Восток-2018: Россия и Китай на пути к региональной системе безопасности

12:27 13.09.2018 Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН


Участие китайского воинского контингента в российских стратегических учениях «Восток-2018» привлекло всеобщее внимание. Главный лейтмотив комментариев – Москва и Пекин создают военный союз в противовес влиянию США в Восточной Азии.

Действительно, китайские военные принимают участие в стратегических военных учениях России впервые, хотя до этого стороны провели более 30 совместных учений. На маневры прибыли около трех тысяч китайских военных, а также самолеты и вертолеты НОАК. Как заявили в министерстве обороны КНР, учения "Восток-2018" нацелены на развитие российско-китайского стратегического партнерства и дальнейшее укрепление способности по совместному реагированию на различные угрозы.

Однако мнение о том, что обе страны «посылают сигнал» США и Западу и создают военный альянс, представляется весьма упрощенным, если не сказать примитивным.

Во-первых, оно проистекает из непонимания истинного характера российско-китайских отношений стратегического партнерства, которое не предполагает формальных союзнических отношений. Они, с их обязывающим характером (любой военно-политический союз, в его классическом понимании, означает частичную утрату суверенитета, по крайней мере, для одной из сторон) не подходят для таких великих держав как Россия и Китай, в принципе. А вот взаимодействие и координация усилий в различных сферах (в том числе в военной и военно-технической) могут быть у России и Китая сколь угодно тесными и активными.

Во-вторых, современные военные учения – слишком хлопотный и дорогостоящий способ «посылать сигналы» кому бы то ни было. Их участники решают свои задачи, связанные с обеспечением национальной безопасности. В нашем случае участие Китая в учениях «Восток-2018» будет способствовать завершению китайской военной реформы, чтобы перестроиться с концепции большой "народной войны" на современную военную кампанию с применением техники и информационных технологий.

Для китайских генералов совместные учения с Россией - это шанс ознакомиться с тем, как Россия планирует свои действия при возникновении конфликтов, подготовиться к ряду сценариев крупномасштабных войн и кризисов, получить умения и навыки на основе боевого опыта российской армии, полученных в Сирии.

В советские времена учения, подобные «Восток-2018», проводились для отработки противостояния гипотетической «китайской угрозе». Сейчас же они, впервые проходящие с участием воинских контингентов России, Китая и Монголии, окончательно закрывают эту страницу истории, символизируя качественно новый уровень взаимного доверия. С оперативно-стратегической точки зрения для России и Китая в центре внимания проходящих учений - тихоокеанский театр боевых действий на случай чрезвычайных ситуаций, например, в Северной Корее.

Учения вызвали неудовольствие НАТО и почти панику в Японии, у которой есть территориальные споры и с РФ, и с КНР. Однако это также отражает непонимание характера современной «военной дипломатии» в АТР, которая становится все более многовекторной и прагматичной.

В этой связи уместно напомнить, что одновременно с «Восток-2018» Китай (тоже впервые) принимает участие в крупнейших военно-морских учениях в Австралии, которые проходят в Дарвине. Учения, в которых участвуют в общей сложности более 3000 человек из 27 стран, позволяют создать приближенные к реальности ситуации, помогающие предотвращать конфликты в открытом море и координировать усилия при проведении поисково-спасательных операций.

После участия в учениях «Восток-2018» Китай может окончательно считать для себя Россию и Евразию безопасным «стратегическим тылом», чего пока нельзя сказать о военно-морской безопасности, особенно в Южно-Китайском море (ЮКМ). Например, в апреле этого года корабли Китая "бросили вызов" трем кораблям ВМФ Австралии, шедшим во вьетнамский порт с визитом доброй воли.

Ситуация в ЮКМ остается весьма напряженной из-за продолжающихся в последние десятилетия споров Китая с несколькими государствами региона по поводу принадлежности ряда островов, в частности с Вьетнамом, Брунеем, Малайзией, Филиппинами и Индонезией. Военно-морские суда США и их союзников (Австралии, Великобритании и др.) под предлогом «защиты свободы судоходства» регулярно появляются в акватории ЮКМ вблизи территорий, которые Китай считает своими, что усиливает военно-политическую напряженность в субрегионе.

Ни одна из региональных держав, включая Китай, не выступает против свободы судоходства. Однако, когда США демонстративно поднимают свой флаг в ЮКМ, речь идет об их ВМС, а не о коммерческом флоте. США пытаются создать напряженность в ЮКМ в целях давления на Китай. В этой сложной ситуации очень важно избегать инцидентов - так называемой "опасной военно-морской деятельности". Такая возможность весьма высока: в ЮКМ присутствуют и американские, и китайские военно-морские корабли.

Именно поэтому совместные учения КНР с американскими, австралийскими, новозеландскими и канадскими морскими силами дают возможность Пекину улучшить свои рабочие отношения с этими странами, отрабатывая оперативную совместимость их флотов для противодействия совместным угрозам на море и противодействия опасной военно-морской деятельности.

В целях защиты своих интересов в Восточной Азии и АТР Россия выступает за создание системы региональной безопасности, основанной на мерах транспарентности и военно-политического доверия. С одной стороны, развивая военное сотрудничество с КНР и Монголией, Москва обеспечивает сухопутную безопасность для евразийского «хартленда». С другой, участвуя на переговорах по безопасности на различных треках, Россия продвигает идею заключения в АТР Соглашения о предотвращении опасной военно-морской деятельности, по аналогии с советско-американским Соглашением о предотвращении опасной военной деятельности от 1972 г.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции