Художники Индии открыли «Русскую Атлантиду»

17:21 30.10.2018


Храм Серафима Саровского в г. Александров. Фото: Аакшат Синха

Ежегодный пленэрно-выставочный проект «Русская Атлантида», который Союз художников России и Санкт-Петербургский центр гуманитарных программ проводит в малых городах Золотого кольца, уже несколько лет как обрел статус международного.  В этом году в нем впервые приняли участие художники из Индии. За две недели, проведенные в России, индийские гости открыли для себя архитектурную самобытность этих мест, их духовное значение и ускользающую красоту северной природы. По итогам проекта в культурном центре имени Дж. Неру при Посольстве Индии в Москве проходит выставка «Храмы духа: Индия и Россия». В экспозиции представлены работы художников двух стран, в том числе и те, что были написаны в Сергиевом Посаде, Покрове, Александрове и других малых городах. Другая часть выставки — это картины, созданные в рамках проекта «Арт-экспедиция. Гималаи». Именно в Гималаях этой весной работали русские художники, участвовавшие в творческой поездке в мемориальную усадьбу семьи Рерихов.

Среди тех, кто активно развивает российско-индийский диалог в области современного искусства, Аакшат Синха — художник, куратор и арт-менеджер, связанный с нашей страной еще c той поры, когда он в 1990-е годы учился в Российском университете дружбы народов (РУДН). И хотя он прекрасно знаком с русской культурой и много ездил по России, за последний год ему удалось сделать несколько знаковых арт-проектов, которые стали новыми вехами для художников обеих стран. Обозреватель журнала Елена Рубинова побеседовала с Аакшатом Синха о том, чем похоже понимание духовности в наших культурных кодах, зачем в искусстве нужен диалог современников и почему для каждого художника культурная дипломатия — это не просто слова.

 

Аакшат, считаете ли вы, что 2107-2018 год стал для вас «русским годом»? Ведь этот период оказался очень плодотворным по части совместных индийско-российских проектов и творческого обмена. Как это стало возможно?

Образно говоря, для меня это действительно «русский год». В сентябре 2017-го мне как куратору удалось привезти в Нижний Новгород группу индийских художников для участия в беспрецедентной по своим масштабам экспозиции современного индийского искусства в России.  Проект был частью крупной международной ярмарки [АРТ Россия – 2017. — Прим. ред.], и в нем приняли участие 44 современных художника из разных регионов Индии, работающие в самых разных техниках и направлениях. С одной стороны, выставка была приурочена к знаменательной дате: она посвящалась 70-летию дипломатических отношений России и Индии, а с другой стороны, открывала и новые перспективы, давая возможность нашим современникам увидеть и понять, чем сегодня  живут две страны. В декабре 1917 года выставка перекочевала в Нью-Дели. А теперь «Русская Атлантида». В данном случае я помог привлечь к участию в этом пленэрно-выставочном проекте индийских художников. 

 

Аакшат Синха и художники из Индии в г.Александров. Фото: Аакшат Синха

В каком качестве вы сами участвовали в проекте «Русская Атлантида» — и как художник, и как арт-менеджер?

В данной программе я выступал скорее как арт-менеджер и куратор. Когда в начале этого года Виталий Васильев, генеральный директор Санкт-Петербургского центра гуманитарных программ, и координатор проектов Ирина Дашевская приехали в Индию с группой российских художников для участия в пленэрах, проводимых в мемориальной усадьбе Рерихов в Наггаре (при участии Международного Мемориального Треста Рерихов), они изъявили желание пригласить индийских художников на пленэры, проходящие в России с июня по октябрь. Пленэрно-выставочный проект «Русская Атлантида» существует уже давно (во время нашей работы в Покрове проходил 51-й по счету пленэр), но лишь несколько лет назад он стал международным. Этим летом в пленэрах впервые приняли участие четыре художника из Индии: Шрианси Ману, Хармандип Сингх, Шраддха Бансал, Авинаш Манекар, а два индийских скульптора — Панкадж Гуру и Приянка Гупта — и я стали участниками программы в Александрове и Владимире. Мы останавливались в монастырях, что давало уникальную возможность прикоснуться к русской духовной культуре и увидеть повседневную монашескую жизнь.

Авинаш Манекар на пленэре в Сергиевом Посаде. Фото: Аакшат Синха

В рамках того же проекта в сентябре меня попросили выступить с докладом «Индия как культурное направление» на выставке во Владимире. Я рассказывал российской публике об Индии и культуре этой страны, опираясь на работы четырех представленных на выставке индийских художников, на примере тех городов, откуда они родом. Таким образом, зрители могли ощутить, насколько многообразна Индия, взглянув на нее глазами этих художников.

 

Индийские художники впервые приняли участие в этом ежегодном проекте? Каковы были критерии отбора участников?

«Русская Атлантида» предполагает в основном пленэры и сеансы вне стен мастерской, что непросто без навыков архитектурного скетчинга и привычки работать на публике. Есть разница, пишете ли вы картину с натуры или по фотографии. Освещение постоянно меняется, необходимо это учитывать. Среди индийских гостей, приглашенных к участию в проекте, оказался кое-кто из тех, чьи работы я в прошлом году привозил в Нижний Новгород на выставку «Indian Contemporaries» (например, Хармандип Сингх), другие, как Шраддха Бансал и Авинаш Манекар, были мне знакомы по другим проектам в Индии.

Хармандип Сингх на пленэре в Александрове. Фото: Аакшат Синха

Что значит для вас «культурная дипломатия» в нашем глобализованном, буквально пронизанном связами мире?

Дипломатия, и культурная дипломатия не исключение, — это умение наводить мосты между различными группами: культурами, правительствами или народами. Чем бы я ни занимался, одной из главных моих целей в жизни была попытка установить межкультурные связи. В том числе поэтому я, будучи по образованию инженером, обратился к искусству. Не столько ради самовыражения, сколько для того, чтобы расширить рамки своей аудитории и лучше понять механизмы взаимодействия между людьми. Я знаю, что проводится множество мероприятий по обмену опытом на межправительственном уровне, но я убежден, что и мы, отдельные люди, должны внести свой посильный вклад.  Да, есть видимые границы, но давайте их преодолевать: все они в нашем сознании. Даже когда я привез в Нижний Новгород выставку «Indian Сontemporaries», мною двигало желание показать российской публике и художникам из Индии современное положение дел, не ограничиваясь темами ностальгии и дружбы народов. Дружим мы веками — Россия давно уже лучший друг Индии. Но я считаю, что сейчас нам нужно научиться лучше понимать друг друга. А это возможно, только если есть четкое представление, какие мы сегодня, сейчас.

Мои проекты зачастую начинаются со случайной идеи — именно так произошло с новгородским: один мой русский знакомый спросил меня, хочу ли я этим заняться. Если есть желание и старание, тогда все будет хорошо. Кроме того, мне оказали большую поддержку Посольство России в Индии и мои российские друзья. И в результате все получилось. Дипломатия позволяет вам свести вместе непохожее.

Открытие выставки в Александровском художественном музее. Фото: Аакшат Синха

Почему практический культурный опыт так важен для художника?

Каждый художник прежде всего личность, так что все эти поездки и совместные проекты дают любому участнику замечательную возможность поделиться опытом, мыслями, творческими идеями. Когда работаешь в одной команде в течение 10–15 дней, возникают дружеские контакты, а они для культурных связей очень важны. Культура становится чем-то таким, что воспринимается на индивидуальном уровне. Можно смотреть на произведения искусства хоть до бесконечности, но личный опыт придает этому совершенно иное измерение.

Портрет в подарок от русских коллег. Фото: Аакшат Синха

Близко ли классическое русское искусство индийской культуре, что, на ваш взгляд, ценного из русских духовных сокровищ могли бы почерпнуть индийцы? И почему это искусство так перекликается с индийской духовностью?

В плане духовности между двумя нашими странами крепкая связь. Религия — это упорядоченный набор правил и традиций, но духовность включает в себя намного больше. Именно этот аспект актуален для российско-индийских связей. Вместе с художниками я побывал в святых местах России — в Сергиевом Посаде, Владимире, Александрове и Покрове, с их уникальной архитектурой и богатой историей.

Авинаш Манекар на пленэре в Сергиевом Посаде. Фото: Аакшат Синха

И все же должен признать, что церковь церковью, но когда находишься возле святыни, то впитываешь в себя все, что тебя окружает, — чувствуешь ауру этого места, где все пронизано духовностью. А для художника процесс создания картины  — медитативное занятие, особенно если он пишет картину в месте, заряженном высокой духовностью, что делает медитацию еще более важной. И я думаю, это придает больше сил не только самому художнику, но и окружающим, тем, кто приходит посмотреть на его работу, —  получается что-то вроде перформанса. К созданию картины становятся причастны и другие,  не только сам художник, и это духовно поднимает каждого, кто вовлечен в этот процесс.

 

Что вам особенно запомнилось в «малых городах», в которых проводились пленэры?

Я много ездил по России, в том числе и по провинции, но, как ни странно, этих «малых городов» раньше не видел, в этом году побывал в них впервые. Там особая атмосфера, или дух, который нужно еще уметь уловить. И там не просто традиционная архитектура: эти города сохраняют коллективную память народа — вот что важно. Крупные города, где бы они ни находились, — вечно в движении, они космополитичны, восприимчивы ко всему новому… Но вот ты попадаешь в провинциальный город, например в Александров, и это совсем иначе. Нам повезло, и мы оказались там в День города, когда все население высыпало на улицы и праздник продолжался до двух часов ночи. На следующее утро я рано проснулся и вышел из гостиницы — полная тишина. И тогда мне стало понятно, что здесь совсем другая жизнь, этот покой, уединение — то, чего совсем нет в других городах, таких как Москва или Санкт-Петербург.

 

Насколько мне известно, выставка «Русская Атлантида – 2017» в ноябре прошлого года прошла в Российском центре науки и культуры (РЦНК) в Нью-Дели и имела большой успех. Каковы планы на ближайший год? Увидит ли индийская публика «Русскую Атлантиду» этого сезона в Индии или индийские участники выставят свои работы где-то еще?

У нас запланировано множество мероприятий, поездок и выставок, есть и несколько сюрпризов. Как недавно рассказал Виталий Васильев, Санкт-Петербургский центр гуманитарных программ готовит ряд пленэрно-выставочных проектов, посвященных 550-летию путешествия Афанасия Никитина в Индию. На первом этапе намечена серия из четырех художественных выставок под общим названием «Discovering Russia» («Открывая Россию»), которые пройдут в период с 20 декабря 2018 по 20 февраля 2019 года в Нью-Дели, Биканере, Джайпуре и Коте. В Нью-Дели выставка пройдет при поддержке моей компании с 26 декабря по 5 января в престижном Центре культуры и искусства Притхви (Prithvi Fine Arts and Cultural Centre). Мы также намерены подписать несколько меморандумов о взаимопонимании с рядом организаций, академий и творческих объединений — нашими единомышленниками. С конца октября по декабрь 2018 года в пяти городах будут проходить «Дни российской культуры в Индии». Мы стремимся познакомить индийскую публику с российским искусством, а  российскую — с индийским, в надежде, что это поможет еще больше сблизить деятелей искусств двух стран.