Отношения России и Китая после выхода США из «ядерной сделки» с Ираном

16:13 14.05.2018 Анастасия Толстухина, редактор журнала "Международная жизнь"


Фото А. Толстухиной

Российские эксперты полагают, что выход США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе Ирана еще больше сблизит Россию и Китай. Они не исключают, что Москва и Пекин усилят координацию на международных площадках и смогут представить совместную позицию по ключевым мировым проблемам. Однако стоит ли в свете  данного события ожидать от этих двух ключевых игроков создания некого союза? Об этом и многом другом поговорили в рамках круглого стола в «Парламентской газете» два известных востоковеда – руководитель Школы Востоковедения факультета мировой экономики и мировой политики (МЭиМП) НИУ ВШЭ, профессор Алексей Маслов и первый заместитель декана факультета МЭиМП НИУ ВШЭ, профессор департамента международных отношений Игорь Ковалев.

США отыграют назад

По мнению первого заместителя декана факультета МЭиМП НИУ ВШЭ Игоря Ковалева, Трамп действует по привычной для себя стратегии. В отношении Ирана президент США максимально повышает ставки. Его задача – поднять цены на нефть. По некоторым оценкам, из-за введения новых санкций против Тегерана цена за баррель нефти может составить $ 85 – $ 90, что будет достаточно выгодно, для американцев, которые разрабатывают добычу  довольно дорогой сланцевой нефти. Эксперт отметил, что обострение политической ситуации вокруг Ирана подталкивает европейцев выступить против расторжения сделки, а также, безусловно, способствует дальнейшему сближению России и Китая.

«Вести любые войны, в том числе и торговые, сразу по нескольким фронтам даже США себе позволить не могут» (И. Ковалев)

Игорь Ковалев также добавил, что, скорее всего, Трамп отыграет назад в ситуации с Ираном, как это сегодня происходит с КНДР. «Вести любые войны, в том числе и торговые, сразу по нескольким фронтам даже США себе позволить не могут», – сообщил эксперт.

Что ждать от сближения России и Китая

По словам руководителя Школы Востоковедения факультета МЭиМП НИУ ВШЭ, профессора Алексея Маслова, многие внешнеполитические решения США сегодня обусловливаются довольно резким подъемом Китая, который успешно реализует свою инициативу «Один пояс, один путь».

«США стремятся остановить китайскую экономическую экспансию, так как Китай обладает серьезными экономическими и политическими ресурсами, чтобы значительно потеснить американцев на мировой арене. Поднебесная финансирует крупнейшие европейские сделки, вкладывает деньги в Африку и Латинскую Америку, а в Вашингтоне не готовы к мультиполярному миропорядку», – отметил востоковед.

Алексей Маслов, считает, что укрепление российско-китайских связей нанесет серьезный удар по интересам США. Вместе с тем эксперт подчеркнул, что Россия не собирается быть просителем у китайских инвесторов, также она не станет и частью концепции «Один пояс, один путь». Москва избрала другой путь. Она предложила сотрудничество по целому ряду проектов – от гражданских, до военных, где есть общие интересы двух стран. Здесь уместно вспомнить слова заместителя министра иностранных дел России Игоря Моргулова, который в интервью газете «Известия» заявил: «Мы с Китаем не создаем и не планируем создавать какие-либо союзы, так как это не соответствует нашему общему видению характера двустороннего взаимодействия, основанного на совпадении или близости взглядов по широкому кругу вопросов. КНР, кстати, строго придерживается линии на неприсоединение к каким-либо блокам. В то же время, на деле наши страны нередко выступают с единых позиций как единомышленники в глобальных и региональных делах»[1].

По мнению Игоря Ковалева, выстраивать диалог с Пекином следует очень осторожно, так как наши интересы не всегда совпадают. Например, у Китая колоссальные интересы в Центральной Азии, которую Россия традиционно рассматривает как сферу своего влияния. 

Алексей Маслов, в свою очередь добавил, что инициатива «Один пояс, один путь» очень выгодна Китаю, но ее ценность не столь существенна для других игроков (даже несмотря на инвестиции, оказание технической и другого вида помощи). Востоковед отмечает, что, например, рост китайских вложений в государства Латинской Америки не приводит к росту рабочих мест и ВВП. Почему это происходит? Китай не увеличивает количество новых предприятий, а покупает уже существующие (например, пакеты таких крупных компаний как Deutsche Bank или Daimler AG).

У России и Китая могут быть несовпадающие интересы. Это нормально, считают многие российские эксперты. Например, интерес Китая в России – это эксплуатация природных ресурсов. Основные китайские инвестиции идут именно в сектор добывающей промышленности и энергетики. Однако России нужно не только продавать нефть и газ, но и создавать свою индустрию. В этом как раз и есть основные различия в интересах двух стран. «Сегодня перед правительствами России и Китая стоит большая задача – сделать так, чтобы экономические различия не привели к политическим разногласиям», – отметил А. Маслов.

В заключение встречи Игорь Ковалев, отвечая на вопрос, сможет ли тесное сотрудничество Москвы и Пекина компенсировать потерю нормальных отношений России с Западом, сообщил, что отчасти, конечно, сможет. Однако, на его взгляд, нельзя складывать все яйца в одну корзину. «Идеальный вариант для России – иметь хорошие, понятные, взаимовыгодные, партнерские отношения,  как с Востоком, так и с Западом», – считает эксперт. К сожалению, сегодня санкционная политика Вашингтона заставила Москву преимущественно повернуться на Восток.