ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

США берут паузу в «торговой войне» с Китаем

12:18 01.03.2019 • Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук

Намеченное ранее введение с 1 марта текущего года Вашингтоном новых таможенных пошлин в отношении китайских товаров откладывается. Президент США Дональд Трамп за несколько дней до указанного срока заявил о прогрессе в американо-китайских переговорах о заключении торгового соглашения. Однако угроза новой эскалации в двухсторонних торгово-экономических отношениях по-прежнему остается в силе, и даже достижение договоренности на высшем уровне не снимает существующих претензий с американской стороны.

«Предполагая, что обе стороны будут продвигаться дальше, мы будем планировать саммит президента Си и меня в Мар-а-Лаго, чтобы заключить соглашение. Очень хороший уикенд для США и Китая!», - так анонсировал возможный саммит на своей вилле во Флориде для заключения торговой сделки президент Трамп в микроблоге в Twitter. [1]

Одновременно он заявил о решении отсрочить повышение пошлин на китайские товары, которое должно было вступить в силу 1 марта, объяснив свое решение прогрессом в переговорах с Китаем.

В начале февраля китайская газета The South China Morning Post со ссылкой на собственный источник сообщила, что Дональд Трамп может даже успеть провести встречу с председателем КНР Си Цзиньпином во вьетнамском Дананге 27–28 февраля. По данным издания, лидеры Китая и США должны на предстоящих переговорах продолжить разрешение торгового спора между двумя странами.

Китайские официальные представители озвучивают более осторожную информацию. В частности, в министерстве иностранных дел Поднебесной отмечают, что председатель КНР Си Цзиньпин готов поддерживать связь с Трампом «различными способами». [2]

Дата 1 марта 2019 года в качестве крайнего срока заключения торгового соглашения между США и Китаем впервые была объявлена в рамках переговоров американской и китайской делегаций на саммите «Большой двадцатки» 1 декабря 2018 года в Буэнос-Айресе. Тогда лидеры двух государств Дональд Трамп и Си Цзиньпин договорились о том, что соответствующие двусторонние торговые переговоры должны завершиться в течение 90 дней. Одновременно американский лидер призвал Пекин обсудить наиболее болезненные для Вашингтона вопросы, включая такие направления экономической политики Китая в целом, как принудительная передача технологий иностранными компаниями, защита прав интеллектуальной собственности, нетарифные барьеры, кибершпионаж и сельское хозяйство. В частности, по версии Белого дома, Китай для нормализации двусторонних торгово-экономических отношений должен предпринять меры для закупки «весьма значительного» количества сельскохозяйственной, энергетической и промышленной продукции с тем, чтобы сократить дефицит торгового баланса США.

Тогда же китайская сторона озвучила ряд торговых инициатив, в том числе временное замораживание пошлин на ввоз из США автомобилей и сои. В ноябре 2018 года импорт Китаем одного из ключевых американских товаров – соевых бобов - сократился до нуля, притом, что КНР является ведущим мировым покупателем указанного продукта.

Кроме того, на саммите в аргентинской столице китайская сторона пообещала пересмотреть национальную промышленную политику, которая ставит иностранные фирмы в «невыгодное положение». [3]

Начало американо-китайской полномасштабной «торговой войне» было положено в сентябре 2018 года решением Дональда Трампа ввести торговые пошлины товары из Китая на общую сумму в 200 млрд долларов в размере 10%. Данные пошлины вводились в несколько этапов и в итоге затронули товары на сумму в 250 млрд долларов. [4]

В качестве обоснования указанной меры Дональд Трамп сослался на доклад национального министерства, в котором говорилось, что Китай «участвует в недобросовестной политике» по отношению к США в области технологий и интеллектуальной собственности. По мнению ведомства, Китай принуждает американские компании передавать технологии китайским коллегам, что представляет «угрозу долгосрочному здоровью и процветанию экономики Соединенных Штатов». Тарифные ограничения Вашингтона вызвали аналогичные ответные меры со стороны Пекина. [5]

Что характерно - введение с 1 сентября торговых пошлин лишь увеличило для американской стороны торговый дефицит с Китаем. В сентябре 2018 года соответствующий показатель вырос на 4,3% до рекордных 37,4 млрд долларов. Произошло это в результате роста американского импорта из Китая (вопреки увеличившимся пошлинам) на 8%, в то время как объем экспорта из США в Китай практически не изменился.

