ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Россия-Сербия: экономика впереди политики

12:29 18.01.2019 • Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук

Состоявшийся 17 января официальный визит президента России Владимира Путина в Сербию ознаменовался подписанием 25 соглашений, не только охватывающих весь существующий спектр двусторонних отношений, но и закладывающих основы для расширения сотрудничества. В первую очередь это относится к таким сферам, как атомная энергетика, освоение космоса, а также цифровые технологии, инновации и инвестиции в высокотехнологичные и стратегически важные области. В частности, стороны подписали Совместное заявление о стратегическом партнерстве между Российской Федерацией и Республикой Сербией по сооружению Центра ядерной науки, технологий и инноваций и Меморандум о взаимопонимании о российско-сербском сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях. [1]

Однако ключевым вопросом российско-сербских переговоров на высшем уровне стали проблемы энергетики. С момента предыдущего визита Владимира Путина в Белград осенью 2014 года ситуация на европейском энергетическом поле претерпела значительные изменения. Вместо фактически заблокированного Европейским союзом проекта сооружения газопровода «Южный поток» Россия успешно строит трубопровод «Турецкий поток» - одна из ниток которого предназначена  для поставок российского газа дальше в Европу. Однако относительно конкретного маршрута ее прохождения ясности пока нет. Фактически равноправно существуют две опции – меридиональная (Сербия-Венгрия-Австрия) и широтная (Греция-Италия). Кроме того, теоретически возможно сооружение трубопроводов в обоих направлениях, идущих от одной точки приема газа на стыке границ Турции, Греции и Болгарии.

Развитие ситуации на европейском газовом рынке свидетельствует о том, что в ближайшие годы потребность Европы в российском газе будет возрастать. В 2018 году поставки из России достигли очередного рекордного рубежа, превысив 201 млрд. кубометров. Это произошло на фоне сокращения аналогичных показателей у его основных конкурентов на этом рынке – Алжира, Нидерландов и Норвегии. Согласно имеющимся данным, эти три страны в 2022 году могут поставить в Европу на 70 млрд. кубометров газа меньше, чем в 2017 году. При этом потребности самой Европы в импортном газе в предстоящие годы будут неуклонно возрастать. По оценке экспертов Международного энергетического агентства, в 2025 году потребность европейских стран в импортном газе достигнет рекордных 409 млрд кубометров в сравнении с 312,1 млрд. кубометров в 2017 году. При этом доля российских поставок, по их прогнозу, будет составлять 37%. [2]

В этих условиях Сербия объективно заинтересована в том, чтобы стать ключевым региональным элементом в системе транзита российского газа дальше в направлении Центральной Европы. Однако для этого необходимо не только принятие политического решения, но и приведение в соответствие собственной газотранспортной инфраструктуры, о чем закономерно шла. речь в ходе нынешних российско-сербских переговоров в Белграде – также как и о перспективах поставок газа из России непосредственно на нужды Сербии. «Сербия практически полностью в энергетике – что касается снабжения газом – зависит от Российской Федерации. Мы достигли договоренностей о сооружении газопровода в будущем и об увеличении наших хранилищ газа, которые составят 750 миллионов кубометров в «Банатском дворе», а также о строительстве электростанции и полной газификации Сербии», - как прокомментировал достигнутые договоренности на итоговой совместной пресс-конференции сербский президент Александар Вучич: «Я бы нашим обычным гражданам объяснил, что это значит. Это означает, что никогда у нас не будет вопроса, как в населенном пункте Владичин  Хан, почему компании, которые открывают какой-то завод, не имеют газа. Мы все сделаем, это будет означать дополнительную индустриализацию нашей страны и дополнительное экономическое развитие нашей страны». [3]

Москва готова вложить 1,4 млрд. долларов в расширение инфраструктуры, необходимой для прокладки газопровода «Турецкий поток» в Сербии, - заявил со своей стороны Владимир Путин. Его сербский коллега в ответ заверил российскую сторону в том, что Белград не планирует менять поставщиков газа, учитывая тот факт, что Россия поставляет свой по цене в два раза ниже, чем Белграду предлагают другие поставщики (в том числе американские производители сжиженного природного газа).

Однако российско-сербское экономическое взаимодействие не ограничивается энергетикой. Ключевое значение для Сербии имеет модернизация с помощью России транспортной инфраструктуры, находящейся во многих отношениях в весьма незавидном состоянии. В рамках российско-сербских переговоров достигнута договоренность о дополнительных инвестициях в размере 230 млн. евро в реконструкцию силами РЖД участка местной железной дороги протяженностью 210 километров, а также в строительство единого диспетчерского пункта по управлению движением. [4]

 «Мы сегодня говорили об инфраструктурном сотрудничестве, особенно в сфере железных дорог. Думаю, что железные дороги станут у нас ключевым видом транспорта в будущем. Большие планы перед нами, большие соглашения подписаны и меморандумы о текущем обслуживании железных дорог», - подтвердил Александар Вучич: «Если все это мы выполним, я уверен, что железная дорога станет одним из самых прибыльных видов транспорта, а наши граждане оценят и будут гордиться этим. Эти договоры сегодня уже составляют 230 миллионов долларов, а если мы все организуем, как мы начали, то достигнут 660 миллионов евро». Соответствующие положения содержатся в подписанном в Белграде Меморандуме между Открытым акционерным обществом «Российские железные дороги» и Республикой Сербией о совместной реализации проектов по текущему обслуживанию объектов железнодорожной инфраструктуры на территории Республики Сербии.

Растет и двусторонний товарооборот между России и Сербией. За период с января по ноябрь 2018 года его прирост составил 2,2%; при этом накопленные российские инвестиции в Сербии превысили 4 млрд долларов.

«Сегодня двусторонние связи по всем направлениям находятся на подъеме. Растет взаимный товарооборот: в 2017 году он составил 2 млрд. долларов и в прошлом году продолжил увеличиваться. Российские капиталовложения в сербскую экономику превысили 4 млрд. долларов. Взаимодействие с концерном «Газпромнефть» позволило компании «Нефтяная индустрия Сербии» выйти в лидеры энергетического рынка Балканского региона. С участием РЖД хорошими темпами идет реконструкция и модернизация сербской железнодорожной инфраструктуры», - отметил накануне своего приезда в Белград в интервью сербским средствам массовой информации российский президент. [5]

Однако поступательное развитие российско-сербского сотрудничества в торгово-экономической области испытывает на себе противоречивое воздействие ряда политических факторов – ключевыми в числе которых являются нерешенность проблемы Косово, а также параллельное укрепление взаимодействия Белграда с Европейским союзом и особенно НАТО. В 2018 году Еврокомиссия дала понять, что Сербия может вступить в ЕС в 2025 году, однако это произойдет при выполнении ею ряда условий, в том числе «синхронизации» своего внешнеполитического курса с Брюсселем, а также нормализации отношений с Косово. Что же касается НАТО, то Сербия в 2015 году заключила с Североатлантическим альянсом План индивидуального партнерства (IPAP), согласно которому он  получила право использовать сербскую инфраструктуру, а также открыть здесь военно-тренировочный центр «Юг». В конце 2018 года сербское внешнеполитическое ведомство заявило о намерении Сербии подписать новую версию вышеуказанного соглашения. При этом согласно уже достигнутым договоренностям военнослужащие стран-членов НАТО имеют возможность беспрепятственно перемещаться по всей сербской территории и иметь дипломатический иммунитет.

Именно вопрос о наделении аналогичным иммунитетом сотрудников российско-сербского Гуманитарного центра в городе Ниш все последние годы остается ключевым раздражителем в отношениях Москвы и Белграда. Запад видит в этом шаге превращение Центра в российскую военную базу, и сербское руководство именно в этом вопросе опасается идти на конфликт с США и НАТО, раз за разом откладывая подписание соответствующего соглашения. Так было и во время визита Владимира Путина в Белград в 2014 году,  и в ходе нынешних переговоров. Его сербский коллега традиционно повторяет нежелание своей страны вступать в НАТО, однако при этом не спешит расширять права российского персонала Гуманитарного центра в Нише.

Не все «прозрачно» и в косовском вопросе. В 2018 году Александар Вучич и глава Косово Хашим Тачи анонсировали заключение соглашения о нормализации двусторонних отношений, в котором, согласно имеющейся информации, может быть прописан раздел края на сербскую и албанскую части. Соответствующий документ планировалось подписать при посредничестве ЕС в феврале 2019 года, однако процесс забуксовал по причине недовольства документом со стороны оппозиционных кругов как в Белграде, так и в Приштине. Сербская оппозиция – проводящая последние недели антипрезидентские демонстрации и обвиняющая его в коррупции, давлении на средства массовой информации и непрозрачности внешней политики – увидела в плане Александара Вучича намерение признать независимость албанской части Косово для того, чтобы выполнить условие Брюсселя. Цель сербского президента – «членство в ЕС, и в Брюсселе его считают гарантом стабильности хронически нестабильных Балкан. Он создает впечатление, что Сербия в будущем может признать Косово, бывшую сербскую провинцию, которая с 2008 года стала независимым государством», - указывает в этой связи шведская газета Dagens Nyheter. [6]

Косовские радикалы, со своей стороны, обвинили Хашима Тачи в готовности пожертвовать сербонаселенными  районами края. Кроме того, сами власти Приштины не скрывают своего намерения договориться с Белградом о новых территориальных уступках – в том числе о присоединении к Косово прилегающих общин Южной Сербии с преобладающим албанским населением.

Россия также весьма сдержанно относится к планам нового передела балканских границ, видя в них угрозу новой эскалации напряженности. Вместе с тем, очевидно, что Москва склонна поддержать то решение, которое будет поддержано всеми сторонами косовского конфликта. Именно этот сигнал направил президент России Владимир Путин Хашиму Тачи в ходе их первой краткой беседы в конце 2018 года в Париже «на полях» юбилейных мероприятий в память о завершении первой мировой войны.

На Балканах сложилась крайне нестабильная ситуация, чреватая самыми неблагоприятными последствиями, регион вновь превращается в пороховую бочку, все переговоры, как с участием Евросоюза, так и с участием США, буксуют, и чтобы сдвинуть ситуацию с мертвой точки, балканские участники начинают прибегать к провокациям, - предупреждает в своем обзоре ситуации в балканском регионе Российский совет по международным делам. [7]

Не случайно на нынешних переговорах Владимир Путин весьма сдержанно прокомментировал возможное более активное участие России в процессе косовского урегулирования: «Россия всегда принимала активное участие в решении этих вопросов. Что касается посредничества, то Евросоюз выступил посредником в решении ряда вопросов, но мало что исполняется».

Подобная сдержанность вполне  понятна, учитывая, что и в самом Евросоюзе отсутствует единство по вопросу раздела Косово – который при этом уже фактически поддержала администрация президента США Дональда Трампа, стремящаяся укрепить собственные позиции как в Приштине, так и особенно в Белграде.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

Примечания:

[1] URL: http://www.kremlin.ru/supplement/5386

[2] URL: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2019/01/13/791281-evropa

[3] URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/59693

[4] URL: https://www.rbc.ru/politics/17/01/2019/5c40acad9a7947f4e9bafea9?from=center_2

[5] http://www.kremlin.ru/events/president/news/59680

[6] URL: https://www.dn.se/arkiv/varlden/serber-bussas-in-for-att-hylla-putin-vid-toppmote/

[7] URL: https://www.rbc.ru/politics/17/01/2019/5c40acad9a7947f4e9bafea9?from=center_2

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати