Мигранты в США – предвыборная шумиха или долгосрочная угроза?

11:15 08.11.2018 Андрей Кадомцев, политолог


В конце октября президент США Дональд Трамп заявил о намерении направить до 15 тысяч военнослужащих американской армии на границу с Мексикой для противодействия попытке прорыва потенциальных нелегальных мигрантов. Речь идет о группе («караване») в несколько тысяч выходцев из стран Латинской Америки, которые организованным маршем направляются в сторону США в надежде получить убежище. С  апреля нынешнего года, по распоряжению Белого дома, на границе уже расквартированы 2 тысячи бойцов Национальной гвардии. В преддверии американских промежуточных выборов, ряд экспертов рассматривали последние громкие заявления Трампа по миграционному вопросу в контексте ожесточенной межпартийной борьбы за контроль над Конгрессом. Другие полагают, что проблема нелегальной миграции уже превратилась в долгосрочную угрозу безопасности и социально-экономическому развитию Соединенных Штатов.

Нелегальная миграция вошла в число приоритетных вызовов безопасности США в 1995 году. В «Стратегии безопасности США для Америк», опубликованной Пентагоном, констатировалось, что угрозы безопасности США приобретают всё более комплексный характер. Отмечалось, в частности, размывание грани между вызовами внутреннего и внешнего характера. Проблема контроля миграционных потоков была представлена как один из примеров подобной амбивалентной угрозы. Внимание государственных инстанций США к миграционной проблеме, в том числе в контексте угрозы этнических волнений, еще больше возрастает в начале 2000-х годов. Административное регулирование резко ужесточилось в первые же дни после терактов 11 сентября 2001. А доктринальное закрепление новые подходы получили в Стратегии национальной безопасности, принятой в сентябре 2002 года. Произошло существенное ужесточение пограничного контроля. Систематический характер приняли облавы и массовые высылки нелегальных иммигрантов. С 2001 по 2005 год  из США было депортировано более 6 миллионов «нелегалов» (в первую очередь, мексиканцев). Ужесточение миграционной политики Буша-младшего приняло столь резкий характер, что вызвало непонимание даже в американском Верховном Суде[i].

На действия Вашингтона повлияло и общественное мнение: с середины 2000-х годов в США постепенно начинается усиление не только анти-иммигрантских, но даже ксенофобских настроений. Перемены в обществе нашли отклик даже в академических кругах. В середине 2000-х годов один из виднейших американских политологов С. Хантингтон опубликовал книгу «Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности». В ней, в качестве одной из важнейших угроз цивилизационной идентичности США, автор называет иммиграцию с юга. Представители которой являются носителями принципиально иной политической культуры, а также чуждой большинству американцев потребительской и предпринимательской ментальности. 

При всем том, события середины 2000-х годов показали, что изоляционистские тенденции в миграционной политике США существенно ослабляют геополитическое влияние Вашингтона в Западном полушарии. Так, решение Буша-младшего в сентябре 2007 года о начале строительства стены на границе с Мексикой[ii], вызвало нескрываемое разочарование большинства латиноамериканских государств. Во внешней политике многих стран региона начались изменения, отражавшие растущие сомнения в целесообразности приоритетной ориентации на США.

Президент Обама, уже в первые месяцы пребывания у власти, заявил "о вполне оправданной обеспокоенности тем фактом, что тысячи лиц проникают в нашу страну без документов, и поэтому могут нещадно эксплуатироваться, подрывая при этом доходы американцев". Белый дом выдвинул инициативу по проведению "интегральной" миграционной реформы.[iii] Однако все попытки Обамы протолкнуть через Конгресс проект комплексных изменений миграционного законодательства увязали то в межпартийной борьбе на Капитолийском холме, то в рутине традиционного противостояния между исполнительной властью и законодателями.  В результате, «многие разумные и своевременные инициативы» были заблокированы в сиюминутном стремлении завоевать симпатии избирателей. В свою очередь, практически все исполнительные указы Белого дома не были поддержаны Верховным судом[iv].

К 2016 году вопросы иммиграции приобрели столь острый характер, что стали одной из ведущих тем президентской предвыборной кампании. Однако, как и в предыдущие годы, эмоции явно преобладали над фактами[v], а также попытками предложить взвешенное и комплексное решение проблем. Данная тенденция продолжается и сегодня. С одной стороны, Трамп имеет веские основания для критики наследия своих предшественников. Нынешний глава Белого дома может также вполне справедливо апеллировать к необходимости начать «наконец» практическую реализации реформ, необходимость которых признавалась всеми администрациями с середины 1990-х годов. С другой стороны, наличие демонстративной политической воли сталкивается с реалиями политического процесса, участники которого по-прежнему апеллируют не столько к национальным интересам, сколько к настроениям обывателей. Для которых проблема миграции «выглядит как одна из наиболее явных и реальных», но которые, при этом, не осознают всей её многоплановости. И поэтому с легкостью поддерживают лишь «простые», тактические по своей сути и последствиям решения. Спрос рождает предложение – Трамп явно предпочитает фокусировать свое внимание на проблемах, находящих наиболее сильный эмоциональный отклик в обществе: нелегальной иммиграции, охране границ, а также росте угрозы исламизации вследствие увеличения числа иммигрантов из исламских стран. Однако действия Белого дома часто интерпретируют лишь как борьбу с наследием предыдущей, демократической, администрации. Поэтому они встречают серьезное сопротивление как со стороны оппозиционно настроенных властей в ряде штатов и городов, так и со стороны судебных органов.

В результате, Трампу до сих пор не удалось добиться принятия нового законодательства, ограничивающего число иммигрантов, ежегодно въезжающих в США. Исполнительные указы Трампа также, в своем большинстве, все еще заблокированы судами различных инстанций[vi]. Пытаясь реализовать заявленные цели, Белый дом вводит всё новые бюрократические препоны для иммиграции. Продолжаются и массовые депортации нелегалов -  в таких же масштабах, как при Обаме, только в «более жесткой форме». Однако, по мнению критиков, продолжение подобной «хаотичной» политики наносит ущерб скорее экономике США, поскольку препятствует въезду в страну желающих получить американское высшее образование и специалистов высокой квалификации. Наконец, линия Трампа наносит ущерб имиджу США как «гуманитарного лидера» мира, поскольку существенно усложнила процесс воссоединения семей, а также на три четверти снизила количество ежегодно принимаемых беженцев. 

В первых числах ноября Трамп заявил, что в ближайшие дни подпишет очередной президентский исполнительный указ о введении в действие нового плана о предоставлении убежища мигрантам в США. Как передал «Интерфакс», по словам Трампа, «в соответствии с этим планом иностранцы больше не получат свободный проход в страну незаконным путем», а соискатели убежища больше не смогут подавать «безосновательные заявления». Трамп называет себя американским «националистом» и привлекает сторонников лозунгами о многочисленных обязательствах и «долгах» нации перед своими гражданами. Фундаментальное противоречие здесь в том, что американская нация – в значительной мере продукт усилий иммигрантов. (Хотя и не всегда в первом поколении.) Многочисленные примеры этого демонстрируют гиганты высокотехнологичного сектора. Способен ли Трамп и его сторонники предложить Америке парадигму воспроизводства и развития нации, изолированной - если и не полностью, то принципиально сильнее, чем прежде, от мировых миграционных потоков? Сторонники Трампа говорят, что для развития внутреннего человеческого капитала уже невозможно сохранять прежние масштабы привлечения мигрантов. Оппоненты, что Вашингтону нужна «новая модель» управления глобализацией, такая, которая бы вывела на новый уровень личную конкурентоспособность большинства американцев. Правда для этого предстоит переформатировать едва ли не весь американский социум; и без конкуренции с внешним человеческим ресурсом это вряд ли возможно[vii].

В целом, проблема растущей миграции становится всё более актуальной для мирового сообщества. Однако её политические последствия носят весьма неравномерный характер. Легко понять мотивы властей тех стран Европы, которые отказываются поддержать Всемирный пакт ООН о миграции, подписать который планируется в декабре нынешнего года. Более двух миллионов беженцев, приехавших на европейский континент после 2013 года, спровоцировали серьезные потрясения на внутриполитической арене ведущих государств Европы. И даже поставили под сомнение само существование ЕС в его нынешнем виде.

Миграционная проблема в США также носит долгосрочный характер. Однако вопрос о том, входит ли она в число первостепенных угроз для страны – остается предметом острых и чрезвычайно спекулятивных и политизированных дебатов. Географическое положение США делает их существенно менее уязвимыми к угрозе неконтролируемой миграции. Южная граница защищена надежнее, чем об этом говорят алармисты. Трамп не верит подобным аргументам, поскольку его в принципе не устраивает нынешняя структура и модель американской экономики. Многие его избиратели также уверены, что оставаясь «глобальным центром миграции», США привлекают «слишком много» иностранных квалифицированных специалистов, которые не только «отнимают» высокооплачиваемые рабочие места у «коренных» американцев но и подрывают в долгосрочной перспективе устойчивость и безопасность американской промышленности и инновационной сферы.

Способна ли политика Трампа – дезорганизовав существующую модель, предложить столь же эффективную и работоспособную альтернативу, принципиально новые подходы в области иммиграции? Тем более сейчас - после возвращения демократами контроля над Палатой представителей, угрожающего параличом всей законодательной власти. Или, как убеждены пессимисты, она приведет к существенному сокращению иммиграции в США, но только среди квалифицированных специалистов. При сохранении, и даже росте притока неквалифицированных работников. У которого имеется масса побочных негативных последствий. Это и рост доли «теневой» экономики, и увеличение нагрузки на систему социального обеспечения, и даже усиление межрасовой и межконфессиональной напряженности вследствие «формирования более устойчивых и закрытых» сообществ мигрантов[viii]. Однако именно подобные последствия непродуманной миграционной политики вызывают растущее отторжение граждан всё большего числа стран мира, в том числе, и в Соединенных Штатах.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



[i] www.nydailynews.com/news/national/2008/06/16/2008-06-6_supreme_court_rejects_president_bushs_st.html

[ii] Первоначальный бюджет проекта оценивался в 1,2 млрд. долларов.

[iii] Среди предложенных мер фигурировали поощрение "циркулируемой миграции"; создание специальной комиссии, регулирующей количество выдаваемых виз в зависимости от конъюнктуры рынка труда. Рассматривались варианты трудоустройства для нелегалов, у которых отсутствует криминальное прошлое. Планировалось упростить механизмы перевода денежных средств, заработанных мигрантами, за границу. Сударев В.П., США после выборов: перспективы нового латиноамериканского курса., «Латинская Америка», № 7, 2009.

[iv] https://www.imemo.ru/index.php?page_id=502&id=2467&p=9

[v] По данным критически настроенной по отношению к администрации Трампа The New-York Times, число нелегальных иммигрантов в США непрерывно снижается с 2008 года. Число нелегалов, задержанных на границе, снизилось более чем вдвое, по сравнению к началом 2000-х годов. https://www.nytimes.com/2018/06/20/us/politics/fact-check-trump-border-crossings-declining-.html

[vi] А Верховный Суд США – в котором теперь преобладают ставленники республиканцев, пока еще не вынес решений по большинству дел.

[vii] https://www.foreignaffairs.com/articles/united-states/2018-10-15/how-save-globalization

[viii] https://www.globalaffairs.ru/number/Kolichestvo-vmesto-kachestva-15355