Украина – сопротивление желанному плену МВФ

15:32 09.10.2018 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


Получит ли Украина очередной транш от Международного валютного фонда? Ответ очевиден – да, получит. Причины этой предопределенности политические - стремление к «демократизации» Украины и поддержке любыми способами ее антироссийского курса у Запада сильнее острого недоверия к украинской политической элите. Эта предопределенность была заложена еще в 2013 году, когда президент Украины Виктор Янукович сделал резкий разворот с курса евроинтеграции на сближение с Россией и получил российский кредит – 3 млрд. долларов США (который, кстати, Украина возвращать не собирается, и отстаивает эту позицию в международных судах). Это была шоковая ситуация для Запада, которая вылилась в поддержку т.н. «революции достоинства», развалившей Украину на части.

Все дискуссии, которые сейчас ведутся в Украине по поводу условий кредитования – скорее ритуальные танцы, так как вопрос решен в принципе – деньги Украина получит. Но дискуссия есть, поэтому стоит обратить внимание на ее причины. 

Ранее МВФ определил для Киева условия кредитования: пенсионная реформа, назначение главы Национального банка Украины, голосование за закон об антикоррупционном суде, корректировка (то есть - повышение) внутренних тарифов на газ. Из всего перечня Украина пока не выполнила одно условие – повышение тарифов на газ. Однако, это не все условия, которые выдвинуты Украине. Есть еще так называемые «отдельные вопросы бюджетной политики», которые МВФ также настоятельно рекомендует решить. Содержание этих «отдельных вопросов» раскрыл Владислав Рашкован (заместитель исполнительного директора МВФ, экс-заместитель председателя Национального банка Украины) на Ukrainian Financial Forum 2018, который проходил в Одессе 20-21 сентября. «В своём выступлении он задался риторическим вопросом, и спросил у аудитории, почему Украина до сих пор не приватизировала железную дорогу, таможню, а также больницы, школы и детские сады. Подобная практика широко используется во многих западных странах, и наша страна (Украина – Д.Б.), как следует из его высказывания, должна идти именно по этому пути»[i] - пишет интернет издание offshoreview.eu.Рашкован также заявил, что перечня запрещенных к приватизации объектов не должно быть вообще: «Нельзя оставлять даже маленького списка. Потому что завтра этот маленький список станет больше»[ii].

От украинской элиты требуют почти невозможного. Украинская элита не знает и не понимает, как управлять государством, когда сократятся имущественные и социальные ресурсы, то есть, возможности государства. Украинская элита прекрасно понимает, зачем нужен субсидируемый государственный сектор в образовании, экономике,  энергоресурсах и т.д. Для нее это  источник пополнения капиталов частных лиц и частных структур при помощи различных схем. Украинской политической элите по этой же причине необходим социальный государственный блок – как механизм компенсации обществу затрат элиты на саму себя. Помимо экономических интересов в государственной собственности украинская элита видит понятные ей механизмы политического управления, без этого ресурса ей вообще не понятно, как управлять.

При этом являясь, по сути, протекторатом Запада, Украина, в лице ее политической элиты не хочет внедрять в стране западные правовые и социальные стандарты. Запад это не устраивает. Об этом и говорил в Одессе цитируемый выше замдиректора МВФ, экс-украинский чиновник Рашкован. Дискуссия о приватизации длится на протяжении всего существования Украины. Первая громкая приватизационная история случилась после «оранжевой революции» 2004-2005 гг., когда были отменены итоги приватизации крупнейшего металлургического комбината «Криворожсталь», как пример антикоррупционной деятельности нового президента Виктора Ющенко. Актив был отдан компании «Металл Стил», известной как самый рискованный и агрессивный металлургический концерн в мире, которая впоследствии уклонялась от выполнения условий инвестиционных обязательств как социального, так и экологического характера. Этот кейс украинская власть, отдавшая иностранцам значимый объект госсобственности, и украинские олигархи, у которых это предприятие забрали за «неправильную приватизацию»,   запомнили надолго.

В настоящее время, некие действия и заявления, демонстрирующие намерения Украины в отношении государственной собственности, были осуществлены летом 2018:

  • 11 июня стало известно, что Фонд государственного имущества издал 22 приказа о приватизации госпредприятий из перечня большой приватизации;

  • 27 августа Президент Украины Петр Порошенко исключил возможность приватизации украинских предприятий оборонного комплекса. При этом Порошенко нашел для МВФ откровенный и простой аргумент: «Это было бы безответственно, когда идет война, приватизировать предприятия, обеспечивающие оборону государства»[iii].

19 сентября закончила работу миссия МВФ в Украине, по результатам ее работы украинские власти пока не получили ответ о получении очередного транша. Однако получили 4 новых условия кредитования:

  • Одним из основных по-прежнему остается вопрос цены на газ. Украинской стороне удалось договориться о следующем: до 15 октября правительство должно принять решение о повышении цены на газ на 23% от текущей цены.

  • В новой программе кредитования stand-by (программа кредитования на 12-15 месяцев) может появиться антикоррупционный блок, «дискуссии идут вокруг перераспределения функций по проверке электронных деклараций между антикоррупционными органами в пользу НАБУ» (Национальное антикоррупционное бюро Украины – Д.Б.).

  • Сбалансированный бюджет.

  • Очередной этап реформы государственной фискальной системы, в частности -  «реорганизации таможни и налоговой службы как единых юридических лиц", - говорится в материале[iv].

Вопрос цены на газ остается основным для украинских властей и МВФ. То, насколько он значим для сегодняшнего Киева, сформулировал глава МВД Арсен Аваков. Он сообщил, что ранее МВФ предлагал поднять цены на газ на 35% (сейчас есть договоренность о 23%), и отметил, что «в случае таких действий граждане страны «сметут власть» и будут голосовать за «популистов», которые поддержат возвращение старых тарифов»[v]. Одним словом, Киев идет на политический шантаж, пугая Запад контрреволюцией в стране.

Интересно, что МВФ, в лице уже упоминавшегося замдиректора фонда и бывшего украинского чиновника Рашкована признает себя инструментом политической инженерии: «во всех странах всегда существуют проблемы политических циклов. Фонд это пытается институционализировать, потому что понимать - это сложно, тебе нужно это институционализировать. (…) Ты должен структурировать свою программу таким образом, зная, что у тебя есть политический цикл; зная, что у тебя выборы, например, через четыре года; наверное, правильнее делать так называемые front-loaded программы. То есть, с одной стороны, где у тебя много действий делается вначале и много денег дается вначале, вместо того, чтобы делать программы, которые очень много имеют в конце, много чего нужно делать в политически сложные периоды времени»[vi].

Одним словом, фонд проявляет заботу о том политическом режиме в кредитуемой стране, который устраивает Запад. Применительно к Украине, речь идет о Петре Порошенко, у которого весной 2019 года выборы, а значит, до конца года ему нужно сбалансировать бюджет не только на страницах бюджетного кодекса, но и с помощью транша МВФ. А иначе – «выборы выиграют популисты».

Другой политической элиты для Запада у Украины нет. Это прекрасно понимают и директора МВФ, и Госдепартамент, и чиновники Евросоюза. Понимают, и на фоне удручающей кредитной истории, не только политическими, но и экономическими инструментами пытаются «корректировать» правящий класс Украины. Западу нужна элита, которая будет с ним на одной волне, поэтому надо уничтожить традиционные условия генезиса украинской элиты. Этой цели служит продавливаемая МВФ тотальная приватизация, которая, в случае ее реализации, изменит структуру собственности в стране.

Но при этом возникают сомнения, что это все чего реально хотят от Украины – дать денег на «демократию» и получить некоторые гарантии их возврата. Эти требования МВФ существуют еще и для того, чтобы у налогоплательщиков стран – вкладчиков МВФ не было вопросов о том, на каких основаниях кредитуется погрязшая в неоправданных (по их мнению) социальных льготах и коррупции страна? А ответ лежит в понимании Западом политической целесообразности и его видения роли, отведенной Украине как антироссийскому рубежу.

Западу нужен этот форпост борьбы с Россией, но его приходится содержать. Там должны быть понятные и послушные коллективной воле Запада люди и правители, влияние Запада должно иметь прочные материальные основы в виде материальных активов и правовых основ их защиты. Так что, скорее всего, следующий транш будет предоставлен.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции