ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

К внеочередному саммиту Лиги арабских государств

11:47 28.05.2019 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

Король Саудовской Аравии Сальман ибн Абдель Азиз Аль Сауд пригласил лидеров стран-участниц Лиги арабских государств (ЛАГ) на экстренный саммит в Мекке, запланированный на 30 мая, для обсуждения ситуации с безопасностью в регионе.

К сведению: положение о саммитах ЛАГ предполагает проведение встреч в верхах раз в год в марте. В то же время, в случае появления вопросов, связанных с национальной безопасностью арабских стран, можно созывать и внеочередные саммиты, если с такой инициативой выступит одно из государств-членов. Что и сделала Саудовская Аравия.

В рамках чрезвычайного саммита будет проведена отдельная встреча лидеров стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ).

Кроме того, в тот же день состоится заседание высокопоставленных чиновников Организации исламского сотрудничества (ОИС).

Триггером внеочередного саммита ЛАГ стали диверсионные акты, проведенные против торговых судов в территориальных водах ОАЭ и атаки против двух нефтяных насосных станций в Саудовской Аравии.

Но, пожалуй, основная причина беспокойства в арабском мире и, в частности, монархов Персидского залива – это резкое обострение обстановки на Ближнем Востоке в целом, в том числе в зоне Персидского залива и вокруг Ирана.

И все эти планируемые в Мекке мероприятия на высоком арабском и мусульманском уровне самым непосредственным образом связаны с общей опасной ситуацией в регионе, а теракты - лишь повод для встреч.

Сразу отметим, что основной причиной такого взрывоопасного положения в ближневосточном регионе стали Соединенные Штаты, которые, незаконно выйдя из международных договоренностей по ядерной проблеме Ирана (Совместный всеобъемлющий план действий - СВПД), начали беспрецедентную финансово-экономическую атаку на Иран, сопровождая ее усилением своего военного присутствия в регионе. К середине мая Вашингтон стянул в район Персидского залива как минимум семь военных кораблей во главе с авианосцем Abraham Lincoln. Также у входа в залив стоит десантный корабль Kearsarge.

Иран соответственно отвечает жесткой антиамериканской риторикой и угрозами, в случае обострения ситуации, уничтожить авианосцы ВМС США, а также перекрыть Ормузский пролив, через который проходит до трети всей «танкерной» нефти, и прежде всего, нефти монархий Персидского залива, что им совершенно не нравится. Началась ирано-американская психологическая война, чреватая перейти в горячую.

Фазой этой войны стало объявление Вашингтоном одного из двух компонентов вооруженных сил ИРИ - Корпуса стражей исламской революции (КСИР) террористической организацией. В ответ Тегеран признал террористической организацией Центральное командование вооруженных сил США (CENTCOM), к зоне ответственности которого относятся Ближний Восток и Центральная Азия. При этом генеральный штаб вооруженных сил ИРИ предупредил о готовности использовать все средства для борьбы с американскими террористами, которые ныне представлены военнослужащими США в регионе.

Прошло немного времени, и разведка США заявила о подготовке иранской стороной операций по нападению на военнослужащих и дипломатический персонал США. В связи с этим Ирак покинули сотрудники дипмиссий и некоторые представители энергетических компаний.

В этих условиях постоянной эскалации напряженности арабские страны, в первую очередь монархии Персидского залива, пожалуй, будут решать на саммите в Мекке главные вопросы: как избежать большой «горячей войны» в регионе, как решить проблему Йемена и как нейтрализовать Иран. Члены ССАГПЗ планируют также разработать и согласовать план совместных действий на случай непредвиденных обстоятельств.

Понятно, что практически все участники предстоящего форума являются, если не противниками ИРИ, то, во всяком случае, ее недоброжелателями. Ну, может быть, кроме Палестины и, возможно, Ирака. Даже Сирию в ЛАГ представляет оппозиция режиму Асада. Поэтому рассчитывать на сочувствие или хотя бы понимание со стороны арабских стран Тегерану не приходится.

Показательно, что ещё на мартовском этого года очередном саммите ЛАГ в Тунисе генеральный секретарь ЛАГ Ахмед Абу аль-Гейт в своей вступительной речи осудил вмешательство Ирана и Турции в дела арабских государств, которое «усиливает и затягивает» кризисы в регионе.

В этой связи можно с уверенностью говорить, что 30 мая «иранский вопрос» (возможно, сначала в преломлении противодействия хуситам в Йемене, которых поддерживает Тегеран) будет стоять в первых пунктах повестки дня и дискуссий.

Особенностью нынешней ситуации в арабо-иранском противостоянии является то, что антагонист Ирана – Израиль перестает быть врагом для арабского мира и объединяется с ним в противостоянии с ИРИ. Вероятно, по принципу враг моего врага – мой друг. Тому есть подтверждения. И не только тайные арабо-израильские контакты по линии спецслужб, но и вполне открытые факты. Так, наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман признал 2 апреля 2018 года право израильтян иметь свою родину (Это немыслимое ранее признание существования Государства Израиль!). Визит премьера Израиля Нетаньяху в Оман в октябре прошлого года, визит его сына, а затем тогдашнего министра культуры и спорта Израиля в Объединенные Арабские Эмираты в том же месяце свидетельствуют о растущем взаимопонимании с Израилем. Это также стало очевидным в феврале на Варшавской конференции по Ближнему Востоку, которая представляла собой первую международную встречу арабов и израильтян с начала 1990-х.

К началу чрезвычайного саммита в Мекке администрация Трампа решила сделать подарок своим арабским союзникам. Госсекретарь США Майк Помпео распорядился одобрить 22 сделки, предполагающие продажу Саудовской Аравии, ОАЭ и Иордании оружия на сумму в $8,1 млрд. Ясно, что это оружие предназначается на борьбу с Ираном. И это не скрывается. В официальном сообщении Госдепа говорится: «Эти продажи будут поддерживать наших союзников, укреплять стабильность на Ближнем Востоке и помогать этим странам защищаться от Исламской Республики Иран и сдерживать ее».

Не вызывает сомнений факт, что предстоящий внеочередной саммит ЛАГ, ССАГПЗ и руководства ОИС ничего хорошего не сулит Ирану. Его потенциальные противники из арабских стран будут координировать свое противостояние с ИРИ, строить совместную основу для осуществления антииранской политики, готовиться к силовому противоборству в случае возникновения подобной необходимости.

Если будет осуществлена подобная жесткая программа саммита, то угроза блокады Ирана возрастет во много раз. И не только блокады, но и войны.

Однако до большой войны против ИРИ, пожалуй, дело не дойдет. Ведь, по сути, ее опасаются и не хотят во всех столицах стран, втянутых в противостояние с Ираном, и на Западе и на Востоке. Но историки прекрасно знают, что войны зачастую начинаются именно тогда, когда никто их не хочет. В обстановке военного психоза любая случайно брошенная спичка может привести к взрыву. А такая спичка реально существует: это Йемен.

Не исключено, что в Мекке решат усилить давление на хуситов (и опосредственно – на Иран), вплоть до активизации военных операций. И никто не даст гарантии, что Иран в том или ином виде не будет втянут в боевые действия.

В Тегеране прекрасно понимают, что Иран сегодня находится на грани войны. Поэтому еще до важного для всего Ближнего Востока арабского саммита Иран собирается предложить странам Персидского залива договор о взаимном ненападении на фоне ситуации в Ближневосточном регионе. Министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф заявил, что в настоящее время происходит подготовка документа с предложением подобного договора.

Вполне вероятно, что в итоге на саммите в Мекке договоренности арабских стран, которые явно не желают эскалации напряженности, будут относительно мягкими для Тегерана, но с определенными условиями, ограничивающими активность военно-политической деятельности ИРИ в регионе.

Как реально будут складываться события, какой узор они образуют, сегодня сказать трудно. Ведь общая ситуация на Ближнем Востоке, в Персидском заливе, вокруг Ирана настолько запутанна и сложна, подвержена стольким привходящим факторам, что однозначного и единственного решения быть не может. Остается ждать и надеяться на лучшее.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати