Израиль – Иран на грани войны?

12:34 15.05.2018 Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук


Напряжение между Ираном и Израилем возрастает с каждым днем. На фоне проблем с Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД – ядерной сделкой), инициированных президентом США Дональдом Трампом и полностью поддержанных премьером Израиля Биньямином Нетаньяху, резко обострилась ситуация в Сирии, в том числе и в сфере ирано-израильского противостояния в этой стране.

Правда, сам фон, окрашенный ядерной сделкой, смотрится не совсем благоприятно для Тегерана. 30 апреля премьер Нетаньяху выступил с неподтвержденными сенсационными заявлениями. Он сказал, что израильская разведка Моссад провела «грандиозную операцию» по похищению из сверхсекретного иранского архива в Тегеране около полутонны документов, числом в 110 тысяч, доказывающих намерение Тегерана создать пять боеголовок мощностью 10 килотонн в тротиловом эквиваленте и испытать их. Израильская разведка, добавил премьер, указывает, что эти тайные разработки носили название «Проект Амад». Речь идет не о копиях. Все документы — оригиналы, подлинники.

Однако, по мнению специалистов, как заметил глава МИД РФ Сергей Лавров, доказательства, о которых говорит Израиль, вероятно, относятся к более раннему периоду выполнения ядерной программы ИРИ (до 2003 года) и уже были учтены МАГАТЭ. (ТАСС, 03.05.2018). Действительно, по всем данным, эти материалы однозначно доказывают, что Иран разрабатывал и готовился к производству ядерного оружия. Но это не был секрет для серьезных разведок мира. Просто, в 2003 году ИРИ по ряду причин свернула военную составляющую своей ядерной программы и при переговорах и разработке СВПД в 2013 – 2015 годах этот факт для достижения успеха был выведен за скобки. То есть, по сути, большой сенсации Нетаньяху не произвел. Но эффект от этого заявления для Израиля, безусловно, оказался положительным. Цели премьером Нетаньяху достигнуты по нескольким направлениям.

Так, исходя из создавшейся напряженности с Ираном и сразу же после объявления о прошлых ядерных грехах Ирана, израильский парламент (Кнессет) принял закон, предоставляющий премьер-министру после консультаций с министром обороны право объявлять войну и проводить боевые операции без какого-либо решения и надзора со стороны Кнессета (ИА MIGnews, 01.05.2018). То есть Израиль уже готов к войне.

Заявления Нетаньяху об иранском «Проекте Амад» имело также цель подтолкнуть президента Трампа на принятие окончательного решения по выводу США из СВПД, о чем всегда говорил Израиль. И эта цель достигнута. Трамп объявил о выходе США из СВПД. Данный акт американского президента вызвал шок даже у европейских союзников США. Великобритания, Франция и Германия выразили свое недовольство по этому поводу. Дело здесь не только в торгово-экономических причинах (Европа крайне заинтересована в бизнес-сотрудничестве с Ираном), но и в политических.

Ведь после полного коллапса СВПД (если усилия Группы 5+1, а теперь – минус США,  не приведут к хотя бы к формальному сохранению сделки) ИРИ возобновит свою ядерную программу, скорее всего, и ее военную составляющую, ужесточит и радикализирует свою внешнюю политику, тем самым Израиль получит моральную поддержку мирового сообщества на самые жесткие меры против Ирана.

Кроме того, операция Моссада, несомненно, нанесла чувствительный удар по имиджу Ирана и, в частности, его контрразведывательных служб. Израильские разведчики выкрали документы из тщательно охраняемого архива, о существовании и местонахождении которого знали, по словам Нетаньяху, всего несколько человек в Иране. По оценке Нетаньяху, это одна из самых успешных операций Моссада за все время его существования. Комментаторы утверждают, что и в мировой истории шпионажа такого не было.

Эту операцию Израиля можно рассматривать, как акцию устрашения и деморализации его главного противника – Ирана. Аналитики задаются вопросом: если Израиль в состоянии проникнуть в святая святых сверхсекретного ядерного проекта, каковы же его возможности в военных сферах, где технологическое преимущества израильской армии не вызывает сомнений.

И, пожалуй, именно этот морально-психологический удар сейчас более важен для Израиля, чем собственно судьба СВПД.

Как заявил российской газете «Коммерсантъ» (04.05.18) глава Израильского института региональной внешней политики Mitvim Нимрод Горен, «с точки зрения Израиля, иранское влияние в Сирии — самый насущный вопрос. Это в данный момент гораздо опаснее, чем ядерная программа Тегерана».

Как считают в Израиле (газета «Гаарец», 02.05.2018), подлинная угроза связана не с иранским ядерным проектом, а с обычными вооруженными силами, которые Тегеран разворачивает в Сирии. По мнению израильских политиков иранский режим переправляет на территорию соседнего с Израилем государства огромные запасы оружия, включая ракеты класса «земля-земля», формирует военные склады и базы. Израильские попытки просигнализировать о том, что он не допустит этого, отвергаются Тегераном.

Сегодня общая численность иранских (проиранских) сил в Сирии уже превышает 80 тысяч человек, среди них командиры и специалисты из КСИР, бойцы ливанской шиитской «Хезболлы», шиитские волонтеры-наемники из Афганистана, Пакистана, Ирака, других мусульманских стран. (The Times of Israel, 26.04.2018) Некоторые политологи полагают, что Тегеран якобы намерен в стратегической перспективе изменить этнорелигиозный состав населения, расселяя для этого в Сирии шиитов.

В этой связи израильтяне определили «красные линии», которые противники Израиля не должны переступать. Среди них – обстрел израильской территории со стороны Сирии, попадание в руки ливанской «Хезболлы» современных вооружений, строительство военных баз ИРИ, создание военно-промышленных предприятий для производства оружия (в Сирии и Ливане). Нарушать эти «линии» израильтяне не позволяли. Интенсивность израильских ударов по целям в Сирии возросла в 2017 г.

В последнее время действия Израиля на сирийской территории уже сложно называть просто ответами Ирану. Речь идет о военных операциях против иранских военных объектах в Сирии. Поэтому наблюдается резко усиливающееся напряжение между Ираном и Израилем и нарастающие по силе ракетно-бомбовые удары Армии обороны Израиля по  объектам и базам в Сирии.

В конце апреля израильские (по американским данным) самолеты осуществили уже второй налет на сирийскую базу ВВС, где расположены подразделения КСИР. Удар был такой силы, что сейсмические станции зафиксировали землетрясение в 2,5 балла. Говорят о применении противобункерных бомб, взорван склад с 200 ракетами повышенной мощности, погибло несколько десятков иранцев.

В этих условиях политологи и аналитики разных стран демонстрируют редкое единство мнений: Иран и Израиль на грани прямого военного столкновения. The Wall Street Journal (03.05.2018) констатирует: «Непосредственный военный конфликт между Израилем и Ираном уже начался: в последние недели была нанесена серия все более дерзких израильских ударов… . Теперь стоит вопрос, удастся ли добиться, чтобы эти столкновения не вышли за пределы Сирии, - или насильственные действия могут перекинуться на израильскую, иранскую и, возможно, ливанскую территорию и разжечь войну регионального масштаба?».

Возникает другой естественный вопрос: как избежать подобного катастрофического развития событий?

Директор программы по Ближнему Востоку и Северной Африке Международной кризисной группы Йост Хильтерман полагает, что «Россия идеально подходит для того, чтобы предотвратить прямую войну между Израилем и Ираном в горящей Сирии… . В отличие от Соединенных Штатов, Москва имеет прочные рабочие отношения почти со всеми: Тель-Авивом, а также Тегераном, Дамаском, а также Анкарой и Хезболлой. И Россия крайне заинтересована в том, чтобы предотвратить войну в Сирии между Израилем и Ираном, хотя бы для того, чтобы сохранить свои собственные достижения…..» (The New York Times, 03.05.2018)

Безусловно, Россия категорически против любой военной эскалации между Израилем и Ираном и тем более войны. Кроме всех ужасающих ее последствий, Москва не хотела бы делать невыгодный ей выбор между Тель-Авивом и Тегераном. Очень важный визит премьера Израиля Биньямина Нетаньяху в Москву на празднование Дня Победы и переговоры с президентом Владимиром Путиным свидетельствуют, что Москва если не поворачивается в сторону Тель-Авива, то, несомненно, стремится занять нейтральную позицию в ирано-израильском противостоянии, чтобы  попытаться сыграть роль посредника.

Но не всё зависит от Москвы и международного сообщества. Между Ираном и Израилем слишком уж глубокие противоречия.

Не успел израильский премьер покинуть российскую столицу, как   массированному ракетному обстрелу были подвергнуты израильские объекты на Голанских высотах.

Ответ Израиля был мгновенным. Практически сразу же после иранской атаки 28 самолетов ВВС Израиля нанесли удар по 50 иранским объектам в Сирии - по системам сирийских ПВО, действующих в интересах Ирана, по базам, штабам и разведывательным подразделениям Сил специального назначения «Кодс» иранского КСИР. Атаке подверглась расположенная к северу от Дамаска иранская военная база, уничтожены склады вооружений в международном аэропорту Дамаска и другие объекты. По данным сирийской стороны, погибло от 15 до 27 человек, в основном иранских военнослужащих. Судя по поступившей информации, урон иранскому военному присутствию на территории Сирии был нанесен значительный.

Следует отметить, что, пожалуй, впервые за 40 лет конфронтации Иран и Израиль вступили в непосредственное боевое соприкосновение. И впервые за все годы сирийского конфликта Израиль признал свои удары по иранским целям, хотя за последнее время израильская армия более 100 раз атаковала объекты в Сирии без комментариев со стороны Тель-Авива.

Москва последовательно стремится снизить накал ирано-израильского противостояния. 10 мая в Тегеран прибыл заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков и провел переговоры со своим коллегой, заместителем министра иностранных дел Ирана Аббасом Аракчи. По данным издающейся в Лондоне саудовской газете Asharq Al-Awsat (11.05.2018), Сергей Рябков проинформировал иранское руководство о результатах московских переговоров президента Путина и премьера Нетаньяху. При этом, по информации газеты, премьер-министр Израиля привел российскому президенту доказательства того, что Иран создает ракетные заводы в Сирии и готовится к ракетному нападению на Тель-Авив. Сергей Рябков, по словам саудовцев, предупредил иранское руководство, что власти Израиля намерены жестко ответить на любую военную провокацию.

Несмотря на чрезвычайно сложную ситуацию вокруг Ирана Россия пытается на базе личных отношений Путина с Нетаньяху и Хатами удержать Иран и Израиль от эскалации военного противостояния.

Действительно, лидеры России и Израиля хорошо понимают друг друга, также как лидеры России и Ирана, хотя, конечно, каждый имеет свои собственные взгляды и занимает позиции в соответствии с национальными интересами своей страны. Однако именно понимание президентом Путиным интересов Тель-Авива и Тегерана (к сожалению, прямо противоположных), возможно, послужит делу, если не сближению израильских и иранских позиций, то, по крайней мере, предотвратит переход политико-идеологического, а в последнее время и участившегося военного противостояния в большую войну.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции