Над Ираном сгущаются тучи. Будет ли гроза?

12:08 05.04.2018 Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук


На днях Израиль официально признал, что 6 сентября 2007 года восемь израильских истребителей F-15 нанесли сверхсекретные авиаудары по объекту Аль-Кабур в Дейр-эль-Зоре примерно в 300 милях к северо-востоку от Дамаска и уничтожили ядерный реактор, который, якобы,  разрабатывался в течение многих лет и должен был вступить в строй в конце 2007 года.

Возникает вопрос: почему именно сейчас Израиль решил обнародовать информацию о столь давней и секретной операции. Ответ дал министр разведки Израиля Исраэль Кац в своем поздравлении тогдашнему премьер-министру страны Эхуду Ольмерту за «решение об уничтожении ядерного реактора в Сирии одиннадцать лет назад». «Операция, - подчеркнул Кац, - и ее успех дали понять, что Израиль никогда не позволит иметь ядерное оружие тем, кто угрожает его существованию». И продолжил: «Сирия тогда - Иран сегодня».

Исламская Республика Иран – этот вечный противник еврейского государства – уже давно стала причиной глубокой озабоченности Израиля. Повторяемый в Тегеране тезис о необходимости стереть с карты мира сионистское образование не улучшало политическое настроение в Тель-Авиве. Ядерная программа ИРИ, развивавшаяся практически без международного контроля в течение нескольких десятилетий, в свое время стала детонатором резкой эскалации ирано-израильского противостояния, чуть было не завершившегося в 2010 – 11 годах войной.

Ядерная сделка, то есть Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), согласованный в июле 2015 года пятью постоянными членами Совета безопасности ООН, Германией с Ираном, несколько снизил накал страстей.

Ситуация вновь обострилась после начала гражданской войны в Сирии и активизации военно-политической деятельности Ирана в этой стране. Израиль встревожен усилением влияния Тегерана на режим Башара Асада, укреплением военных позиций Ирана в Сирии, особенно близ израильско-сирийских границ, расширением военного присутствия ИРИ и его шиитских формирований на сирийской территории.

Намекая на нынешние амбиции Ирана, министр обороны Авигдор Либерман отметил, что «мотивация наших врагов в последние годы возросла, но одновременно так же возросла и мощь Армии обороны Израиля... это уравнение должно быть понято всеми на Ближнем Востоке».

Несомненно, в последние годы Израиль развивал свой военный потенциал самым серьезным образом.

После начала сирийского конфликта Израиль нанес более 100 авиаударов по объектам в Сирии, которые, как он считает, были связаны с военной деятельностью ИРИ, с активностью шиитских боевиков, в первую очередь, с поддерживаемой Ираном ливанской группировки «Хезболла».

По сведениям кувейтского интернет-издания «Аль-Джарида», имеющего, как говорят достоверные источники, в том числе доступ к командованию американской группы войск на Ближнем Востоке, на днях два истребителя-бомбардировщика израильских ВВС F-35, пролетев незамеченными через Ирак и Сирию, вторглись в воздушное пространство Ирана. Они провели разведку в иранских районах Бандар-Аббас, Исфахан и Шираз. Израиль как не подтвердил, так и не опроверг этого сообщения в официальных источниках. Правда, военные специалисты сомневаются в достоверности данной акции израильских ВВС. Однако примечательно, что с 4 по 15 марта Израиль провел совместно с США военные учения «Можжевеловая кобра» (Juniper Cobra).

В целом сожалением можно констатировать, что ситуация вокруг Ирана накаляется. Это касается и деятельности ИРИ в Сирии,  и судьбы СВПД.

В этой связи примечательным является факт перестановок в администрации президента США Дональда Трампа. Как подчеркивают СМИ, президент Трамп формирует военный антииранский кабинет. Как хорошо известно, что сам Трамп является рьяным противником СВПД и грозится в мае разорвать ядерную сделку. Его новый советник по национальной безопасности Джон Болтон, написавший материал под названием «Остановить иранскую бомбу, разбомбить Иран», призвал к превентивным ударам и «смене режима».

Новый госсекретарь Майк Помпео называет Иран «деспотической теократией» и «авангардом губительной империи, которая расширяет свою власть и влияние на Ближнем Востоке», с коей следует бороться.

Трамп не только проводит реструктуризацию своей администрации, но и активно восстанавливает привилегированные отношения со своими ближневосточными союзниками, привлекая их к антииранской деятельности. Исходя из хронической аллергии Тель-Авива и Эр-Рияда на Тегеран, сделать это не трудно.

Как пишет пресса, любимый арабский правитель Трампа 32-летний саудовский принц Мохаммед бин Салман также выступает против СВПД. При этом он неоднократно заявлял, что, если не будет сделано всё для того, чтобы помешать Ирану создать ядерное оружие, его страна «как можно скорее» станет ядерной державой. «Если продолжающиеся усилия Саудовской Аравии по геополитическому сдерживанию Ирана и его ядерной программы не приведут к успеху, то, по всей вероятности, дело сведётся к войне с этой страной через 10−15 лет», - убежден принц.

Премьер Израиля Биньямин Нетаньяху также занимает непреклонную позицию по Ирану, назвав ядерное соглашение угрозой для выживания Израиля.

Можно не сомневаться, что официальное признание Израилем уничтожения ядерного реактора в Сирии в 2007 году является сигналом о решительности Тель-Авива не допустить упрочения позиций Тегерана в регионе и возможного создания условий в будущем для производства ядерного оружия. Что подтвердил израильский генерал Ядлин: «Это знак того, что, когда дело доходит до самого жизненно важного интереса или очень серьезной угрозы существованию Израиля, Израиль будет действовать - даже в одиночку».

Но судя по всему, действовать Израилю в одиночку не придется. Как мы видим, уже создана антииранская коалиция, к которой готовы присоединиться другие ближневосточные недруги ИРИ.

Важный вопрос: дойдет ли до реального столкновения? Большинство серьезных аналитиков полагают, что на сегодняшний день полномасштабная война против Ирана маловероятна по многим причинам. Но главное, что ни в Иерусалиме, ни в Тегеране «горячей войны» не хотят. Там, похоже, прагматично и с пользой для своих интересов активно продолжают «холодную войну». Не случайно заместитель министра иностранных дел ИРИ Аббас Араги недавно заявил: «Присутствие Ирана в Сирии - это не создание нового фронта против Израиля, а борьба с терроризмом».

Однако в сгущающейся ныне атмосфере антииранской (с одной стороны) и антиизраильской (с другой) истерии на Ближнем Востоке не исключено, что случайный и непредвиденный инцидент между вооруженными силами Ирана и Израиля может привести к самым серьезным последствиям.

Ключевые слова: США Иран Израиль СВПД Трамп КСА Беньямин Натаньяху Авигдор Либерман Мохаммед бин Салман

Версия для печати