Продолжение демонтажа Ялтинского мира, или Украина – как один из инструментов разрушения миропорядка

11:46 05.12.2018 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


Украинская провокация в Черном море стала еще одни поводом по демонтажу Ялтинского мира, системы международных институтов и права, что делается в активной и открытой форме с 2014 года. До этого была Югославия, Ирак, Ливия, неудачная попытка в Сирии и, уже в непосредственной близости от России – серия «цветных революций», в том числе, т.н. украинская «революция достоинства».

Но споткнулись в Украине, когда Крым ушел из-под власти Киева, а затем вошел в состав Российской Федерации, а юго-восток взбунтовался против националистической идеологии новой власти, и были созданы Донецкая и Луганская народные республики, а дезинтеграционный процесс в Украине, как результат Майдана, стал реальностью. Споткнулись в Сирии, когда президент Сирии Башар Асад обратился к России с официальной просьбой об оказании военной помощи, и в августе 2015 года между Россией и Сирией было заключено Соглашение о размещении авиационной группы Вооружённых сил Российской Федерации на сирийской территории. Соглашение основывалось на Договоре «О дружбе и сотрудничестве между СССР и Сирийской Арабской Республикой» от 8 октября 1980 года. Запад и США, имея неоднократный печальный опыт использования ограниченных контингентов войск в разных частях мира, весьма скептически отнеслись к перспективам российской военной миссии. Однако, развернутая в кратчайшие сроки группировка Воздушно-космических сил РФ за два года совместно с армией Сирии смогли переломить ход конфликта.

В контексте курса некоторых западных игроков на демонтаж прежней международной системы, основанной на послевоенной системе договоров и балансе сил, действия руководства Украины, начиная с 2004 года, перестали быть самостоятельными. Нынешняя киевская власть всеми силами старается вписать свои частные интересы в рамки курса своих западных патронов. Для этого Киев избрал в своей политике следующие направления: создание поводов для санкционной политики против России и дальнейшее осложнение взаимоотношений России с Западом. Одним из итогов провокации в Черном море стал (хотя и в виде формального предлога) срыв встречи Президента России Владимира Путина и Президента США Дональда Трампа в Аргентине и введение в некоторых областях Украины военного положения.

Если вернуться к недавней истории, то ожидаемыми и планируемыми последствиями «революции достоинства» были выдавливание Российского флота из Севастополя и создание там морской базы НАТО. Вступление Украины в Альянс отодвинул взбунтовавшийся юго-восток, а с мечтой о базе в Севастополе пришлось расстаться после вхождения Крыма в состав России.

Но, несмотря на неудачу «украинского проекта», в том виде, в котором он задумывался, стратегические цели остались. В настоящее время вариантом давления на Россию был определен план, который можно назвать «Азовское напряжение». Его реализация совпала с завершением строительства (автомобильной части) Крымского моста, что также не является случайностью.

Стала ли провокация неожиданностью для российских военных и дипломатов? Нет. Действия Запада по реализации «Азовского напряжения» читались легко. Так, 23 ноября, накануне провокации вышло интервью заместитель главы МИД РФ, статс-секретаря Григория Карасина, который отметил: «…азовская тема вброшена в информационное пространство намеренно и натужно. Нынешний киевский режим в координации со своими зарубежными наставниками и покровителями нашел очередную созданную на пустом месте антироссийскую тему. Москву активно стали обвинять, причем абсолютно бездоказательно — как это принято в последнее время — в неких незаконных действиях в Азовском море. Но это было ожидаемо: Крым больше не воспринимается в качестве острого сюжета и инструмента давления на Россию, нужны яркие свежие темы. Такой темой и избран Азов».[i]

Провокация 25 ноября в Черном море была развернута на фоне частых полетов самолетов разведчиков США, и стала поводом для усиления присутствия НАТО в Черноморском регионе, в формате наблюдателей. Об этом свидетельствует хронология:

  • 8 октября самолеты ВВС и ВМС США совершили многочасовые разведывательные полеты вблизи Крыма и побережья Краснодарского края (стратегический беспилотный летательный аппарат RQ-4A Global Hawk около четырех часов курсировал по маршруту от западной оконечности Крыма вдоль его юго-западного и южного побережья, рядом с Керченским проливом и далее вдоль всего побережья Краснодарского края вплоть до Сочи). Практически одновременно с ним вблизи российских морских границ на Черном море совершал полет патрульный противолодочный самолет ВМС США P-8A Poseidon - вдоль российских берегов от Севастополя до Новороссийска.[ii] 

  • 5 ноября стало известно, что Су-27 перехватил и сопровождал американский самолет-разведчик EP-3 Aries в международном воздушном пространстве над Черным морем.[iii]

  • 2 декабря стратегический беспилотный летательный аппарат ВВС США RQ-4B Global Hawk в очередной раз осуществил восьмичасовой разведывательный полет у черноморского побережья России, курсируя вблизи Крыма, Керченского пролива и Кубани.[iv]

  • 4 декабря два американских разведывательных самолета, стратегический разведывательный самолет ВВС США RC-135V и самолет радиоэлектронной разведки большого радиуса действия ВМС США EP-3E Aries II, совершили многочасовые разведывательные полеты вблизи Крыма, Керченского пролива и Краснодарского края.[v]

Это не самая подробная хронология, но и ее достаточно для понимания ситуации избыточного внимания к региону накануне украинской провокации и после нее – видимо, для оценки реакции ВМС России.

Дальнейшие заявления еще более проясняют стратегию США в Черноморском регионе:

  • 29 ноября Главнокомандующий ВМС Украины Игорь Воронченко во время Международной конференции по вопросам морской безопасности в Киеве, заявил, что «в связи с российской агрессией кораблей РФ в Азовском море в отношении украинских судов, Украина будет настаивать, чтобы для России был закрыт проход через Босфор в Турции».[vi]

  • 3 декабря американский сенатор Джон Баррассо предложил США отправить корабли в Черное море и «призвал НАТО сделать то же самое для демонстрации силы, направленной против России», а также предложил предоставить Украине дополнительное зенитное и противолодочное оружие.[vii]

Для лучшего понимания ситуации в регионе стоит принять во внимание позицию Турции по этой проблеме. Анкара претендует на региональное лидерство, активна в сирийской истории, является членом НАТО, включена США в программу поставок новейших истребителей F-35, строит с Россией «Турецкий поток», атомную электростанцию, закупает новейшие ракетные комплексы С-400. При видимой разнонаправленности интересов Анкары факты весомого сотрудничества России и Турции делают эту страну стабилизирующим фактором в черноморском регионе. Об этом, в частности, свидетельствует инициатива Президента Реджепа Тайипа Эрдогана о посреднической роли Анкары при урегулировании инцидента в Черном море, о чем он заявил 29 ноября, он также провел переговоры по этому поводу с президентами России, Украины, США.[viii]

Но, похоже, ни это предложение, ни самостоятельная позиция Турции по закупкам вооружений не укладывается в стратегию США в этом регионе. Из Вашингтона Анкаре было заявлено, что Турция должна сделать выбор – она с Западом и США или с Россией – в связи с покупкой ракетных комплексов С-400 и поставками в Турцию американских истребителей F-35. В ответ на это Министр национальной обороны Турции Нуреттин Джаникли назвал неприемлемым выдвинутое США Анкаре требование отказаться от российских зенитных ракетных комплексом С-400 в качестве условия для получения истребителей F-35.[ix]

Призыв перекрыть для России Босфор, озвученный Украиной, это также намерение заставить Турцию определиться с кем она. И это в очередной раз подтверждает, что выполнение чужих тактических заказов в ущерб долговременным целям своего государства стало основной политической идеей руководства Украины. Но в этом нет стратегии развития и будущего страны. Подчиняясь чужой воле, Киев продолжает политику разрыва отношений с Россией и создания поводов для новых антироссийских санкций. Так, глава украинского МИД Климкин уже анонсировал разрыв 40 двусторонних соглашений, 30 ноября Украина пожаловалась на Россию в ЕСПЧ из-за инцидента в Черном море, 3 декабря Петр Порошенко внес в Верховную Раду проект о расторжении договора о дружбе с Россией, украинский президент так же сообщил о готовящемся иске в Международный суд ООН против России.

Но место провокатора в мировой истории незавидное. Как правило, о нем забывают, когда его миссия заканчивается.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции