Кино на экспорт



Китай – один из самых перспективных и быстрорастущих рынков кинопроката. Согласно исследованиям компании Deloitte, к 2020 году он станет больше, чем рынок всей Северной Америки.

За прошедшие пять лет в КНР было показано восемнадцать российских фильмов с общим бокс-офисом 65 миллионов долларов. Фильм Федора Бондарчука «Сталинград», вышедший на китайские экраны в 2013 году, получил рекордные на то время для нашего кино в международном прокате цифры – $11,82 млн, а последующие «Экипаж» ($7 млн) и «Он — дракон» ($4,6 млн) доказали, что для развития есть и потенциал, и реальные возможности. Крупнейший экспортер российских проектов в Китай – компания «Централ Партнершип» –  за три года продал 12 фильмов, 3 из которых уже вышли в прокат, остальные либо готовятся к нему в 2019 году, либо получили дистрибуцию на ТВ и интернет-платформах.

Директор Департамента кинематографии Министерства культуры РФ Ольга Любимова подчеркивает: «Очевидно, что для всех стран любая копродукция с Китаем является перспективной. Задача поддерживать российские проекты, выходящие на китайский рынок, стоит перед нами не только на уровне Министерства культуры, но и на уровне Министерства экономического развития, Министерства финансов и т.д.». По статистике Фонда кино, за первое полугодие 2018 года 60 % сборов российских фильмов в международном прокате приходятся на КНР. В этом году в китайский прокат вышли пять российских картин: «Снежная королева 3», «Лёд», «Салют–7», «Тренер» и «Притяжение».

Российский контент оказался востребован на китайском рынке, интерес в КНР вызывает и анимация. В 2017 году компания Alibaba Group приобрела права на десять популярных мультипликационных сериалов из России производства анимационной студии «Паровоз».

Еще один пример перспективного сотрудничества с российскими партнерами – анимационный фильм «Снежная королева». Генеральный продюсер студии Wizart Film, продюсер франшизы «Снежная королева» Юрий Москвин отмечает, что прокат первой части собрал в Китае $700 тысяч, второй – $4,8 млн, третьей – более $11 млн. Четвертый фильм оценивают в $20-25 млн.

От простого привлечения авторских прав страны переходят к совместному написанию сценариев и совместной съемке. Специалисты киноотрасли считают, что индустрия российско-китайского кино и телевидения использует сильные стороны друг друга: в России есть надежные технологии и отличные специалисты, а в Китае — достаточно средств и большой зрительский рынок.

«Мы достигли более высокого уровня качества графики, чем китайские коллеги. Кроме того, мы создаем фильмы на интернациональных сюжетах, понятные зрителям во всем мире. Можно смело говорить о том, что мы являемся эталоном топового уровня качества для их анимации и позволяем китайским компаниям вместе с нами завоевывать другие рынки», – подчеркнул Москвин.

По прогнозам экспертов, 2019 год откроет новую страницу в истории российско-китайского проката. 17 января в России, 18 января в Китае стартует показ первой совместной комедии «Как я стал русским». Картина о приключениях китайского юноши, влюбленного в русскую девушку, снята по мотивам одноименного сериала, который шел на российском телеканале «СТС». Его успех у зарубежного зрителя привел к тому, что китайская сторона сначала приобрела права на показ, а затем предложила компании All Media снять полный метр. Режиссеры комедии – Акаки Сахелашвили и Ся Хао. Главные роли исполнили Дун Чан, Елизавета Кононова, Виталий Хаев, Грант Тохатян и другие. Согласование проекта шло на всех этапах: от сценария до съемок, учитывались национальные особенности стран. В первоначальной версии картины парень спас тонущую девушку и так познакомился с ней. По китайским традициям это оказалось невозможным, потому что спасти утопающего в Поднебесной означает пойти против высших сил. Сценарий переписали, и картина теперь начинается иначе. «Мы очень отличаемся друг от друга и у нас абсолютно разный культурный код, поэтому в работе с китайскими партнерами нужно научиться «подстраиваться» под потребности их аудитории», – подчеркивает генеральный продюсер компании All Media Георгий Шабанов.

Российская сторона также получила новый опыт в составлении нестандартных документов. Ольга Любимова рассказала о том, что китайские коллеги попросили подготовить официальное письмо на государственном уровне о том, что фильм не оскорбляет чувства русских людей. «Сегодня для нас очень важно понимать, как правильно с точки зрения бумагооборота и пакета документов поддерживать сотрудничество на государственном уровне», – отметила Любимова.

Создатели комедии рассчитывают собрать 40 млн долларов. Георгий Шабанов говорит, что столь смелые прогнозы возможны в том числе из-за хорошего отношения китайцев к России и интереса к интернациональной истории любви. «Раньше китайцы называли всех русских «большой брат», а сейчас – «боевым народом», – говорит Шабанов и добавляет, что в Китае картина «Как я стал русским» дословно переводится «Как я стал представителем боевого народа».

С учетом политики поддержки отечественного кино за собственной продукцией в Китае закреплены 54%. Фильмы вне зависимости от страны-производителя подвергаются цензуре настолько, что из-за вырезанных сцен хронометраж в Китае и за его пределами может отличаться на 20 минут. Например, из картины «Викинг» удалили 5-7 жестоких моментов, из «Экипажа» – постельные сцены, только «Тренер» остался без изменений.

Директор департамента международных продаж компании «Централ Партнершип», крупнейшего экспортера российских проектов в Китай, Катерина Пшеницына рассказывает о процессе выхода на рынок: «Перед прокатом в Китае все зарубежные фильмы проходят стандартные процессы импорта. Первый этап – это прохождение цензуры. В фильмах не должно быть излишнего насилия, откровенных сцен, религиозной символики, паранормальных явлений, оживших мертвецов и т.д. Далее нужно получить квоту на выход в прокат. Третий этап – назначение премьерной даты показа, и этот процесс тоже строго контролируется госорганами. До 2016 года в Китае еще случались релизы «day and date», то есть старт крупных студийных проектов одновременно в нескольких странах в один и тот же день, но сейчас это практически сошло на нет. Все мейджорские проекты задерживаются и выходят в Китае уже заметно после старта проката в США. Что касается российских, то они могут выйти и через год-полтора после релиза в своей родной стране».

Руководитель проектов iMARS China, эксперт по Китаю Алексей Чигадаев отмечает:

«Китайский рынок настолько огромен и самодостаточен, что вполне может обойтись без выпуска продукта для мирового рынка. При этом все больше фильмов снимаются для международного проката, так как у Китая есть серьезные амбиции и экономический интерес, подстегивающий не только рост качества китайских лент, но и стимулирующий китайские кинокомпании искать партнеров за рубежом. Партнеры, конечно, нужны не только для выхода на локальные рынки (Корея, Япония, Россия, США, Латинская Америка, Индия и т.д.), но и для обмена опытом – китайская киноиндустрия, а особенно анимация по-прежнему находится на достаточно низком уровне развития».

В списке рекордсменов китайского проката – американский «Форсаж-8» ($393 млн) и индийский «Дангал» ($193 млн). Сборы за наши фильмы пока не сопоставимы с этими цифрами, но еще пять лет назад в Поднебесной вообще не было представлено ни одной российской картины. Эксперты отмечают, что киноновинки 2019 года сломают сложившиеся в Китае стереотипы о нашем кино. По их предположениям это будет новая страница в истории российско-китайского проката.