме рассматриваемая коалиция представляет прим. 60,696% мест в СНП.

Рассматривая личности кандидатов, стоит обратиться к истории М.Амина. Помимо того, что кандидату на пост вице-президента из лагеря Джокови уже 75 лет, М. Амин также являлся главой руководящего совета Исламского движения Nahdlatul Ulama.[2] В 1998 г. он выступал в поддержку создания «National Awakening Party» (PKB), одним из основателей которой стал экс-президент Индонезии Абдуррахман Вахид. Нельзя не согласиться с экспертами, что М. Амин имеет весомый «послужной список».

Действительно, бороться со столь крупной коалицией довольно непросто, но П. Субианто и С. Уно смогли навязать конкурентную борьбу. Если с деятельностью Д. Видодо и М. Амина мы уже ознакомились, необходимо охарактеризовать второй тандем кандидатов. П. Субианто – опытный индонезийский военный и политик, а также зять экс-президента Сухарто. Политическую карьеру начал в 2009 г., когда баллотировался на пост вице-президента в тандеме с М.Сукарнопутри. После неудачи на выборах 2009 г. П. Субианто решил участвовать в выборах в качестве кандидата в президенты Индонезии, причем стал главой партии «Gerinda». В свою очередь, кандидат в вице-президенты из лагеря г-на Субианто, С. Уно в настоящее время занимает должность заместителя губернатора Джакарты, при этом обладает довольно успешным предпринимательским бэкграундом (ранее входил в список 50-ти богатейших людей Индонезии). В течение своей политической и бизнес-карьеры С. Уно успешно поддерживал имидж благотворителя и религиозного человека. Как отмечает австралийский исследователь Кевин Эванс, во многих отношениях С. Уно является образцом для подражания для мусульманского среднего класса[3].

Команду кандидатов поддержала партия самого П. Субианто («Gerindra»), а также партии экс-президента страны С. Юдойоно («Demokrat»), the «National Mandate Party» (PAN), «Prosperous Justice Party» (PKS) и партия Т. Сухарто («Berkarya»). Общее число представителей коалиции в Совете народных представителей составляет прим. 39,304% мест в СНП.[4]

Источник: составлено автором на основе данных Всеобщей избирательной комиссии Индонезии (KPU)

Источник: составлено автором на основе данных Всеобщей избирательной комиссии Индонезии (KPU)

Предвыборные программы кандидатов

Анализируя предвыборные программы кандидатов, можно выявить некоторые сходства. Во-первых, все они были сосредоточены экономическом росте в будущем (но разными путями) и сокращением уровня коррупции. Президент Д. Видодо обещал продолжить курс на развитие инфраструктуры Индонезии (строительство автомагистралей, высокоскоростных железных дорог, аэропортов и т.д), привлечение инвестиций, а также на совершенствование образования и социального благополучия. [5] Необходимо отметить, что у программы Д. Видодо есть и противники. Например, попытка Джокови установить более тесные отношения с КНР с целью привлечения больших инвестиций и одобрение им инициативы «Один пояс – один путь» (ОПОП) привело к некоей напряженности среди индонезийского электората. Возможно, некоторая часть избирателей нашла «спасение» в программе г-на Субианто, по мнению которого иностранцы занимают рабочие места самих индонезийцев и «выкачивают ресурсы» из страны.

 

Насущные проблемы

Предвыборная гонка 2018-2019 гг., без сомнения, стала самой агрессивной за всю современную историю Индонезии. Немаловажную роль здесь сыграли социальные сети, где были замечены случаи распространения резонансной и некорректной информации. Где-то электорат, выступающий против политики Д. Видодо сравнивал его программу с деятельностью экс-президента США Б. Обамы, характеризовал его как «прокитайского» кандидата и т.д. Противники П. Субианто, в свою очередь, стремились акцентировать внимание на его военном прошлом, а также выражали обеспокоенность его «негативным отношением к демократии». Необходимо добавить, что на выборах 2014 г. ситуация была практически идентична. В оценках экспертного сообщества тогда было распространено опасение, что в ходе президентских выборов решалась судьба положения индонезийской демократии. Как утверждает доцент Австралийского национального университета (АНУ) Маркус Митцнер в своем труде «Fighting Illiberalism with Illiberalism: Islamist Populism and Democratic Deconsolidation in Indonesia», президентство г-на Субианто поставило бы Индонезию «на путь авторитарного возрождения».[6]

Учитывая факт, что Индонезия является крупнейшей мусульманской страной в мире, вопросы, касающиеся вероисповедания и его роли в жизни страны всегда были ключевой повесткой дня. На прошедших выборах этот вопрос также поднимался. Действительно, памятуя о предвыборном казусе уже экс-губернатора Джакарты (2017 г.), можно утверждать, что данный вопрос остается движущей силой выборного процесса.[7] Также стоит упомянуть, что оба кандидата в вице-президенты представляют две разные исламские общины.

Некоторые эксперты призывают Д. Видодо к рассмотрению мер по предоставлению большего числа возможностей для мусульман с низким доходом (особенно молодым поколениям) для обеспечения их экономической стабильности в будущем. Перераспределение земли, предложенное Д. Видодо и вице–президентом М. Амином, может стать приоритетным пунктом программы рассматриваемого тандема на втором сроке.

Очередной вопрос, который также является движущей силой общественной мысли Индонезии – проблема социального неравенства в стране. К сожалению, такого рода дебаты сводятся к оперированию разного рода и качества фактами о «доминировании китайско-индонезийской общины в частном секторе Индонезии». Отношение к росту влияния КНР как в регионе, так и мире, со стороны индонезийцев варьируется от относительно теплого до прохладного. С одной стороны, развитие экономики КНР положительно воздействует на торговые процессы в регионе, предоставляет большее число возможностей для развития бизнес-сообщества и т.д., с другой – укрепление военной мощи Китая воспринимается в качестве «возможной угрозы», в том числе и для самой Индонезии. Можем сделать вывод, что индонезийское восприятие стремительного роста влияния Китая характеризуется довольно динамичным характером и новоизбранный прагматичный президент Д. Видодо доказывает данный факт.[8] Говоря о некоей противоречивости двусторонних отношений непременно стоит упомянуть о Соглашении о стратегическом партнерстве (2005 г.). Разумеется, документ должен был укрепить двусторонние отношения между Индонезией и КНР, что и произошло. Опять же есть один нюанс: побочным результатом действия Соглашения стал рост дефицита в торговых отношениях между двумя государствами.

Источник: составлено автором на основе данных Министерства торговли Индонезии

Анализируя индонезийско-китайские отношения эксперты также отмечают, что Индонезии нужно поддерживать относительно тесный характер связей с КНР, но в то же время не следует забывать о диверсификации торговых отношений, что имеет большую ценность для индонезийской внешней политики в наши дни. Кроме того, нормализация отношений с лидером АТР может поспособствовать увеличению роли Индонезии как в региональном, так и в глобальном масштабах.

 

Массовые беспорядки после выборов 2019 г.

После официального объявления Всеобщей избирательной комиссии Индонезии (KPU) о победе тандема Д. Видодо/М. Амин со стороны лагеря П. Субианто последовали заявления о несогласии с результатами выборов. В результате, возникший резонанс прокомментировал председатель Комиссии Ариеф Будиман: «уступившая пара кандидатов может оспорить результаты в Конституционном суде Индонезии в течение трех дней после официального объявления итогов голосования».[9]

Согласно материалам Jakarta Post, команда г-на Субианто заявила о непринятии результатов выборов, ссылаясь на «структурную, системную и массовую» фальсификация голосования. Необходимо уточнить, что Индонезийский орган по надзору за всеобщими выборами (Bawaslu) в итоге не принял обвинения в адрес команды Д. Видодо, объясняя решение недостатком доказательств со стороны П. Субианто. Так или иначе, часть разочарованных сторонников из оппозиционного лагеря заявила о будущих протестах из-за результатов выборов.[10] По оценкам протестующих, на улицы должны были выйти прим. 1 млн. человек, но, как большая часть населения Индонезии, так и экспертов усомнились в данном факте.  Команда Джокови заявила об уважении права команды С. Прабово на оспаривание результатов выборов в правовом порядке, но одновременно критиковала возможную причастность лагеря экс-военнослужащего к протестным настроениям.[11][12] 22 мая С. Прабово опубликовал видеообращение[13] в Twitter, где призвал протестующих к прекращению беспорядков.

Поствыборная борьба развернулась не только на улицах Индонезии, но и в кулуарах политической элиты страны. Растущая напряженность среди индонезийцев стала причиной начала диалога между сторонами.По сообщениям того же издания «Jakarta Post», вновь избранный Д. Видодо провел ряд встреч с представителями партий, изначально поддержавших кандидатуру уступившего П. Субианто. Президент пообщался с А. Юдойоно из партии «Demokrat» и председателем «National Mandate Party» (PAN) З. Хасаном. Возможно, встречи за закрытыми дверями прошли довольно успешно. А. Юдойоно заявил, что станет «связующим звеном между вновь избранным президентом и главой партии. З. Хасан поддержал А. Юдойоно и призвал все стороны урегулировать спор мирными средствами, в особенности путем диалога.[14] Существует мнение, что «Demokrat» и «PAN» планируют присоединиться к правящей коалиции. На данный момент, обе партии являются единственными представителями оппозиционного лагеря, признавшими победу Д. Видодо. Вполне вероятно, что данный факт может подтвердить ожидания экспертов.

Пресс-секретарь Конституционного суда Индонезии Фаджар Лаксоно заявил, что о назначении даты первого слушания по спору о президентских выборах на 14 июня 2019 г., в то время как крайний срок вынесения судебного вердикта запланирован на 28 июня 2019 г. [15] Таким образом, результаты выборов будут окончательно подтверждены до августа нынешнего года. Стоит полагать, что разрыв в 17 млн. избирателей между тандемом Д. Видодо/М. Амин и П. Субианто/С. Уно, вероятно, окажет немалое влияние на итоговое решение Конституционного суда Индонезии.[16] Так или иначе, тандем Д.Видодо и М. Амина получил поздравления от мирового сообщества в том числе и от Президента РФ Владимира Путина.[17]

 

Исторические параллели

Некоторые сравнивают поствыборную ситуацию в Индонезии 2019 г. с инцидентами в стране 1998-го, но, на мой взгляд, сходств здесь гораздо меньше, чем различий и нынешняя обстановка крайне далека от протестов более чем двадцатилетней давности. Протесты 1998 г. были вызваны негативной экономической обстановкой в Индонезии. Имели место быть высокий уровень безработицы, рост цен на товары общего потребления, девальвация национальной валюты и т.д., но никак не недовольство результатами выборов. [18] Эксперты характеризуют поствыборную ситуацию 2019-го как «мобилизацию политических групп».[19]

Резюмируя всё вышеизложенное, необходимо выразить надежду на прекращение беспорядков и продолжение инклюзивного диалога между сторонами. Так или иначе, представителям обеих коалиций предстоит совместная работа по продвижению интересов страны, улучшению социального благополучия, развитию инфраструктуры и расширению взаимопонимания в будущем. Для более полной картины следует ожидать скорого вердикта Конституционного суда Индонезии.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] Участие во всеобщих выборах запрещено полицейским/военнослужащим для сохранения беспристрастности выборов. Эксперты объясняют данный факт «историей авторитарного правления в Индонезии под руководством военных».

[2] Nahdlatul Ulama – крупнейшая мусульманская организация Индонезии.

[3] Evans K., «Guide to the 2019 Indonesia Elections»., 2019 г., - 13 pp.

[4] Как отмечают эксперты, основные изменения между двумя коалициями заключаются в переходе партий «Golkar» и «PPP» в коалицию Д. Видодо.

[5] https://jokowiamin.id/joko-widodo/

[6] Mietzner, M. 2018. “Fighting Illiberalism with Illiberalism: Islamist Populism and Democratic Deconsolidation in Indonesia.” Pacific Affairs 91 (2): 261–282 pp.

[7] В 2017 г. губернатор Джакарты Б. Пурнама был осужден за ряд высказываний во время предвыборной кампании, которые многие мусульмане впоследствии сочли оскорблением Корана. Ситуация привела к выходу на улицы сотен тысяч мусульманских протестующих. Г-н Пурнама освобожден в январе 2019 г.

[8] Оба государства вступили на путь нормализовали отношений с 1990-х годов, в особенности в 1998 г., когда в Индонезии произошел пересмотр политики после правления Сухарто. Президент Абдуррахман Вахид был первым президентом, кто инициировал более тесные отношения с Китаем.

[9] https://www.thejakartapost.com/news/2019/05/21/prabowo-to-challenge-election-results-at-constitutional-court.html

[10] https://www.thejakartapost.com/news/2019/05/21/kpu-names-jokowi-winner-of-election.html

[11] Лагерь г-на Субианто отверг причастность к беспорядкам, заявив, что это работа провокаторов.

[12] Согласно сведениям губернатора Джакарты Аниса Басведана на 23 мая, медицинская помощь оказана более чем семистам человек, 79 из которых получили тяжелые ранения. Также во время протестов от ножевых ранений погибли четыре человека.

[13] https://twitter.com/i/status/1131233899252609024

[14] https://www.thejakartapost.com/news/2019/05/23/political-maneuvers-continue-as-jakarta-burns-.html

[15] https://uk.reuters.com/article/uk-indonesia-election/indonesian-opposition-set-to-challenge-election-result-in-court-idUKKCN1SU0GW

[16] https://www.thejakartapost.com/academia/2019/05/29/congrats-with-postscript.html

[17] http://kremlin.ru/events/president/news/60560/print

[18] В 1997 г. Индонезию поразил «Азиатский кризис».

[19] https://www.scmp.com/week-asia/politics/article/3011025/1-million-will-march-against-indonesia-presidential-poll-result

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати