Иран: что делать?

11:25 29.11.2018 Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук


(к вопросу сохранения СВПД и противодействия американским санкциям)

После выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) возможности сохранения сделки представляются довольно ограниченными.

Сделка со стороны Ирана (ИРИ) предусматривает выполнение им требований международного сообщества по сокращению и ограничению ядерного потенциала, а со стороны международного сообщества СВПД предусматривает снятие с Ирана всех наложенных на него санкций в связи с иранской ядерной программой.

По докладам МАГАТЭ, ИРИ скрупулезно выполняет все требования СВПД. При этом международное сообщество со своей стороны не в состоянии выполнять требования СВПД, как бы не хотелось этого политикам Евросоюза и других стран. Виной тому – США.

К сожалению, у США есть финансовые и экономические возможности наказать не только Иран, но и те иностранные компании, которые имеют с ним бизнес-отношения. Когда перед любой крупной компанией стоит выбор  иметь бизнес в США и по всему миру или только в Иране, ясное дело, кого они выберут. И это не значит, что они действуют под диктовку Вашингтона. Бизнес ищет там, где ему выгоднее. А ему на текущий момент выгоднее не ссориться с США. И знающий бизнес Трамп бьет именно по этой цели.

 

В 2018 году, когда ещё не вступили в силу американские санкции, объявленные президентом Трампом в мае, около 100 иностранных компаний покинули ИРИ, в том числе такие крупные как Shell, Volkswagen, Daimler, Peugeot, Airbus, Total, PSA, Siemens, а также российские ЛУКОЙЛ и Зарубежнефть[1]. Но, несмотря на эти вынужденные действия, в сохранении ядерной сделки по-прежнему заинтересованы авторы СВПД (Россия, Китай, Великобритания, Франция и Германия), и весь Европейский Союз и много других стран всего мира.  Почему?

Во-первых, СВПД важнейший исторический документ, возможно, впервые (не считая, конечно, Договора о нераспространении ядерного оружия - ДНЯО) обуздавший ядерные амбиции отдельной страны и вложивший ее ядерную программу в жесткие рамки международных законов и требований МАГАТЭ. Это яркий пример эффективной работы мировой дипломатии, создавшей прецедент подлинного доверия сторон во имя сохранения режима нераспространения ядерного оружия.

Во-вторых, Иран важнейшая держава, играющая одну из доминирующих ролей в нестабильном регионе планеты - Западной Азии, куда входит Ближний и Средний Восток, Кавказ, зона Каспийского моря, Центральная Азия.

В-третьих, излишне напоминать, что Иран мощный источник углеводородных природных ископаемых. Территория ИРИ для транспортировки нефте-газопродуктов и других товаров обладает весомой ценностью для мировой системы. Достаточно образованное население и относительно развитые промышленность и сельское хозяйство привлекают внимание мирового бизнеса. Помимо этого, семидесятимиллионный Иран, имеющий одну из самых многочисленных армий в мире, является важным силовым фактором западно-азиатской региональной да и мировой политики.

Что делать, чтобы противостоять американским санкциям и тем самым спасти СВПД?

Это сложная и многосторонняя проблема, при решении которой необходимо сотрудничество и взаимодействие и Ирана, и всех заинтересованных в сохранении СВПД стран, прежде всего, Великобритании, Франции, Германии и всего ЕС. И такая работа ведется при непосредственном и активном участии России и Китая.

На сегодняшний день главным являются следующие меры:

Обеспечение юридической поддержкой компаний, ведущим бизнес с ИРИ. Практическая реализация объявленного ЕС блокирующего регламента[2], который объявляет недействительными на своей территории американские санкции в отношении Ирана, запрещает европейским компаниям их соблюдение, а также исполнение любых решений иностранных судов, принятых на основании этих санкций. Регламент также позволяет всем европейским организациям в судебном порядке взыскивать компенсацию ущерба от выполнения санкций с лиц, по вине которых это произошло (имея в виду власти США).

В дополнение к этому необходимо создание независимой от США платежной системы с целью обезопасить европейский бизнес от американских санкций против ИРИ (Проект «Специальный финансовый механизм» (SPV). К проекту могут быть привлечены, в том числе и центральные банки Франции и Германии.

В ЕС создается специальное юридическое лицо для осуществления транзакций с Ираном, оно будет открыто и для других участников, что позволит европейскому бизнесу вести работу с Ираном в соответствии с нормами европейского законодательства. (Это будет что-то похожее на банковскую систему SWIFT, только в европейском масштабе и на основе евро).

Работа чрезвычайно сложная для европейцев, как с «политической» (реальный выпад против США), так и с технической точек зрения. Глава внешней политики ЕС Фредерика Могерини отметила: «На данном этапе ключевое значение имеет участие министров финансов E-3 (Франция, Германия, Великобритания). Они прилагают все усилия для его завершения. Я не могу сказать вам дату, но могу сказать вам, что работа продолжается и идёт позитивно…». В свою очередь заместитель главы МИД России Сергей Рябков, указав, что здесь существуют определенные проблемы, заявил: «Нам нужно удвоить наши усилия, чтобы подтянуть эту сферу. Именно этим мы сейчас и занимаемся как с европейцами, так и с иранцами». Однако иранцы, которые до сих пор были привержены членству в СВПД, перестают верить в возможности ЕС. Поэтому об эффективности новой системы можно будет судить через несколько месяцев.

Немаловажным в поддержке ИРИ было бы ускорение процесса перевода торговых операций с Ираном в национальную валюту (прежде всего, это касается России, Китая, Индии, Турции, которые уже имеют подобный опыт).

Для обхода американских препятствий в финансово-банковской области было бы целесообразным использовать по возможности исламские банки в мусульманских странах для транзакций денежных средств в Иран и из него. Ведь исламская банковская система имеет свои особенности, которые трудно разрушить извне, даже применяя американскую финансовую мощь.

В этой же плоскости лежит и сотрудничество с малыми и средними компаниями в мусульманских странах для посреднической работы с Ираном.

Причем именно малый и средний бизнес и не только в мусульманских странах может стать базисом для сохранения торгово-экономических отношений с ИРИ. В этих целях, как представляется, необходимо обеспечить юридическую и финансовую поддержку со стороны ЕС малого и среднего бизнеса в Европе, готового иметь бизнес- отношения с Ираном, и перенести основную бизнес-нагрузку с крупных компаний на средние и малые фирмы, которые будут вести финансовые расчеты с Ираном в евро. Конечно, заменить полностью компании-гиганты они не смогут, но компенсировать хотя бы часть потерь вполне в состоянии. По подсчетам иранцев, в Европе около 23 миллионов малых и средних предприятий, со значительным количеством из которых Иран надеется установить деловые отношения, чтобы обойти санкции США. Тем более ИРИ имеет богатый опыт обхода жестких санкций 2012 – 2016 годов.

Какие возможности у Тегерана? Они есть. В первую очередь, конечно, необходимо сформировать деловой треугольник Иран – ЕС – исламские банки, исламский малый и средний бизнес. Наладить тесное торгово-экономическое партнерство с европейским (и не только) малым и средним бизнесом. Этот план может стать вполне реалистичным. Ведь проследить за огромным количеством предприятий, к тому же совершающих свои расчеты в евро, американцам будет достаточно трудно. Особенно, если Евросоюз со своей стороны будет содействовать этому направлению сотрудничества с ИРИ.

Как стало известно, недавно Верховный совет по экономической координации Ирана предоставил разрешение на продажу сырой нефти частному сектору в качестве одного из способов обойти американские санкции. Это первый случай, когда частный сектор Исламской Республики Иран допускают к торговле нефтью. Такой возможностью надо воспользоваться, причем как можно скорее.

Что касается «проверенных» Ираном методов противоборства с санкциями, такими как использование танкеров-«призраков», которые отключают передатчики автоматической идентификационной системы (АИС), чтобы скрыть маршрут и конечную точку доставки нефти, а также продажа «неучтенной» нефти по заниженным ценам, - то, могу предположить,  эти методы  использовались и используются сегодня.

Представляется, что в нынешней ситуации Тегерану есть смысл вспомнить российско-иранский проект «Нефть в обмен на товары», который был подготовлен еще в 2014 году. В соответствии с проектом Иран поставляет России нефть (не менее 100 тыс. баррелей в сутки – около 5 млн. тонн в год). То есть РФ расплачивается с ИРИ российской техникой и оборудованием. Реального воплощения в жизнь этот план тогда не получил, поскольку Иран в соответствие с СВПД уже выходил из санкционного режима, и данный проект стал ему неинтересен. Единственная поставка была осуществлена в ноябре 2017 г. в объеме 1 млн. тонн. Вполне вероятно, что ныне этот проект может получить развитие. Осуществлять этот проект со стороны РФ будет компания «Промсырьеимпорт», входящая в структуру российского Минэнерго. Примечательно, что эта компания и была создана для этого проекта.

В этом же плане следует рассматривать и осуществление программы по разработке двух нефтяных месторождений Абан и Пейдар, которую проводят российская компания «Промсырьеимпорт» (заменившая «Зарубежнефть») и иранская Dana Energy.

В целом российско-иранское сотрудничество практически на всех фронтах борьбы с американскими санкциями может внести существенный вклад в дело их ослабления.

Несомненно, что Тегеран активизирует доказанные в трудный санкционный период 2012 – 2016 гг., многогранные возможности Корпуса стражей исламской революции (КСИР)[3], контролирующего от 25 до 35% всей экономики Ирана и 25% всех капиталов.[4] КСИР в тот период создал масштабную систему обхода санкций, сформировал и контролировал серьезные «серые» финансовые потоки в Иран, через Иран и из Ирана. Разведка КСИР занималась сбором информации за рубежом о «слабых» местах в антииранских санкционных мерах, о наиболее эффективных путях и методах обхода санкций, а также добывала данные о новых технологиях, недоступных из-за санкций Ирану.

Таким образом, о том, как смягчить воздействие американских санкций думают и в Иране, и в странах, выступающих против санкционных мер. Представляется, что полностью нейтрализовать негативный эффект санкций против ИРИ невозможно. Но в какой-то мере смягчить его вполне по силам. Конечно, со стороны Ирана в некоторых случаях противодействие санкциям будет носить противоречивый характер, но и сам выход США из СВПД и сами американские санкции отнюдь не являются законными.

В октябре президент Роухани предупредил, что для народа Ирана предыдущие 4 месяца были сложными, следующие несколько месяцев будут также нелегкими. Он подчеркнул, что правительство сделает все возможное, чтобы преодолеть трудности. При этом надо отметить, что официальный Тегеран заявлял, что не покинет СВПД и будет выполнять все его требования пока все его участники (конечно, кроме США) будут оставаться в СВПД и также выполнять свои обязательства по сделке. Смогут ли они это сделать?

Ситуация - сложная и непредсказуемая. Многое для Ирана будет зависеть от того, будет ли сохранен СВПД без США, сможет ли Тегеран воспользоваться возможностями (хотя бы в урезанном виде) осуществлять финансово-экономическое сотрудничество с зарубежными странами, прежде всего со средним и малым бизнесом, и насколько это удовлетворит Тегеран. Как скажутся санкции и, в первую очередь, падение добычи и экспорта нефти, на экономике и социальном положении иранцев? Как следствие, нельзя забывать о внутриполитической обстановке и ее влиянии на расклад политических сил в стране.

Результаты этой борьбы мы узнаем скоро, пожалуй, через полгода, когда, надеемся, будет выработан европейский механизм борьбы с незаконным выходом США из СВПД и с санкциями, и когда закончится срок, предоставленный Трампом восьми импортерам иранской нефти.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



[1] Зарубежнефть продала свои активы в Иране компании ФГУП «Промсырьеимпорт», входящего в структуру российского Минэнерго. В ноябре Минфин США ввел санкции против ФГУП «Промсырьеимпорт».

[2] Такой регламент вводился только единожды: в ноябре 1996 года в качестве ответа на экстерриториальные экономические санкции США против Кубы.

[3] КСИР – это не только мощная военно-политическая, идеологическая, карательно-полицейская и разведывательная организация, но и значительная, всеобъемлющая финансово-экономическая структура.

[4] Сайт Sputnikipogrom, 20.06.2015. // URL https://sputnikipogrom.com/foreign-policy-today/38587/quds-force/#.WPosUNq1tok