Санкционный ультиматум США

12:53 10.08.2018 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: tumenpro.ru

США приняли решение о введении очередных санкций против России. Первый пакет санкционных мер Госдепартамента вступит в силу 22 августа. Главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Васильев считает, что новые санкции ведут российско-американские отношения к «точке невозврата», когда никакой конструктивный диалог между нынешними российскими и американскими элитами будет невозможен.

«Международная жизнь»: Введение новых санкций было неожиданностью или закономерностью, учитывая развитие отношений России и США?

«Прямолинейный нажим США в нынешних условиях малопродуктивен, потому что носит ультимативный характер» (Владимир Васильев)

Владимир Васильев: Новость является достаточно неожиданной, поскольку еще в понедельник в Москве с визитом был Рэнд Пол (сенатор США от Республиканской партии). Он заявил, что привез письмо от Дональда Трампа, что могло говорить о позитивном направлении развития сотрудничества с Россией. На этом фоне вызов наших посланников в Госдеп США был достаточно неожиданным. Даже из заявлений Госдепартамента видно, что пока еще эти санкции не очень продуманны. Все выглядит так, как будто их решили анонсировать, чтобы поставить перед фактом, что о санкциях уже объявлено. Если бы кто-то сказал: «Не вводите санкции». Ему бы ответили: «Простите, поезд ушел, о них уже объявлено». Складывается впечатление, что внутри американской администрации идет очень серьезная борьба. По всей видимости, с Белым домом борется ближайшее окружение Дональда Трампа в лице госсекретаря Майкла Помпео, министра финансов Стивена Мнучина и представителей разведсообщества.

«Международная жизнь»: То есть в Вашингтоне два лагеря: один – пытается наладить диалог, а другой – усугубляет кризис?

Владимир Васильев: Да, это можно назвать глубинным государством или вашингтонской бюрократией, которая существует в Госдепе США и других ведомствах. Разведывательное сообщество, безусловно, было напугано последними заявлениями Дональда Трампа в Хельсинки. Думаю, что сегодня в исполнительной ветви власти есть скрытый саботаж заявленного президентом США курса на улучшение отношений с Россией. Можно даже назвать это элементом конспирологического заговора, но, видимо, он действительно существует и сейчас реально проявляется.

«Международная жизнь»: Как повлияет на российскую экономику первый пакет санкций?

«Политика сегодня доминирует над экономикой» (Владимир Васильев)

Владимир Васильев: Обычно государственный аппарат так не работает. Сначала санкции прорабатываются, затем согласуются (так было и при Бараке Обаме), и только потом о них объявляют. Сегодня получается, что телега идет впереди лошади. Сначала анонсируют, а потом думают, какие санкции ввести. Достаточно сказать, что когда объявили о том, что будет введен запрет на продукцию двойного назначения, главным образом на электронику, представитель Госдепа сам не мог сказать, каковы последствия этих санкций для российской экономики. Заявления, которые затем последовали, сводились к тому, что российская экономика очень сильно пострадает. По многим причинам это не соответствует действительности. Можно заключить, что представители Госдепа, не очень разбираясь в экономике, сделали заявление, руководствуясь информацией вторичного плана. Если посмотреть на первый пакет санкций: он окажет какое-то влияние, но в любой экономике сначала эти санкции вводятся, возможно, наносят определенный ущерб, но потом изыскивается форма их замены. Сегодня заменить американскую электронику на китайскую – это лишь вопрос времени. Хотя американцы еще не определили, что они запретят, а что нет. Вторая проблема связана со спецификой американского экспортного законодательства. Экспорт технологий двойного назначения Министерство торговли США должно согласовать с Госдепом и Министерством обороны и только после этого выдавать лицензию. Механизм работы американского закона об экспортном контроле все еще позволяет фирмам получать разрешение на экспорт таких технологий. Как сама процедура санкций, о которых объявят еще через 2 недели, будет функционировать – большой вопрос. Сейчас идет оттягивание сроков. Из всего этого я делаю вывод, что политический компонент сегодня играет гораздо большую роль, нежели экономический.

«Международная жизнь»: Может ли такое, как Вы говорите, политическое решение повлиять на инвестиционный климат?

«Последний раз такой ультиматум был выдвинут в 1962 году во время Карибского кризиса» (Владимир Васильев)

Владимир Васильев: Может повлиять каким-то образом, но товарооборот между РФ и США всего 20 миллиардов долларов, поэтому это пока не очень большой ущерб для российской экономики. Возможно, в конкретных секторах санкции и создадут проблемы, но не чувствительные. Вот второй пакет санкционных мер, который будет объявлен где-то 22 ноября, – это более существенно. Америка впервые выдвигает принцип ультиматума: совершенно новый способ использования санкционного оружия. Создается система траншей. Делается первый транш, объявляется ультиматум. Если Вы не соглашаетесь, будет второй, третий и так далее. Кроме того, есть проблема репутационных потерь. Сегодня такая держава как Россия и ее руководство на уступки в этой форме пойти не могут. Тем не менее, вводится механизм поступательного ухудшения отношений, активно используется санкционное оружие. России будет предъявлен ультиматум, смысл которого в следующем: «Признайте Ваши ошибки и покайтесь в использовании химического оружия в Солсбери, в форсировании применения химоружия в Сирии». Но ни «дело Скрипалей», ни инциденты в Сирии вообще не доказаны. Это идет на уровне голословных утверждений. Поэтому возникает вопрос: не заигрался ли Вашингтон? Потому что даже англичане «дело Скрипалей» отодвинули на задний план. Все попытки доказать применение химоружия в Сирии тоже ничего не дали. И в этот момент выдвигается условие, что Россия должна признать свои ошибки. Сразу возникнет прецедент. Признайте вмешательство в американские выборы, нарушения прав человека и так далее. Санкционное оружие в данном случае становится мощным экономическим оружием, которое используется для политических целей. Идет речь о том, что будет понижен статус дипломатического представительства, чего вообще раньше не было. Может быть, только в годы холодной войны в конце 40-х – начале 50-х. Опасения, что экономическая война перерастет в холодную войну 2.0, становятся реальностью.

«Международная жизнь»: Чего США хотят добиться своим ультиматумом?

«При нынешней расстановке политических сил отношения России и США будут зафиксированы на низшей точке» (Владимир Васильев)

Владимир Васильев: Если страну признают спонсором терроризма, можно поставить вопрос о лишении ее статуса постоянного члена Совбеза ООН. Это уже очень серьезный навар. Если Россию лишить права вето и места в Совете Безопасности, какое влияние это окажет на международные отношения? Разрушится вся система ООН, которая была создана как логический итог Второй мировой войны. Вот куда мы опять идем. Пять ядерных держав-гарантов международной безопасности – это форма, позволяющая избежать новой мировой войны. За эти 70 лет третьей мировой войны удалось избежать, а при таком раскладе сил мы опять придем к миру до 1945 года со всеми вытекающими отсюда последствиями.

«Международная жизнь»: К чему приведет второй пакет санкций?

Владимир Васильев: Там прописано понижение дипломатического представительства. Американцы отзовут посла, мы тоже. То есть это свертывание российско-американских дипломатических отношений. За американцами могут последовать их европейские и другие союзники. Возможно, и не последуют, но сегодня на Вашингтон ориентируются. Усеченные дипломатические отношения между странами – это балансирование на грани экономической войны, которая перерастает в реальную, и реальной войны, которая принимает разрушительные формы в виде ударов по экономическому и научно-техническому потенциалу.

Ключевые слова: США ООН санкции Совбез Владимир Васильев Госдеп

Версия для печати