Украинская «автокефалия» - кому это выгодно?

16:33 08.10.2018 Михаил Леонов, журналист


Последние месяцы 2018 года особенно громкой остается украинская «автокефальная» тема. Предоставление автокефалии Украине Вселенским Патриархатом[1] – событие уже почти случившееся. Во всяком случае, большинство журналистов, аналитиков и церковных деятелей думают именно так.

По сути дела, как свершившийся факт это представляет и сам Константинопольский Патриархат, мотивируя свое назначение «экзархов» именно как этап в реализации предоставления Украине Томоса, который, согласно заявлениям его посланников «…необратим и будет доведен до конца»[2]. Бог им судья.

Такие слова и поступки иерархов Константинопольской Церкви агрессивны не только по отношению к Московской Патриархии и ее канонической территории, но и коварны и оскорбительны по отношению к Украинской Православной Церкви[3]. О том, что такие действия предполагают ответ, и он непременно последует, было сказано в заявлении Синода РПЦ от 14 сентября: «В случае продолжения антиканонической деятельности Константинопольского Патриархата на территории Украинской Православной Церкви мы будем вынуждены полностью разорвать евхаристическое общение с Константинопольским Патриархатом. Вся полнота ответственности за трагические последствия этого разделения ляжет лично на Патриарха Константинопольского Варфоломея и поддерживающих его архиереев»[4].

Журналист и ответственный редактор «НГ-Религии» Андрей Мельников, в своей публикации «На фронтах войны патриархатов»[5] говорит не только о таком возможном ответе. Его статья представляет собой анализ иных предполагаемых ответов Московской Патриархии на действия Вселенского Патриархата. И строится этот анализ на примерах существующей светской дипломатической практики. «Самым логичным шагом представляется зеркальный ответ. Раз Варфоломей покусился на исторические территории русского православия, что мешает Москве создать свои епархии на землях, окормляемых из Константинополя?.. Где слабые места Вселенского патриархата, где его самые больные точки?», - задается вопросом Андрей Мельников. И отвечает – это по сути отсутствие в Турции паствы у Константинопольского патриархата и ее наличие у РПЦ. Что же тогда получается – нет больше канонических правил и территорий. Вот уж воистину – это будут «трагические последствия» для вселенского православия.

При этом, рассуждая далее о возможных ответах, хотелось бы заметить, что Церковь и государство - абсолютно разные по своей природе институты. И прежде всего по происхождению: если Церковь – институт богоустановленный и богозданный, то государство – дело рук человеческих. И, хотя эта разница временами отнюдь не мешает им действовать в симфонии на благо объединяемых ими граждан, цели их усилий - разные. Конечный результат от участия в жизни рядового гражданина со стороны Церкви и со стороны государства различны: если Церковь существует для приведения человека к Богу и богообщению, то у государства цели более прагматичные и приземлённые.

Исходя из этого и не вдаваясь в сложности канонических правил и церковных законов, представляется, что способ «зеркальных ответов», понятный в межгосударственных отношениях, скорее, не имеет права на жизнь в отношениях межцерковных.

Помимо этого, сценарии «зеркальных ответов», описанные Мельниковым, вызовут радостные рукоплескания тех же «автокефально-озабоченных» политических персон на Украине. Еще задолго до статьи в «НГ», антироссийский, пронацистский украинский сайт «Информационное сопротивление», возглавляемый Д. Тымчуком, опубликовал материал под названием «Россия бросила все пропагандистские ресурсы на противодействие автокефалии украинской церкви»[6]. Представляете, каким светом засияли бы слова «…важно, …что Москва показала, что это её личная борьба, и в этой борьбе она привлекла все возможные средства, традиционные не только для Церкви, но и для государства»? Но как говорится, кто бы об этом говорил. Украинская власть - несомненный чемпион по вмешательству в дела церкви, откровенному лоббированию своей «автокефалии» и агрессивному давлению в этом вопросе на РПЦ.

Поэтому есть и рациональное зерно в материале «НГ Религии». Говоря о возможной роли президента Турции Реджепа Эрдогана в этом противостоянии, Юрий Мельников несомненно прав. Учитывая местонахождение Вселенского Патриархата и его не самые лучшие взаимоотношения с правительством Турции, действительно было бы незазорным обратиться к помощи президента. Как от светской власти России, так и от лица Церкви. И пусть вас не смущает правоверный мусульманин в лице президента Турции в роли арбитра между Православными Церквями – история христианства богата множеством примеров, когда мусульманская светская власть не только охраняла храмы и церковную жизнь на подвластных ей территориях, но и разрешала споры и разногласия между различными христианскими конфессиями. Это тот самый случай, на наш взгляд, когда цель – недопущение гражданско-религиозного противостояния и кровопролитий – оправдывает средства. Что ж делать, если президент Турции Эрдоган более договородоступен, чем «христианин» Порошенко!

В этой связи хотелось бы обратить внимание на еще один аспект. Мы уже неоднократно обращали внимание наших читателей на тот факт, что госдеп США ведет активнейшую работу по продвижению вопроса украинской автокефалии – не только на территориях Украины и Турции, но и во всем мире. Для этого существует даже специальный институт - Комиссия США по международной религиозной свободе (USCIRF), - являющийся вроде бы независимым и самостоятельным консультативным органом правительства США, вроде бы отделённым от Государственного Департамента, что однако не мешает этой комиссии вмешиваться во внутреннюю политику других стран и навязывать свои «рекомендации» и требования[7]. Есть и Посол Соединенных Штатов по вопросам международной религиозной свободы. В настоящее время это Сэм Браунбек, активно лоббирующий интересы США там, где в политике появляется религиозный фактор. И в то время, когда церковное дипломатическое ведомство РПЦ пытается найти решение этой проблемы с братскими церквями в различных государствах, правительство РФ, обязанное представлять интересы подавляющего большинства своих сограждан, не имеет подобного инструмента в обойме своей внешнеполитической деятельности.

А теперь о стратегии. Слова «дипломатия… исчерпала себя в диалоге по «украинскому вопросу»», сказанные главой церковного дипломатического ведомства Митрополитом Илларионом (Алфеевым)[8], подводят жирную черту под церковным дипломатическим процессом. Как это не печально, похоже, наступает время действий. Что делать!? Не РПЦ это противостояние затеяла! И раз уж оппоненты пошли по пути, когда «все средства хороши», не грех и РПЦ вступить на поле икономии и прагматизма. Не ради главенства или широты влияния, а ради недопущения неканонической легализации раскола, недопущения репрессий против УПЦ МП со стороны украинской власти и её боевиков и недопущения гражданско-религиозного противостояния и кровопролитий.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



[1] Хочется подчеркнуть: именно для Украины. Поскольку, всем православным миром признанная Церковь на Украине есть и она не нуждается в каком-либо признании. Не просила Она и об автокефалии. А вот государство Украина считает этот вопрос первоочередным в повестке дня как внутренней так и внешней своей политики.

[3] И в официальных документах Синодов РПЦ и УПЦ, и в различных публикациях и заявлениях неоднократно указывалось, что еще совсем недавно Вселенский Патриарх публично называл и признавал УПЦ МП «единственно канонической Церковью на Украине»

Ключевые слова: Украина РПЦ УПЦ

Версия для печати