ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Тимор-Лешти завоевывает новые позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе

09:25 30.03.2019 • Артём Гарин, студент СПбГУ

Фото: commons.wikimedia.org

Демократическая республика Тимор-Лешти (ДРТЛ) добилась значительного прогресса с момента обретения независимости в 2002 году. Однако государство АТР региона по-прежнему сталкивается с рядом проблем в области экономического развития. На протяжении восьми лет ДРТЛ стремится к реализации целей «Стратегического плана развития» (Strategic Development Plan 2011-2030), где особое место занимают достижение уровня дохода выше среднего, искоренение нищеты и переход к несырьевой экономике.

Экономическая ситуация в Восточном Тиморе

Согласно отчетам Всемирного банка, Тимор-Лешти является государством с низким уровнем дохода, где частный сектор только зарождается и наблюдается «ограниченная диверсификация экономики», концентрирующаяся на сельском хозяйстве. Тем не менее, страна имеет значительные экономические возможности и потенциал стать страной со средним уровнем дохода.

Анализируя базисные отрасли, составляющие опору переходной экономики Тимора-Лешти, нельзя не упомянуть о нефте- газодобыче и перерабатывающих отраслях. «Timor-Leste Strategic Development Plan» подтверждает данный факт. Энергетический сектор Восточного Тимора является основным источником государственных доходов, и должен обеспечить «промышленную базу для развития страны в будущем».[1]

Поддержав в мае 2011 года создание государственной нефтяной компании Timor Gas and Petroleum E.P[2], Тимор-Лешти приступил к реализации проекта «Tasi Mane» по развитию трех промышленных кластеров на южном побережье, которые «станут основой нефтяной промышленности страны.

Проект включает в себя развитие прибрежной зоны от Суаи до Бисо и создание инфраструктуры, необходимой для поддержки растущего энергетического сектора. В состав «Tasi Mane» войдут кластер «Suai Supply Base», нефтеперерабатывающий завод «Betano», а также инфраструктура СПГ «Beaço LNG-Plant».

Источник: Strategic Development Plan

В конце 2018 года правительство Тимора-Лешти согласилось приобрести 30% долю энергетической компании из США ConocoPhillips в газовом консорциуме Greater Sunrise[3]. Стоит отметить, что ConocoPhillips владеет газоперерабатывающим заводом в Дарвине, на севере Австралии, поэтому покупка Тимором-Лешти его доли ДРТЛ несколько меняет условия игры. Практически сразу после покупки доли ConocoPhillips, Восточный Тимор приступил к покупке доли Greater Sunrise в Royal Dutch Shell (26,56%) за $300 млн. долларов. Равным образом партнерами Восточного Тимора по разработке Greater Sunrise выступают Woodside Petroleum (Австралия) и Osaka Gas (Япония).

На реализацию проекта «Tasi Mane» правительство Тимора-Лешти уже потратило более $300 млн (большая часть суммы задействована для строительства аэропорта Suai и шоссе Suai-Fatukai).[4] Власти ДРТЛ «полны решимости использовать будущие экономические выгоды от проекта. Кроме того, одной из причин стремления Тимора-Лешти к разработке Greater Sunrise является попытка восполнения сокращающихся доходов от практически изжившего себя месторождения Bayu-Udan.

По мнению некоторых экспертов, на пути реализации проекта Tasi Mane могут возникнуть серьезные трудности. Безусловно, правительство Тимора-Лешти стремится заполнить инфраструктурный вакуум, но ранее ДРТЛ не сталкивалась со столь масштабными проектами. Также в ходе реализации программы Тимора-Лешти по развитию инфраструктуры возникает потребность в расширении сети морских портов, ведь страна зависит от одного порта в столице, Дили.[5]

 

Внешнеполитическая стратегия

Уникальное стратегическое географическое положение Тимора-Лешти обеспечивает возможность установления прочных взаимовыгодных отношений с соседями. Согласно Timor-Leste Strategic Development Plan, власти ДРТЛ стремятся устанавливать и поддерживать «наилучшие возможные отношения с правительствами других стран независимо от их размера, местоположения или идеологии».[6] ДРТЛ поддерживает дипломатические отношения со 100 странами мира, в 22-х из которых есть её представительства.

 

Участие в региональных организациях

Членство в АСЕАН рассматривается Тимором-Лешти в качестве приоритетной цели внешней политики для укрепления своих стратегических интересов.[7] Правительство ДРТЛ более десяти лет предпринимает усилия, чтобы стать государством-членом АСЕАН. На этом пути есть определенные успехи. Так, в июле 2005 года Восточный Тимор стал членом Регионального форума АСЕАН, а в 2007 году подписан Договор АСЕАН о дружбе и сотрудничестве. В марте 2011 года Тимор-Лешти подал заявку на членство в Ассоциацию, и находится в фазе выполнения условий для вступления. Цель ДРТЛ присоединения к АСЕАН основывается на «географическом положении, пожеланиях лидеров и народа, и культурной близости с соседями в Азии». Членство в АСЕАН предоставит Тимору-Лешти возможность доступа к разрешению важнейших вопросов АТР в сфере безопасности, экономического развития, интеграции и т.д.

В настоящее время Тимор-Лешти имеет отделение по коммуникации с секретариатом АСЕАН в Джакарте, а также представительства «в четырех из десяти государств-членов АСЕАН». Стоит отметить, что Тимор-Лешти усиленно работает над вступлением АСЕАН, но так или иначе молодому государству АТР предстоит долгий путь к полноправному членству.

Торговые отношения Тимора-Лешти с соседями из АСЕАН
Источник: Timor-Leste Economic Report, World Bank Group, 2018

Стремлением присоединиться к АСЕАН Тимор-Лешти не ограничивается. ДРТЛ играет важную роль в большом региональных организаций, среди которых Форум тихоокеанских островов (The Pacific Islands Forum, PIF), Страны Африки, Карибского бассейна и Тихого океана (African, Caribbean and Pacific Group of States, ACP), Форум по развитию тихоокеанских островов (Pacific Islands Development Forum).

 

Отношения с Австралией

Австралия и Тимор-Лешти являются близкими соседями с общей историей и довольно тесными связями. С момента обретения Тимором-Лешти независимости в 2002 году Австралия была и остается его крупнейшим партнером по официальной помощи в целях развития (ОПР), которая в 2018-2019 гг. составит $91,8 млн.[8]

Правительства обоих государств плодотворно работают над улучшением экономической, политической и социальной сферами жизни ДРТЛ.  В планы австралийской стороны входит оказание помощи в управлении государственными финансами, экономической политикой, бизнесом и инвестициями, государственными услугами и т.д.

Особое место в отношениях государств занял Договор о делимитации морских границ в Тиморском море, подписанный 6 марта 2018 г.  Как отмечают эксперты, данное соглашение открыло двери для дальнейшего укрепления двусторонних отношений. Данный факт подтверждает визит министра иностранных дел Австралии Д. Бишоп и ряд последующих встреч на высоком уровне.

Источник: https://dfat.gov.au/geo/timor-leste/Pages/timor-leste.aspx

Договор охватывает делимитацию как континентального шельфа (права на разработку ресурсов морского дна), так и исключительной экономической зоны (права на разработку ресурсов в толще воды).

Помимо всего прочего, подписание договора обеспечило основу для разработки газового месторождения «Greater Sunrise». Согласно документам, доходы от добычи в районе «Большого восхода» будут разделены в пользу Тимора-Лешти, но в различных пропорциях. Нефтяные и газовые месторождения в зоне совместного освоения нефти Австралии и ДРТЛ также перейдут в исключительную юрисдикцию Восточного Тимора.

Действительно, данный договор является поистине историческим соглашением для двусторонних отношений ДРТЛ и Австралии. Согласно официальным документам Министерства иностранных дел и торговли Австралии (The Department of Foreign Affairs and Trade, DFAT), договор заложил основу для новой главы в отношениях обоих государств.

Согласно Плану стратегического развития Тимора-Лешти, обеспечение экономической основы для развития сельских районов является одним из приоритетных направлений.[9] Австралия поддерживает видение властей Тимора-Лешти по диверсификации экономики и развитию частного сектора путем реализации множества программ сотрудничества.  Здесь примером может выступить пятилетняя инициатива TOMAK (To'os ba Moris Diak) – Farming for Prosperity (Фермерство для процветания). На базе инициативы осуществляется помощь фермерам ДРТЛ в «повышении производительности и увеличении количества и разнообразия питательных продуктов для продажи». Согласно отчетам, функционирование TOMAK приведет «к улучшению здоровья и повышению устойчивости домохозяйств, которые смогут получать доход от выращиваемой ими пищи». Правительство Австралии ожидает, что пятилетняя инициатива (с 2016 по 2021 год) будет оценена в $25 млн.[10] Также планируется потратить $18.1 млн. на программу развития частного сектора Фонда развития рынка Австралии (Market Development Facility, MDF), рассчитанную на 2013-2021 гг.[11]

Между Австралией и ДРТЛ осуществляется тесное сотрудничество и в сфере обеспечения региональной безопасности: охрана границ, противодействие транснациональной преступности, незаконному рыболовству и т.д. Также Тимор-Лешти был приглашен для участия в Тихоокеанской программе морской безопасности (Pacific Maritime Security Program), по которой к 2023 году государство получит два судна класса Guardian.[12]

Лидер Океании поддерживает и стремление Тимора-Лешти ко вступлению в АСЕАН, что по мнению австралийской стороны, будет способствовать более тесному экономическому взаимодействию Восточного Тимора с государствами Юго-Восточной Азии.

 

Сотрудничество с ближайшим соседом или индонезийско-восточнотиморские отношения

Давние историко-социо-культурные связи между Тимором-Лешти и Индонезией (Западным Тимором), а также наследие более чем двадцатилетней индонезийской оккупации Тимора-Лешти являются важными факторами, способствующими становлению более тесных связей между государствами. Индонезия является крупнейшим торговым партнером Восточного Тимора, опережая Австралию, КНР, Сингапур и т.д. Стоит отметить, что отношения между странами являются довольно теплыми и добрососедскими, даже учитывая события последней трети XX века. Индонезия многократно выражала глубокое сожаление по поводу нарушений прав человека в Восточном Тиморе, в то время как экс-президент Тимора-Лешти Жозе Рамос-Орта призвал государства развивать двусторонние отношения и «отложить прошлое в сторону».[13] Президент Индонезии Джоко Видодо также нанес визит в Тимор-Лешти в 2016 году, в ходе которого президенты двух стран обсудили вопросы «улучшения торговых отношений, инвестиций в инфраструктуру и энергетику Тимора-Лешти, решение пограничных вопросов».[14]

Благодаря усилиям обеих сторон проведена демаркация 97% границ между Тимором-Лешти и Индонезией. В декабре 2018 года стороны провели предварительное совещание по делимитации морских границ.

Благоприятный климат в отношениях с ближайшим соседом для ДРТЛ имеет крайне важное значение, ведь Индонезия является одним из активных сторонников восточнотиморского членства в АСЕАН. Более того, Индонезия стала первым государством, поддержавшем заявку Тимора-Лешти на членство в Ассоциации.

Близость Тимора-Лешти к Индонезии и Австралии в долгосрочной перспективе также дает возможность сторонам углубить трехстороннее сотрудничество для продвижения общих интересов. ДРТЛ положительно воспринимает инициативу трехсторонней интеграции Timor-Leste–Indonesia–Australia Growth Triangle (TIA-GT). Треугольник включает в себя провинцию Восточная Нуса-Тенгара (Индонезия), территории севера Австралии и Восточный Тимор.TIA-GT нацелен на содействие и стимулирование экономического роста государств посредством субрегионального экономического комплексного развития. Благодаря данной инициативе индонезийская сторона сможет привлечь дополнительные ресурсы для развития востока страны.

 

Отношения Тимора-Лешти с Китайской Народной Республикой (КНР)

Ни для кого не секрет, что стремительный рост влияния КНР стал одной из ключевых тенденций развития Тихоокеанского региона.[15] За последние десятилетия отношения Пекина и Дили демонстрируют значительный прогресс.  В апреле 2014 года стороны достигли важного консенсуса по установлению Всеобъемлющего партнерства «добрососедской дружбы, взаимного доверия и взаимовыгоды», расширению масштабов двусторонней торговли и инвестиций, укреплению сотрудничества в области развития инфраструктуры и повышения уровня двустороннего торгово-экономического сотрудничества в целом. [16] С тех пор отношения государств сохраняют устойчивую динамику роста.

Канберра особенно настороженно относится к программе помощи КНР и политике кредитования государств юга Тихоокеанского региона. Как упоминалось ранее, Тимор-Лешти обладает уникальным стратегическим положением, поэтому многие эксперты заостряют внимание на факте нахождения некоторых государств Тихоокеанского региона под «долговым прессом». Также бытует мнение, что КНР, возможно, использует ближайших соседей Австралии для достижения геостратегического преимущества.  Такого рода ситуацию прокомментировал экс-президент Восточного Тимора Ж. Рамуш-Орта в своем интервью изданию South-China Morning Post, где назвал заявления растущем китайском присутствии в Тиморе-Лешти явно преувеличенными. [17]

Так или иначе, финансовая помощь КНР положительно сказывается на инфраструктурном состоянии Тимора-Лешти. Китайская сторона оказала помощь в возведении двух электростанций в 2008 году, создании национальной энергосистемы. Также Тимор-Лешти приобрел за $28 млн. два китайских нефтяных судна. В 2015 году было подписано соглашение с Экспортно-импортным банком Китая, открывшее двери ДРТЛ к льготному кредиту на $50 млн. для «строительства и модернизации дренажной системы Дили».[18] Равным образом КНР принимает участие в уже упоминавшемся ранее «Tasi Mane».  

В последние годы сближение обоих государств Тимор-Лешти выражено наиболее ярко. Во-первых, Тимор-Лешти признал Тайвань «неотъемлемой частью китайской территории» и обещал не устанавливать «какую-либо форму официальных отношений».[19] Во-вторых, в мае 2017 года Тимор-Лешти присоединился к инициативе "Один пояс - один путь". В-третьих, в марте того же, 2017 года, вступил в Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

Стоит предположить, что в долгосрочной перспективе вопрос о заинтересованности Пекина в укреплении связей с Дили не только как с молодым и перспективным государством, но и как с ближайшей к Австралии стратегической точкой, может стать более актуальным. Учитывая стремление ДРТЛ устанавливать и поддерживать отношения с другими государствами независимо от «их размера, местоположения или идеологии», положительная динамика отношений с КНР выглядит вполне логично. В то же время, вероятно, КНР играет роль противовеса в тесных отношениях Тимора-Лешти и Австралии.

 

Движение вперед

Стоит ожидать, что в последующий период отношения Тимора-Лешти с государствами Тихоокеанского региона будут демонстрировать позитивную динамику. Кроме того, ДРТЛ располагается в регионе, который имеет все шансы стать центром мирового экономического роста в будущем. Будучи ближайшим соседом ряда государств-лидеров региона, Тимор-Лешти обладает уникальными возможностями для торговли. Молодому государству предстоит активное участие в региональных интеграционных процессах и Организациях для продвижения национальных интересов. Рассматривая торговые связи Тимора-Лешти, важно отметить, что страна имеет высокую степень зависимости от импорта ввиду начала развития внутренней промышленности.

Стоит упомянуть о первостепенном значении энергетического сектора для избранного восточнотиморскими властями пути развития страны. В таблице ниже, помимо доли нефти в ВВП Тимора-Лешти, продемонстрирован и его уровень зависимости от цен на энергоресурсы.

Источник: Timor-Leste Economic Report, World Bank Group, 2018

Амбициозный проект «Tasi Mane» встретил как позитивную, так и негативную реакцию экспертного сообщества. Реализация инфраструктурных планов Тимора-Лешти потребует только крупных денежных вложений, где помощь государств-партнеров может сыграть не последнюю роль. Помимо прочего, «Tasi Mane» создает большое число рабочих мест для населения страны. Не стоит забывать и об активном месторождении «Bayu-Udan», где прекращение добычи ожидается только к 2021 году. Возможны варианты и с продлением его эксплуатации путем бурения новых скважин.

Вподготовкестатьииспользовалисьматериалы Timor-Leste Strategic Development Plan 2011-2030, Timor-Leste Economic Report (World Bank Group, 2018).

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] Доходы от энергетического сектора используются для развития здравоохранения, образования, обеспечения безопасности, а также для создания и поддержания инфраструктуры ДРТЛ.

[2] http://timor-leste.gov.tl/?p=5075&lang=en

[3] Месторождение Greater Sunrise, обнаруженное в 1974 году, находится между Восточным Тимором и Австралией. Согласно оценкам ООН, Greater Sunrise содержит около 300 млн. баррелей нефти и 9,5 трлн. куб. ф. газа.

[4] http://www.laohamutuk.org/Oil/TasiMane/Hwy/Tender/Div0ScopeWorks.pdf

[5] Развитие морской инфраструктуры позволит Тимору-Лешти импортировать товары и оборудование для продолжения формирования экономической стабильности.

[6] Государства, чьи представительства располагаются в ДРТЛ: Австралия, Бразилия, Китай, Куба, Европейский Союз, Индонезия, Ирландия, Япония, Южная Корея, Малайзия, Новая Зеландия, Филиппины, Португалия, Таиланд, США.

[7] Тимор-Лешти является единственным государством в Юго-Восточной Азии, которое не является членом АСЕАН.

[8] В 2017-18 гг. сумма австралийской ОПР составила $95 млн.

[9] Население Тимора-Лешти составляет более 1,1 миллиона человек, при этом 75%, или 785 000 человек, классифицируются как население сельской местности.

[10] https://dfat.gov.au/about-us/business-opportunities/Documents/timor-leste-tomak-investment-design.pdf

[11] Market Development Facility (MDF) поддерживает предприятия инновационными идеями для «повышения эффективности бизнеса, стимулирования экономического роста» и, в конечном итоге, обеспечения выгод для работников, производителей и потребителей. Цель MDF – создание дополнительных устойчивых рабочих мест и доходов для населения сельских и городских районов. MDF также действует в Фиджи, Пакистане, Шри-Ланке и Папуа-Новой Гвинее.

[12] Pacific Maritime Security Program является преемницей первоначальной программы The Pacific Patrol Boat Replacement Program, в рамках которой Австралия передала ряд судов государствам юга Тихого океана с 1987 по 1997 год. Программа предусматривает выделение $2 млрд. Южнотихоокеанскому региону в течение последующих 30 лет.

[13] https://www.theguardian.com/world/2008/jul/15/indonesia.easttimor

[14] http://country.eiu.com/article.aspx?articleid=813915265&Country=TimorLeste&topic=Politics&subtopic=Forecast&subsubtopic=International+relations

[15] Дипломатические отношения между КНР и ДРТЛ установлены 20 мая 2002 года.

[16] http://timor-leste.gov.tl/?p=9967&lang=en

[17] https://www.scmp.com/week-asia/geopolitics/article/2163107/chinese-influence-rise-east-timor-nonsense-says-former

[18] https://www.mof.gov.tl/gotl-signed-loan-agreement-with-exim-bank-of-china-to-construct-and-upgrade-dili-drainage-system/?lang=en

[19] http://timor-leste.gov.tl/?p=9967&lang=en

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати