ГЛАВНАЯ > Культурная дипломатия

На Зальцбургом фестивале снова ждут российских исполнителей

12:52 02.04.2019 • Елена Рубинова,

Каждое лето многочисленные гости и любители музыки из более чем 80 стран мира съезжаются на Зальцбургский фестиваль, в программе которого собраны лучшие оперные постановки, концертные исполнения и драматические спектакли. Один из старейших музыкальных фестивалей в Европе в будущем году отметит свой 100-летний юбилей. В нынешнем сезоне за пять недель — с 20 июля до 31 августа — на 16 сценах и площадках этого города в сердце Европы пройдут 199 представлений разных жанров.

В конце марта программу Зальцбургского фестиваля - 2019 представили в Москве в резиденции посольства Австрии. Такие традиционные презентации уже состоялись в Нью-Йорке, Сеуле, Пекине, Париже, Лондоне и некоторых других европейских городах и странах, где существуют общества друзей Зальцбургского фестиваля. С 2013 года Российское общество друзей под руководством мецената и предпринимателя Дмитрия Аксенова активно участвует в одном из главных событий в мире классической музыки. Российское общество друзей Зальцбургского фестиваля было создано по модели первого подобного общества, организованного 60 лет назад, и других, находящихся по всему миру, в том числе в США, Германии, Швейцарии, Китае, Южной Корее.

Президент Зальцбургского фестиваля Хельга Рабль-Штадлер всегда в центре культурного диалога

На презентации руководители фестиваля — арт-директор Маркус Хинтерхойзер и президент Хельга Рабль-Штадлер — вместе с Дмитрием Аксеновым представили российским патронам, спонсорам и журналистам самые яркие ожидаемые премьеры сезона, а квартет и хор musicAeterna под руководством Теодора Курентзиса исполнили для собравшихся отрывки из сочинений Генри Перселла и другие музыкальные фрагменты. Успех пермских музыкантов на Зальцбургском фестивале в 2017 году открыл маэстро из России долгосрочную перспективу в Зальцбурге: нынешним летом Теодор Курентзис дирижирует оперой «Идоменей» Моцарта, которую ставит знаменитый американский режиссер Питер Селларс, а в следующем сезоне российский дирижер продолжит сотрудничество с Ромео Кастеллуччи в спектакле «Тристан и Изольда» Вагнера. С каждым годом в программе фестиваля все больше российских имен — это Валерий Гергиев, Анна Нетребко, Юсиф Эйвазов, Евгений Кисин, Максим Венгеров, Григорий Соколов и многие другие, в том числе и молодые российские исполнители.

Дмитрий Аксенов и Чрезвычайный и Полномочный Посол Австрии в России Йоханнес Айгнер на презентации в Москве

Обозреватель журнала Елена Рубинова встретилась с директором фестиваля Хельгой Рабль-Штадлер и его художественным руководителем Маркусом Хинтерхойзером, чтобы расспросить их о том, как присутствие российских музыкантов обогатило за последние годы фестивальную программу, каким образом музыкальный форум взаимодействует с современностью и почему столетний фестиваль по-прежнему молод.

Ежегодно на фестиваль в Зальцбург приезжают зрители из 80 стран

Российское общество друзей Зальцбургского фестиваля было создано пять лет назад и очень активно включилось в деятельность фестиваля … Как это участие изменило фестиваль и что привнесло на сцену Зальцбурга?

Х. Рабль-Штадлер: Мы счастливы, что Российское общество друзей Зальцбургского фестиваля под руководством Дмитрия Аксенова открывает для нас так много возможностей. Прежде всего, за эти годы программа фестиваля стала богаче и разнообразнее, и, конечно, российская зрительская аудитория в Зальцбурге теперь намного шире. О какой бы стране ни шла речь, всегда нужно начинать с аудитории, а только потом смотреть, есть ли там возможности для фандрайзинга. По моему опыту, а я занимаюсь этим уже больше двадцати лет, только те, кто искренне любит искусство, будут его поддерживать. Меня часто спрашивают, имеют ли патроны и спонсоры право влиять на программу и выбор исполнителей. Конечно нет, это решает наш художественный руководитель, но благодаря спонсорам у нас больше выбора и возможностей. Приезд оркестра — это всегда большие затраты, и нам было бы гораздо легче работать с оркестром из Зальцбурга или Вены, но благодаря поддержке Российского общества друзей мы можем принимать Теодора Курентзиса и его замечательный оркестр и хор из Перми. И это только один пример. У меня и Дмитрия Аксенова множество идей, как наше сотрудничество будет развиваться.  

 

Основная программа Зальцбургского фестиваля 2019 откроется оперой Моцарта «Идоменей», дирижер – художественный руководитель Пермского театра оперы и балета Теодор Курентзис

Насколько важно участие России в Зальцбургском фестивале, особенно в нынешние непростые времена, в том числе и для Европы?

М. Хинтерхойзер: Трудно переоценить важность этого присутствия, и я говорю об этом не только потому, что я сейчас в Москве. Я говорю об этом уже не один год. Я могу транслировать свои идеи в мир только через искусство, но думаю, что это большая историческая ошибка — представлять Россию как врага Европы. Мы должны очень осторожно подходить к тому, что берем на себя право судить страну с такой богатой культурной традицией, такими невероятными людьми, у которых столько талантов. Мне такой подход чужд, но я не политик, и все, что я могу сделать, — демонстрировать иное отношение в рамках Зальцбургского фестиваля, и тогда, возможно, эта несправедливость по отношению к России постепенно уйдет.

В чем сегодняшняя роль Зальцбургского фестиваля — музыкального форума со столетней историей? На каком языке фестиваль говорит с молодым поколением зрителей?

Х.Рабль-Штадлер: В последние несколько лет мы много сделали для того, чтобы доказать, что фестиваль, который готовится отметить свой столетний юбилей, — это не только традиция и история, но и большой потенциал новаторства. Несомненно, фестиваль уникален и его легендарный статус по-прежнему с нами, но еще более важно, что мы сегодня хотим сказать современникам и как смотрим в будущее. На мой взгляд, искусство всегда политизированно, но в гораздо более широком смысле, чем принадлежность к той или иной партии. Художники отнюдь не всегда умнее других людей, и у них тоже нет готовых ответов на проблемы и вызовы своего времени. Но когда звучат сиюминутные, нелепые и даже глупые ответы — лишь бы как-нибудь отреагировать, — на помощь приходит театр и искусство. Прошлым летом меня поразило, что после спектаклей многие зрители в вечерних нарядах не просто направлялись ужинать в приятном обществе, как можно было бы ожидать. Нет, они горячо обсуждали увиденное, и именно это одна из самых важных задач искусства — заставлять думать и не принимать простых ответов.

Художественный руководитель Зальцбургского фестиваля М. Хинтерхойзер

Маркус, а каковы ваши приоритеты как художественного руководителя, когда вы составляете обширную программу фестиваля?

М. Хинтерхойзер. Прежде всего мне нужно найти точку опоры, от чего оттолкнуться, и понять, зачем я это делаю.  Если я не нашел для себя объяснения «зачем», то не буду знать «как». Программа фестиваля — это не произвольная вереница событий, а скорее нарратив, месседж или, если угодно, композиция, подчиненная определенному замыслу. Последние три года, когда я осуществляю художественное руководство фестивалем, я каждый раз брал некую тему, которую формулировал сначала для себя, а затем, когда программа была готова и мы публично представляли ее, сообщал о ней журналистам и нашей аудитории. В первый год это была тема власти и ее стратегий, на следующий год все выстраивалось тоже вокруг власти, но иного порядка — внутренней власти, которой не нужна внешняя сила и которую очень сложно обуздать. Сквозная тема нынешнего фестиваля — миф как первооснова всего. Но тема фестиваля никак формально не пишется и не существует в виде документа. Я убежден, что для того, чтобы быть открытым  искусству — будь то музыка или театр — и проживать все то, что нам дарит чудо творчества, людям нужна свобода. Навязывать какую-то тему означает эту свободу восприятия ограничивать.

Маркус, именно вы серьезно расширили традиционные рамки музыкального фестиваля, привлекая к участию современных художников и авангардных театральных режиссеров. В какой степени вашу роль интенданта можно сравнить с ролью куратора художественной Биеннале?

М. Хинтерхойзер. Сходство есть, но отчасти. Я выступаю как куратор, соотнося разные периоды, разные музыкальные формы и исполнителей. Но главным отличием является огромный охват музыкальной истории — она настолько многообразна, что непременно требует некой формулы, на которой можно выстроить фестиваль. Иногда я чувствую себя куратором, но только временами — нет какой-то системы, в которой визуальное искусство и музыка сливаются. Таких художников, которые, как Уильям Кентридж, а его я считаю гением нашего времени, или иранская видеохудожница Ширин Нешат, могут такие взаимосвязи нащупать и показать, тоже очень немного. Если я вижу что-то по-настоящему важное, то да, тогда я прибегаю к таким нестандартным ходам, но это нельзя назвать системой. А делать что-то ради громких имен я не считаю возможным.

Вы не раз признавались в том, что горячо любите русскую культуру, причем не только музыкальную. Что делает ее для вас столь важной и особенной?

М.Хинтерхойзер. Мне как пианисту всегда была интересна и близка русская фортепианная школа, да и вообще русская музыка. Я часто исполняю сочинения русских композиторов, и я очень рад, что в прошлом году мне довелось выступать в Перми на Дягилевском фестивале, где я исполнял произведения Галины Уствольской, которую в России по-прежнему еще не так хорошо знают. Мне близок и русский театр, и литература. Не знаю, возможно ли назвать это страстью к русской культуре. Почему так? Одним словом не скажешь. Когда ты кого-то любишь, иногда даже сложно найти объяснение. Некоторые русские деятели искусства были со мной всю жизнь, сколько себя помню. Они со мной и сейчас.

Вы по-прежнему активно записываетесь и выступаете с концертами. Как вам удается находить время для практики при такой загруженности?

М. Хинтерхойзер. Я очень ценю то, что делаю для фестиваля, и в значительной мере воспринимаю это как свою творческую задачу. А время для музыкальной практики я обязательно нахожу, в конечном итоге это вопрос экономии времени и дисциплины, нужно только все рассчитать. Мне по-прежнему важно и самому исполнять, и работать с композиторами –это как глоток свежего воздуха. Я постоянно на людях, все время много обязательств, и когда удается выкроить пару часов для практики — это все равно, что стать самим собой.

Известно, что «Зальцбург не только привлекает звезд, Зальцбург зажигает звезды». Как открываются новые таланты?

Х. Рабль-Штадлер: У нас есть специальная программа «Молодые исполнители» (Young Singers Project), существующая с 2008 года. Эва-Мария Вайс, отвечающая за поиск молодых талантливых оперных исполнителей, ездит по всему миру. А кроме того, есть и премия для молодых дирижеров (Salzburg Festival Young Conductors Award), и надо отметить, что все,  кто получали ее, впоследствии преуспели в своей музыкальной карьере.

Хор musicAeterna на презентации в посольстве Австрии

Какова политика участия в фестивале и существуют ли какие-то ограничения?

Х. Рабль-Штадлер:  Таких ограничений нет, наоборот, мы хотим строить мосты культур и подчеркивать то, что нас объединяет. Мы не ограничиваем себя узкими, в том числе национальными, рамками, и задача фестиваля — показывать музыкальную культуру разных стран во всем многообразии. С Россией у нас много общего, и прежде всего богатое прошлое, в том числе и культурное наследие.  Я думаю, одна из проблем нашего времени заключается в том, что мы часто видим только то, что нас разобщает, я же всегда стараюсь найти то, что объединяет. А политические лидеры подчас мешают нам это делать.

Какую премьеру сезона больше всего ждет зритель?

Х. Рабль-Штадлер:Насколько мы можем судить по продажам билетов, зритель ждет с нетерпением оперу Моцарта «Идоменей», которую ставит Питер Селларс, а дирижировать будет Теодор Курентзис. У нее есть все шансы стать хитом этого сезона.

Фото : предоставлены пресс-службой Зальцбургского фестиваля и Фондом Дмитрия Аксенова

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати