ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Сага о санкциях: санкции США против ИРИ вступили в силу

12:43 12.11.2018 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

Немного истории

6 ноября вступили в силу санкции второго пакета, объявленные администрацией президента США Дональда Трампа против Исламской Республики Иран. Они коснутся иранской энергетики, нефтегазовой промышленности и связанными с ней отраслями, а также крупных транзакций, то есть банковской системы ИРИ.

Напомним, что 7 августа были введены санкции, включающие ограничения на закупки иранских автомобилей, золота и металлов. Санкции коснулись также иранских компаний, специализирующихся на алюминии, графите, угле, стали и выпускающих компьютерные программы для промышленных предприятий.

Чтобы создать повод для выхода из СВПД, президент Трамп нашел несколько «изъянов» у ядерной сделки. Госсекретарь США Майк Помпео увеличил свои претензии не только к СВПД, но и к Ирану до 13 пунктов, из которых только три относились к иранской ядерной программе. На основе этого, по сути, ультиматума Тегерану, Вашингтон призвал иранцев к переговорам для разработки нового документа.

Принятие такого предложения означало бы для Ирана капитуляцию. Поэтому в настоящее время не может идти речи о американо-иранских переговорах. Хотя неафишируемые консультации, как это было ещё года за два – три до заключения СВПД возможны и по некоторым данным ведутся. Но в любом случае с 6 октября для Исламской Республики Иран начинается более сложная жизнь.

 

Санкции

На фоне сложной социально-экономической обстановки в ИРИ США вводят жесткие санкции. Министерство финансов США включило список SDN (Specially Designated Nationals) более 700 физических и юридических лиц, объединений и организаций, с которыми гражданам и постоянным жителям США запрещено совершать сделки. Банковские платежи с участием фигурантов списка SDN, проходящие через банки, которые находятся в юрисдикции США, могут быть перехвачены и заморожены на специальных счетах казначейства США до исключения фигуранта из списка. В частности, под санкциями оказались суда торгового флота ИРИ, самолеты гражданской авиации, крупнейшие иранские банки, а также организация по атомной энергии Ирана AEOI, компания NPPD и иранское агентство по ядерному регулированию INRA.

В пресс-релизе, распространенном Госдепартамента сообщается следующее: «Начиная с сегодняшнего дня, всё ядерное сотрудничество с Ираном будет подвергаться воздействию санкций. Исключение составит ограниченная (по масштабам) деятельность, которая выводится из-под действия санкций. Иран будет не в состоянии добиваться строительства каких-либо новых ядерных объектов при иностранном содействии, включая реакторы, предназначенные для выработки электроэнергии».

В этом же документе уточняется, что в SDN не будут внесены три проекта, которые реализуются в Бушере, Араке и Фордо. Почему? Напомним, что в Бушере  Росатом уже начал работы по строительству двух новых энергоблоков на базе реакторов ВВЭР-1000. Строительство одобрено и находится под пристальным контролем МАГАТЭ. Понятно, что Вашингтон не хочет обострять отношения с международной атомной организацией, с РФ и доводить их донельзя. Что касается объектов в Араке (тяжеловодный реактор) и Фордо (завод по обогащению урана), то они находятся в списке реформируемых объектов в рамках СВПД и Резолюции Совета Безопасности 2231. Ясно, что и здесь Вашингтон не хочет осложнять отношения со сторонниками СВПД.

Санкции Дональда Трампа предусматривают также запрет на страховку танкеров, перевозящих иранскую нефть, изгнание иранских банков из международной банковской системы SWIFT, а также санкционные меры против физических и юридических лиц третьих стран, нарушающих американские требования в отношении ИРИ. Пожалуй, для Тегерана наиболее чувствительными оказываются удар по его банковской системе и последний пункт, касающийся третьих стран. Поскольку это отрезает Иран от реальных и потенциальных иностранных партнеров в бизнесе.

Нефтяная блокада, организуемая США, конечно, отрицательно сказывается на иранской экономике. Цель г-на Трампа - довести экспорт иранской нефти до нуля, что, конечно, нереально. Американская администрация, понимая это, дает 8 странам – наиболее крупным покупателям нефти из ИРИ – шесть месяцев, в течение которых они смогут без штрафов со стороны США импортировать иранскую нефть, при этом постепенно сокращая ее объемы. Речь идет о Китае, Индии, Тайване, Японии, Южной Корее, Италии, Греции и Турции.

Некоторые наблюдатели связывают такое решение Трампа не только с пониманием того, что в один день прекратить закупки нефти невозможно, но и с опасением, что резкое сокращение иранской нефти на рынке поднимет на нее цены и даст финансовые преимущества России.

Однако, по всей вероятности, в Вашингтоне просчитались. Как следует из статьи Wall Street Journal (07.11.2018), качество нефти российского сорта Urals, которую экспортирует РФ, оказалось близким к иранской нефти — и Россия уже смогла заменить выпавшие объемы поставок европейским и азиатским покупателям.

Так, французская Total в августе закупила в РФ 217 тыс. барр. нефти. Турция и некоторые другие страны также обратились к России.

Как смягчить санкционный удар по Ирану?

Об этом думают и в Иране, и в странах, выступающих против американских санкций. Представляется, полностью нейтрализовать негативный эффект санкций против ИРИ невозможно. Но в какой-то мере смягчить его вполне вероятно.

Европейский Союз 7 августа - сразу же после введения американцами санкций против ИРИ - принял так называемый блокирующий регламент, который объявляет недействительными на своей территории американские санкции в отношении Ирана, запрещает европейским компаниям их соблюдение, а также исполнение любых решений иностранных судов, принятых на основании этих санкций.

Введение в силу этого регламента также позволяет всем европейским организациям в судебном порядке взыскивать компенсацию ущерба от выполнения санкций с лиц, по вине которых это произошло (имея в виду власти США).

Кроме того, ЕС намерен создать финансовый механизм, который позволит вести расчёты с Ираном в обход санкций США. В ЕС будет создано специальное юридическое лицо для осуществления транзакций с Ираном, оно будет открыто для всех возможных участников. Это позволит европейскому бизнесу вести работу с Ираном в соответствии с нормами европейского законодательства. (Как отмечают наблюдатели, это будет что-то похожее на банковскую систему SWIFT, только в европейском масштабе и на основе евро). В этой связи посол Ирана в Москве Мехди Санаи заявил, что механизм торгового сотрудничества ЕС и Ирана будет запущен уже в ноябре.

Россия, конечно, не сможет полностью компенсировать Ирану весь негатив от санкций. Но в рамках своих возможностей постарается с пониманием отнестись к нуждам ИРИ. Так, например, существует подготовленный еще в 2014 году (до ядерной сделки) бизнес-проект, названный «Нефть в обмен на товары». Его идея в том, что Иран поставляет России нефть (не менее 100 тыс. б/с), которая расплачивается с ИРИ российской техникой и оборудованием. Реального воплощения в жизнь этот план тогда не получил, поскольку Иран в соответствие с СВПД уже выходил из санкционного режима. Но, возможно, он опять возродится и осуществится на практике.

Иран со своей стороны также готов противостоять санкциям. У этой страны есть опыт жизни под санкциями в 2012—2016 годах. Тогда использовались различные исламские банки в мусульманских странах, компаньоны Ирана в монархиях Персидского залива, заинтересованные в получении сверхприбылей. В какой-то мере иранцам это тогда удавалось.

Одним из способов обойти санкции стало предоставленное Верховным советом по экономической координации Ирана разрешение на продажу сырой нефти частному сектору. Это первый случай, когда частный сектор Ирана допускают к торговле нефтью.

Тегеран в своем противостоянии санкциям рассчитывает на деловые отношения с малым и средним бизнесом в Европе (да и в других странах). Как заявил недавно заместитель министра иностранных дел Ирана по экономическим вопросам Голям Реза Ансари: «В Европе насчитывается 23 миллиона малых и средних предприятий, от которых мы можем получить помощь, чтобы обойти санкции США <…>. Мы должны использовать возможности европейских предприятий для удовлетворения наших экономических потребностей в трудные времена <…>. Мы стремимся создать рабочую группу из экспертов для продвижения таких предприятий в стране».

Этот план может стать вполне реалистичным. Ведь проследить за огромным количеством предприятий, к тому же совершающих свои расчеты в евро, американцам будет достаточно трудно. При этом Евросоюз благоприятствует этому направлению сотрудничества с ИРИ.

В целом следует отметить, что эти санкции, а также реакция на них, по всей вероятности, создадут новую военно-политическую и экономическую картину в самом Иране, в регионе Ближнего и Среднего Востока, да и во всем мире.

В заключении следует еще раз напомнить слова министра иностранных дел России Сергея Лаврова: "Что касается американских мер в отношении Ирана, они абсолютно нелегитимны. Они осуществляются в грубейшее нарушение решений Совета безопасности ООН, а те формы, в которых эти меры объявляются и реализуются, конечно же, не могут не вызывать глубокого разочарования. Мы исходим из того, что нормы не только международного права, но и международного общения никто не отменял. И вести политику на основе ультиматумов и односторонних требований, конечно же, в нашу эпоху едва ли допустимо».

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Версия для печати