В конце января 2019 года Вашингтон для личных переговоров с Дональдом Трампом посетил вице-премьер Госсовета Китая Лю Хэ. Он заявил американскому президенту, что китайское правительство намерено заключить соглашение о торговле с США и высоко оценил диалог китайских делегатов с представителем администрации Трампа на торговых переговорах Робертом Лайтхайзером и министром финансов Стивеном Мнучиным, подчеркнув, что переговоры «идут хорошо», и стороны достигли «определенного консенсуса». В ответ американский лидер заверил своего собеседника, что в США с нетерпением ждут заключения «торговой сделки» с Китаем и выразил надежду на то, что «все получится»: «Это будет здорово для обеих стран». «Думаю, что когда председатель КНР Си Цзиньпин и я встретимся, все вопросы будут урегулированы», - добавил Дональд Трамп.

Тем не менее, в выпущенном по итогам вашингтонской встречи заявлении Белого дома вновь было подчеркнуто, что если США и Китай не придут к удовлетворительным результатам до 1 марта, то Вашингтон вновь повысит таможенные пошлины на китайские товары. [6]

В итоге к 1 марта торговое соглашение между США и Китаем так и не было заключено, однако новые американские торговые тарифы в отношении китайских товаров не были введены в действие. Президент США решил отложить данный шаг, объяснив свое решение «существенным прогрессом» на торговых переговорах с Китаем. По его словам, сторонам удалось найти точки соприкосновения «по важным структурным вопросам, в том числе по проблеме защиты интеллектуальной собственности, передачи технологий, а также по вопросам сельского хозяйства, услуг, валюты и другим». Назвав состоявшийся диалог «очень продуктивным», Дональд Трамп пообещал организовать для подписания итогового двустороннего соглашения американо-китайский саммит – в том случае, если «обе стороны добьются дополнительного прогресса». [7]

Торговые переговоры, на которые сослался 45-й президент США в качестве обоснования своего решения отложить введение новых тарифных ограничений, прошли 23 февраля в Вашингтоне с участием американского министра финансов Стивена Мнучина и вице-премьера Госсовета КНР Лю Хэ. Глава американского финансового ведомства после встречи заявил, что стороны пришли к соглашению о стабилизации курса юаня, не уточняя его параметров. [8]

По информации американского агентства деловых новостей The Bloomberg, речь на переговорах шла о просьбе Вашингтона к Пекину держать курс юаня стабильным. За 2018 год китайская валюта подешевела на 5%. По мнению американской стороны, Китай использует искусственное понижение курса своей национальной валюты для снижения эффекта от американских пошлин. Именно вопрос о стабилизации курса юаня, согласно имеющейся информации, находился в центре внимания американо-китайских переговоров на протяжении нескольких последних месяцев.

В результате на итоговой встрече 23 февраля Стивен Мнучин получил заверения китайских представителей в том, дальнейшее снижение курса юаня к доллару «не в их интересах». Именно указанные гарантии, по версии The Bloomberg, позволили американскому министру финансов доложить президенту Трампу о согласии Пекина снять главное препятствие на пути прекращения «торговой войны» США и Китая. Вашингтон и Пекин пришли к соглашению о стабилизации курса юаня, - подчеркнул глава Минфина США по итогам переговоров с Лю Хэ в Вашингтоне. [9]

Тем не менее, согласно американским источникам, ситуация может быть в любой момент переиграна. Представители администрации Дональда Трампа настаивают на том, что если Китай продолжит обесценивать свою валюту, то американцы возобновят повышение тарифов на импорт товаров из Поднебесной. [10]

Вопрос о курсе китайского юаня – один из ключевых торгово-экономических приоритетов лично для Дональда Трампа. Еще в ходе своей предвыборной кампании он обещал заставить Китай отказаться от «манипуляций» с курсом национальной валюты. Эта идея пользуется поддержкой, прежде всего, в Республиканской партии, а также среди представителей промышленного бизнеса и у национальных сельскохозяйственных производителей. Их голоса критически важны для нынешнего хозяина Белого дома с прицелом на предстоящую в 2020 году президентскую избирательную кампанию.

В Китае вполне отдают себе отчет в том, что действия США в сфере торгово-экономических отношений направлены отнюдь не только на защиту американских производителей. «Американские политики хотят сдержать рост и развитие Китая. Но они не могут сказать об этом открыто, потому что это этически неприемлемо. У них не получится нас сдержать, они не могут сдержать даже Россию», - подчеркивает, в частности, один из крупнейших гонконгско-китайских бизнесменов, глава Nanhai Corporation, основатель Центра по американо-китайским отношениям в Университете Цинхуа и председатель наблюдательного совета Института новой структурной экономики Юй Пиньхай. По его словам, «за рубежом сильно преувеличивают эффект этой торговой войны» для китайской экономики. [11]

Тем не менее, именно по итогам 2018 года в Китае было зафиксированы минимальные, начиная с 1990 года, темпы роста валового внутреннего продукта. По данным государственного статистического управления КНР, они составили 6,6% ВВП. [12]

В числе причин, вызвавших указанное снижение темпов роста, опрошенные агентством Reuters эксперты назвали «торговую войну» с США, а также слабые внутренний спрос и инвестиционную активность. В 2017 году темпы роста китайской экономики достигали 6,8% ВВП. [13]

Кроме того, по свидетельству американского агентства деловых новостей The Bloomberg, в 2019 году общая задолженность Китая может вырасти относительно размеров национального валового внутреннего продукта. Как напоминает в этой связи в своем февральском докладе глава китайской аналитической компании UBS Group в Гонконге Ван Тао, по итогам 2017 года данная задолженность в сравнении с ВВП не изменилась, а в 2018 году даже сократилась. [14]

Указанная статистика, согласно имеющейся информации, стала одним из факторов готовности китайского руководства пойти на определенные уступки на переговорах с США.

Однако значимость этих уступок не следует переоценивать. «Китай и США находятся в фундаментальном структурном конфликте», - уверен Юй Пиньхай.

Очевидно, что в случае возобновления давления со стороны Вашингтона Пекин вновь ужесточит свою позицию по торгово-экономическим и, скорее всего, политическим вопросам – в том числе в сфере своей политики в регионе Юго-Восточной Азии и Тихоокеанского бассейна. Дальнейшее развитие событий может пойти по двум сценариям.

Первый исходит из того, что Дональд Трамп в соответствии со своим бизнес-подходом к международным делам на время удовлетворится в споре с Китаем ростом закупок американских товаров Пекином и обещаниями китайских властей не допускать впредь снижения курса юаня к доллару. Это способно привести к определенной стабилизации мировых финансовых рынков, сокращению внешнеторгового дефицита США и экономическим бонусам для национальных производителей. Еще одним следствием подобного соглашения может стать общее оживление мировой экономики и рост спроса и цен на энергоносители, – что вполне отвечает интересам России.

Второй сценарий – более драматический и непредсказуемый. Он предполагает возобновление попыток администрации Дональда Трампа заставить китайские власти пересмотреть основные положения своей экономической политики в целом, а также признать вину за кражу технологий и интеллектуальной собственности, кибершпионаж, - в чем китайцев традиционно обвиняет американская сторона. В этом случае возможно новое раскручивание спирали взаимных торговых пошлин, что способно оказать негативное влияние в том числе на европейские страны и рынки и привести к общей дестабилизации в глобальной системе торгово-экономических и геополитических отношений.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

Примечания:

[1] URL: https://twitter.com/realDonaldTrump/status/1099803719435239426

[2] URL: https://www.scmp.com/news/china/diplomacy/article/2184819/xi-jinping-and-donald-trump-may-meet-da-nang-vietnam-end

[3] URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5c568d929a7947ac83623221

[4] URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5c7069999a794743a319bd69

[5] URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5c733b4c9a7947cf8a3a82eb

[6] URL: https://www.rbc.ru/politics/26/02/2019/5c759b7a9a794707423b6fbf

[7] URL: https://twitter.com/realDonaldTrump/status/1099803719435239426

[8] URL: https://www.rbc.ru/politics/25/02/2019/5c732c529a7947cbb3c81334?from=from_main

[9] URL: https://www.bloomberg.com/news/articles/2019-02-22/china-extends-trade-visit-to-u-s-after-making-deal-on-currency

[10] URL: https://www.bloomberg.com/news/articles/2019-02-19/u-s-said-to-press-china-for-stable-yuan-as-trade-talks-progress?srnd=premium

[11] URL: https://www.kommersant.ru/doc/3890058

[12] URL: http://www.stats.gov.cn/tjsj/zxfb/201901/t20190121_1645791.html

[13] URL: https://www.rbc.ru/economics/21/01/2019/5c452c389a79477e02307bfb

[14] URL: https://www.bloomberg.com/news/articles/2019-02-24/china-deleveraging-is-dead-as-34-trillion-debt-habit-roars-back

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати