Россия ждет ответы от ОЗХО

13:59 02.04.2018 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


МИД России. Фото т/к Звезда

Постоянное представительство Российской Федерации при Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) направило в Техсекретариат ОЗХО Список вопросов по «делу Скрипалей», сфабрикованному Великобританией в преддверие президентских выборов в России и за три месяца до начала Чемпионата мира по футболу.  

Россия представит свои предложения по расследованию «дела Скрипалей» на внеочередном заседании Исполнительного совета ОЗХО, которое состоится 4 апреля в Гааге. Об этом сообщил Министр иностранных дел России Сергей Лавров. Предварительно МИД России проделал большую подготовительную работу. В частности, 31 марта с.г. были направлены вопросы, адресованные Великобритании и Франции по поводу инцидента в Солсбери, в котором эти страны бездоказательно усматривают «авторство» России. Кроме того, 1 апреля МИД России направил ряд вопросов в Техсекретариат ОЗХО с целью прояснить обстоятельства, тщательно скрываемые и Великобританией, и Францией о предпринятых их службами расследовании «дела Скрипалей».

Как предполагает ряд положений Конвенции, информация о расследовании не вправе «засекречиваться по прихоти одной из сторон». Список вопросов, представленных на сайте МИД России в Техсекретариат ОЗХО, строго придерживается требований Конвенции о запрещении химического оружия, к которой в свое время присоединились и Россия, и Великобритания вместе с другими странами-участниками Конвенции – всего 190 стран.

Итак, согласно тексту этого документа, Великобритания обязана была обратиться к России с соответствующим запросом (как стране, которую подозревают в производстве и применении химического вещества, приравненного к химоружию) сразу, как только возникли подозрения, что было применено отравляющее вещество, запрещенное Конвенцией ОЗХО. Ответ на такой запрос дается в течение 10 дней. Но, как мы помним, премьер-министр Соединенного Королевства потребовала от России сделать это в течение 24 часов. Далее последовали угрозы с высылкой послов, затем из Великобритании и США были высланы дипломаты в большом количестве, события нарастали и продолжают нарастать, как снежный ком.

Заслон «спектаклю» абсурда выставил российский МИД. На законных основаниях 31 марта с.г. Министерство иностранных дел России направило ряд вопросов в Великобританию и Францию, которые якобы уверены в результатах расследования по инциденту в Солсбери. Причем «расследование» в Великобритании закончилось, едва начавшись: 4 марта состоялось отравление С.Скрипаля и его дочери Юлии, гражданки РФ, а 12 марта премьер-министр Великобритании Т.Мэй обвинила в этом Россию. Однако Солсбери – то местечко, в 12 километрах от которого расположена секретная английская лаборатория в Портен-Дауне, где проводились работы по созданию химического оружия. Этого нельзя не учитывать, рассматривая отравление сразу двоих человек химическим веществом «Новичок», название которого известно в Великобритании. Получается, что Т.Мэй точно знает, что Скрипали были якобы отравлены «Новичком» с подачи якобы российской стороны. Вопрос: «Откуда и на основании чего всё это стало известно в столь краткие сроки»?   

Но прежде – о вопросах от МИД России для рассмотрения их на внеочередном заседании Исполнительного совета ОЗХО.  Список составляют 13 вопросов. Внешнеполитическое ведомство России интересует, какого рода помощь Лондон запросил у Техсекретариата ОЗХО и намерена ли Организация по запрещению химического оружия «поделиться в установленном порядке с Исполсоветом, в том числе, разумеется, и с Россией», информацией, полученной из Лондона? России важно знать, направляла ли Великобритания Техсекретариату дополнительную информацию – оперативную, медицинскую, правовую – по собственному расследованию инцидента. Например, предоставила ли британская сторона Техсекретариату ОЗХО образцы проб, результаты собственного анализа проб, другие улики – материальные свидетельства отравления двоих человек.

Учитывая единогласие европейских стран в поддержке обвинений Великобританией России, нашей стране важно понимать, кто возглавлял группу экспертов ОЗХО, посетившую Великобританию; кто из специалистов был в составе этой группы, сколько времени они работали и с кем взаимодействовали? В этой связи важно понимать план действий. «Какова была процедура отбора проб, соблюдался ли основополагающий принцип КЗХО при проведении расследований, цепочка действий»? – так звучит вопрос № 7 МИД России. И еще российской стороне важно знать, в каких сертифицированных лабораториях будет проводиться анализ проб, полученных Техсекретариатом ОЗХО во время визита его экспертной группы в UK. Как долго будет готовиться соответствующее заключение?

Вопросы, относящиеся к участию других стран в расследовании инцидента в Солсбери, МИД сформулировал так же конкретно. Какое подтверждение от Техсекретариата ОЗХО ждет Лондон – «только ли факт применения нервно-паралитического вещества, или же то, что относится к типу «новичок» по западной классификации»? Один из вопросов, адресованных российским МИД Лондону, звучит так: «Имеются ли у Великобритании контрольные образцы-эталоны боевого отравляющего вещества, которое британские представители называют «Новичком»? Разрабатывались ли образцы боевого отравляющего вещества типа «Новичок» (по британской терминологии) или его аналоги в Великобритании»? Наконец, «на основании каких признаков (маркеров) установлено якобы российское происхождение вещества, примененного в Солсбери»? 

Учитывая, что в поддержку российского участия в расследовании «дела Скрипалей», как страны, бездоказательно обвиняемой в «злодеянии», ни одно из государств не подало голоса, наша страна желает знать: «Давал ли Техсекретариат ОЗХО согласие на раскрытие Великобританией материалов расследования перед странами Евросоюза»? (В частности, Франции). В той же цепи – «Уведомляла ли Франция Техсекретариат ОЗХО о своем подключении к техническому содействию, о котором запросила Великобритания»? Выступление президента Франции Э.Макрона в безоговорочную поддержку Великобритании по данному инциденту вызывает вопрос у российской стороны: «Передавала ли Франция материалы собственного расследования в распоряжение Техсекретариата ОЗХО? И, наконец, «может ли Техсекретариат ОЗХО предоставить России материалы французского расследования (если таковые имеются) для ознакомления с его результатами? Если нет, то почему?». И вообще, какое отношение имеет Франция к «делу Скрипалей»?

Все эти вопросы направлены на то, чтобы соблюдался один из ключевых пунктов Конвенции ОЗХО от 1997 г., предусматривающий «взаимопомощь между государствами и взаимодействие с ОЗХО в случае применения химического оружия». Инцидент в Солсбери – тот самый случай. Стоит напомнить о выступлении Постоянного представителя Российской Федерации  при ОЗХО посла Александра Шульгина на 87 сессии Исполнительного совета ОЗХО в Гааге 14 марта с.г. В своем докладе Постпред России в частности, подчеркнул: «В прошлом году (2017) Российская Федерация на три года раньше установленного срока завершила уничтожение крупнейшего в мире химарсенала. Рассчитываем, что этот знаменательный факт найдет должное отражение в документах четвертой Обзорной конференции».(**) Неужели всерьез можно предположить, что после такой многотрудной работы наша страна решила «наследить» в Солсбери? Это тем более неуместно, что именно Россия на той же 87 сессии Исполнительного совета ОЗХО выразила серьезную озабоченность в связи с тем, что некоторые страны «прилагают усилия по созданию неких сепаратных структур для того, чтобы, как они говорят, не дать уйти от наказания тем, кто виновен в применении химоружия». Постпред России при ОЗХО Александр Шульгин отметил, что в Париже в начале этого года состоялась встреча по поводу запуска т.н. «Партнерства по борьбе с безнаказанностью применения химоружия». В этой связи высокопоставленный дипломат выразил четкую позицию России: «Оцениваем это не иначе как попытку сформировать узкий круг государств, которые собираются реализовать свои геополитические интересы в обход универсальных международных институтов, таких как ОЗХО и Совет Безопасности ООН». Логика поведения Великобритании и Франции, избегающих взаимодействия с Россией по «делу Скрипалей», иллюстрирует сепаратисткие тенденции в столь «чувствительном», как принято говорить, вопросе с применением хиомружия.

 

*https://rg.ru/2018/04/01/postpred-rf-pri-ozho-rasskazal-o-rassledovanii-dela-skripalia.html

**http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3119668 

Ключевые слова: МИД России Гаага 13 вопросов Техсекретариат ОЗХО

Версия для печати