Что делал британский министр обороны в Одессе, или стремление к фарсу

21:17 05.01.2019 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


История повторяется. Это расхожее суждение находит подтверждение и в событиях современности. Многие эпизоды Крымской войны памятны для россиян, французов и англичан. Уже многие годы, а теперь, несмотря на санкции и «аннексию», англичане и французы приезжают в Севастополь и участвуют в историческом фестивале, надевают костюмы времен Крымской войны, сходятся в реконструкторских сражениях.

А еще, на генном уровне наши противники с того времени запомнили, что русские сражаются даже мертвые (был такой эпизод в одном из сражений под Севастополем, когда посеченные картечью солдаты русских полков, истекая кровью, не просили пощады, а лежа, насаживали противника на штыки), даже в обед, и после пяти часов вечера, и, самое неприятное – ночью. Война не по расписанию, холод крымской зимы и всем известный головной убор «балаклава» - памятное заморским гостям наследие.

Представителей британской элиты стало отличать то, что они забыли уроки истории. Вот и министр обороны Британии Гевин Вильямсон прибыл в декабре 2018 года на Украину, в Одессу. С возмущением в сторону России, по поводу трех задержанных на подступах к Керченскому проливу катеров, и с поддержкой идеи второго похода украинского флота в Азовское море. Это был не первый визит британского военного министра на Украину - в сентябре прошлого года Вильямсон отважно провел 20 минут на линии соприкосновенияв Донбассе.[i]

Лондон подкрепляет свои военно-дипломатические усилиями и реальными маневрами, о чем с удовлетворением сообщает украинский эксперт Андрей Клименко: «17 декабря 2018 около 20:30 (местное время) гидрографический (разведывательный) Корабль Ее Величества HMS Echo (H87) вошел в Черное море из пролива Босфор. Этот современный разведывательный корабль предназначен для проведения операций в поддержку подводных лодок и десантных операций. Он может делиться адаптированной информацией практически в режиме реального времени. (…) Это первый военный корабль НАТО, что совершает визит в Черное море с прямой формулировкой цели визита, связанной с Азовским кризисом - to demonstrate the UK's support to ensuring freedom of navigation in the region».[ii]

В середине XIX века Британия рассматривала Россию как противника в Большой игре, которому противодействовала политически и экономически, и при этом империя сталкивалась с империей – на Балканах, на Кавказе, по поводу проливов (Босфор и Дарданеллы). Британия теперь не правит морями, но продолжает проявлять интерес к проливам, например, к Керченскому.

Стратегия Лондона в составе антироссийского блока имеет простое название – «чем могу». Но значимость бывшей империи возросла, в условиях, когда президент США Дональд Трамп в упор не видит Украину в роли значимого объекта приложения усилий. Однако, есть антироссийские силы, в интересах которых можно не просто понаблюдать за выборами президента Украины, на которых победит либо Петр Порошенко, либо кто-то другой, чье имя не так важно в условиях того, что следовать он будет тем же курсом, что следует сейчас Порошенко. Эти силы, имеющие влияние в мировом масштабе, даже потеряв своего покровителя в лице президента США, заинтересованые в обострении конфликта с Россией, а сделать это намерены с помощью Украины.

Вашингтон проводит ревизию международных соглашений, уходит из Сирии, предпочитает играть в шпионские игры, но на своей территории, там же и бороться с «русской угрозой», «русской агрессией», а самое главное – «русским вмешательством», и основные события и персонажи здесь – расследование прокурора Мюллера, дело Марии Бутиной, и новогоднее задержание в Москве бывшего морпеха, гражданина США Пола Уилана при проведении шпионской акции.[iii] Но нужно больше, ближе и острее, желательно, чужими руками.

Какая бы фронда в правительстве США не существовала, перечить президенту в открытую, то есть, разрушать, по сути, институты власти, высшие чиновники не решаются. И здесь эксперты выдвигают интересную версию: «Поэтому Англия берёт дело организации украино-российской войны в свои руки. Точнее, не Англия, а реальные хозяева Англии и США. (…) Порошенко может не решиться на провокацию, и чтобы у него не возникло никаких мыслей насчёт отказа от войны, на Украину прибыл министр обороны Великобритании. (…) Идёт британское давление на Киев с целью начать войну в ближайшую неделю во что бы то ни стало».[iv] В ближайшую неделю второй поход к Керченскому проливу не состоялся, но сути замысла это не меняет. Продолжение провокации в проливе вышло за временные рамки военного положения, введенного Порошенко в преддверии президентских выборов, это досадно, но перспективы обострения в результате новой серии провокаций остаются.

Так, Порошенко подготовил некие юридические основания для действий украинских военных и работы украинских дипломатов - подписан закон «О прилегающей зоне Украины», предусматривающий расширение пограничного и таможенного контроля страны в Черном море: «В прилежащей зоне Государственная пограничная служба Украины будет предотвращать нарушения таможенного, фискального, иммиграционного и санитарного законодательства страны. Пограничники смогут останавливать и досматривать любые суда, а также задерживать или арестовывать их и членов экипажей, за исключением военных кораблей и других государственных судов, используемых в некоммерческих целях».[v]

Таким образом, украинской стороной созданы условия для дальнейшего провоцирования России, с целью выставить ее «агрессором и оккупантом», добыть тому самые неопровержимые доказательства и телевизионную картинку.

Согласованность в действиях и намерениях «друзей» России в отстаивании «свободного мореплавания в международных водах» очевидная. После провокации в Керченском проливе США «к базе ВМФ России во Владивостоке якобы близко подошел американский эсминец УРО McCampbell. Представитель Тихоокеанского флота ВМС США Рэйчел МакМарр заявила, что корабль «провел операцию в районе Японского моря в рамках правил свободного мореплавания в международных водах». По ее словам, эсминец прошел вблизи залива Петра Великого, чтобы «бросить вызов чрезмерным морским претензиям России и отстоять права, свободы на законное использование моря, которыми пользуются Соединенные Штаты и другие нации». Она подчеркнула, что США «будут летать, плавать и действовать везде, где это разрешает международное право».[vi]

Великобритания последние несколько лет ведет себя странно, ее действия воспринимаются как фарс по исполнению, и как трагедия для английской политической элиты, по сути. Лондон избирает путь Киева, действия и «проекты» англичан («дело Скрипалей» и подпроект «Солсбери») очень напоминают украинские проекты. Лондон придумал «отравление Скрипалей», Киев - суточную комбинацию «убийство Бабченко».

К сожалению, антироссийский тренд позволяет на основании фарса и фейков строить реальную политику, что нисколько не меняет фейковой сути британских внешнеполитических проектов. 

Украина продолжает попытки «принуждения к конфликту», а на самом деле – столкновение цивилизаций, так как речь идет о попытках влияния на стержневые страны цивилизаций (согласно концепции Самюэля Хантингтона). Однако, те конфликты, в которые втянута и которые инициирует Украина, навязаны внешними силами, и существуют, благодаря поддержке и санкциям внешних сил.

Логика внутренней политики Украины диктует и направленность международной активности. Став зоной межцивилизационного конфликта, в добровольно-принудительном порядке Украина пытается перестроить культурные основы государства и общества.

Запад поставил себе задачу оторвать Украину от сферы влияния России, политического, экономического и социо-культурного. Киев и всевозможные иные субъекты действуют в рамках этой внешней задачи, но при этом решают множество внутренних, обостряющих противостояние и усиливающих радикализацию политических сил и части общества.

Фарс, игра на зрителя и избирателя европейских и заокеанских лидеров государств и политиков не отменяют реальных потенциальных угроз безопасности Российской Федерации. Азовское море и Керченский пролив в этом смысле необходимо рассматривать как регион, где Запад может попробовать провести несколько "тестов", похожих на попытку прорыва украинских боевых катеров в Азовское в ноябре прошлого года. Недавнее бравое стояние кораблей США за сто километров от Владивостока, с формулировкой оснований для таких действий - противодействия «чрезмерным морским претензиям России» и «отстаивание прав, свободы на законное использование морей всеми нациями». Формулировка универсальная, может быть использована в отношении Азовского моря и Керченского пролива, Северного морского пути и Арктики, Балтийского моря.

Черноморский регион в этом смысле становится моделью противодействия «морским претензиям России». Регион сложный – нестабильная Украина, готовая на любые провокации, вернувшийся в Россию Крым (плюс Крымский мост), своевольная Турция, член НАТО, имеющая значимые для нее связи, как с Россией, так и с западом, Кавказ. Он сложный для России, из-за концентрации потенциальных и реальных угроз, но при этом сложен и для «друзей» России – из-за высокой степени защищенности крымского рубежа и других границ РФ. Именно это сочетание защищенности, которую Запад прекрасно понимает, и угроз, делает Черноморский регион привлекательным для провокации и испытаний на прочность. Понимая силу России, Запад, как можно не только предполагать, но и видеть – пытается оценить решимость Москвы в небольших, но значимых провокациях, такого рода, как попытка прохода в Азовское море украинских военных кораблей 25 ноября 2018 года. Что будет делать Россия в отношении подобных провокаций со стороны Киева Западу уже понятно. Как свидетельствует активность Лондона, «не понятно» Западу, что будет делать Россия в отношении неких совместных, международных проходов. Это странное непонимание, оно может быть основано только на желании вызвать конфликт, или на мнении о нерешительности России вступать в острое противостояние с Западом. Какие бы основания для организации второго похода к Крымскому мосту, в каком бы то ни было составе, под любыми флагами и в любом количестве кораблей у Лондона и Вашингтона ни были, реакция России будет основана на необходимости защиты территории, границы, акватории, важных объектов инфраструктуры. Остается только вопрос к Лондону – как бывшая империя будет выходить из этой ситуации? Вариантов немного: Британия или пойдет на провокацию, или продолжит «игру на зрителя» и «словесные подвиги».

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции