Дамьен Лямпэрёр: Выборы в России прошли, согласно всем международным стандартам

13:03 02.04.2018 Александр Артамонов, журналист-международник


    

Дамьен Лямпэрёр является официальным представителем крупной правоцентристской партии «Вставай, Франция!». Руководитель этого политического образования Николя Дюпон-Эньян был кандидатом на пост президента Франции в ходе последних выборов в стране. Его партия также входила в коалицию с Национальным Фронтом.

Александр Артамонов: Мы сегодня имеем честь приветствовать Дамьена Лямпэрёра, официального представителя французской правоцентристской партии «Вставай, Франция!».

Дамьен Лямпэрёр: Приветствую Вас и всех ваших читателей, Александр!

Александр Артамонов: Ваша партия «Вставай, Франция!» плотно работает с Россией. Вы часто приезжаете в Москву – на этот раз по приглашению правительства России в качестве наблюдателя за выборами Президента России.

Дамьен Лямпэрёр: Именно так! Я вошел в состав корпуса иностранных наблюдателей за прохождением выборов. В день выборов я посетил 7 избирательных участков в разных районах города. Таким образом, мне удалось ознакомиться с механизмом организации выборов в России. Этот опыт изрядно обогатил мой политический багаж, так как я профессионально отношусь к избирательному процессу, будучи общественным деятелем у себя на родине.

Считаю, что это было великолепное мероприятие, организованное администрацией местного уровня. На участках чувствовалось здоровая рабочая атмосфера. Кроме того, там само по себе возникало праздничное настроение. Для меня все было замечательно!

Александр Артамонов: Согласно некоторым комментариям наблюдателей, которых я интервьюировал, в некоторых местах выборы превращались в настоящий праздник…

Дамьен Лямпэрёр: Полностью подтверждаю. На некоторых участках это был настоящий праздник! Конечно же, граждане, прежде всего, приходили, чтобы исполнить свой гражданский долг. Но всё же, сам дух мероприятия был какой-то легкий; ощущался какой-то светлый настрой.

Кроме того, все было правильно организовано: и сам процесс голосования, и киоски с прохладительными напитками в местах голосования… Таким образом, казалось, что по взаимному согласию между народом и властями, процесс превратился в народные гуляния. Мне представляется, что это очень положительное явление, так как основная проблема любых выборов – это участие в них. Это, в частности, серьезный момент и у нас, во Франции. Граждане нашей страны не ходят более на выборы президента массово. Вот и Эммануэль Макрон фактически избирался при неголосующем большинстве. Думаю, что если российские власти способны простимулировать избирателей и помочь им подойти к урнам и проголосовать, то это только доказывает жизнеспособность вашей электоральной системы.

Александр Артамонов: То есть, правильно ли я понял, что не было никакого давления на избирателей, и что никто не пытался агитировать голосовать за действующего президента?

Дамьен Лямпэрёр: С точки зрения каких-либо правонарушений, я в курсе, что ЦИК нашел буквально несколько пунктуальных проступков в регионах. Но, насколько мне известно, ни один протокол не был инициирован представителем корпуса иностранных наблюдателей. Кроме того, сами результаты президентских выборов настолько красноречивы, что и тени сомнения не остается по поводу объективности этого мероприятия. Само собой разумеется, что и в нашем случае могу утверждать, что осмотренные нашей делегацией избирательные участки полностью соответствовали всем стандартам. Мы не смогли выявить никаких технических проблем или административных правонарушений.

В частности, мне очень понравился сам механизм регистрации голоса. Используется электронный подсчет голосов, но при помощи сканера. То есть бумажный носитель существует и является доказательством реального голоса. То есть в случае оспаривания результатов всегда существует возможность пересчитать голоса.

Мы же во Франции, в составе нашей партии «Вставай. Франция!» боремся за это. Так как во Франции вводится полностью электронное голосование при отказе от бумажного носителя. То есть такой процесс выборов в России меня даже успокоил.

В том же, что касается полиции, то, на мой взгляд, это единственное отличие России от Франции. У нас полицейских рядом с избирательными участками нет. Но в вашем случае, присутствие полиции особо не ощущалось – я насчитал не более 2 сотрудников полиции на каждый избирательный участок. В их задачи явно входило предотвращение жульничества в процессе голосования, а также оказание любой необходимой помощи для спокойного прохождения выборов. Да, это, пожалуй, единственное отличие от Франции. Тут Вы полностью правы. Во всем остальном, логистика процесса от французского ничем не отличалась. Информирование избирателей о кандидатурах и т.д. в целом напоминает нашу систему. С другой стороны, дополнительно лично для меня была возможность обсудить электоральный процесс внутри корпуса наблюдателей с представителями других стран – Италии, Польши, Испании и т.д. Ведь механизм выборов разный в каждой стране.

К примеру, наша французская система крайне сложная. Чтобы стать кандидатом на выборы президента Франции, необходимо собрать 500 подписей избранников различного уровня, будь они мэры городов, сенаторы или же депутаты или же местные избранники. И так в каждой стране, где могут быть оговорены самые различные условия проведения голосования.

Поэтому было крайне интересно увидеть российскую систему в действии. Тут мы видим дошедших до финала независимых кандидатов помимо представителей крупных партий – например, коммунистов или единороссов. Во Франции же независимым кандидатам крайне трудно продвинуть себя.

Александр Артамонов: Ну что же, благодарим! Последний вопрос, чтобы не злоупотреблять Вашим временем, да и эфир наш тоже хронологически ограничен. Мы уже имели честь принимать в нашей студии Алексиса Таррада, официального представителя в России правоцентристского блока «Республиканцы», а также одного сенатора, принадлежащего тому же блоку. Кроме того, мы часто видим в РФ партию «Национальный Фронт». Хочет ли президент Вашей партии Николя Дюпон-Эньян построить настоящую программу сотрудничества с нашей страной?

Дамьен Лямпэрёр: Конечно. Так как я являюсь официальным представителем партии, то моё присутствие здесь и связано именно с этими намерениями. Мои решения все же напрямую связаны с решениями главы партии. Мы имеем целью построение институциональных отношений с политическими партиями во многих европейских странах. Мы, например, тесно взаимодействуем с британской партией Найджела Фаража. Почему бы не попробовать работу в том же ключе с единороссами?

Тут существует один важный пункт: работа главы моей партии Николя Дюпон-Эньяна вменяет в себя приход к власти во Франции. Франция должна восстановить всю полноту своего суверенитета. Мы также хотим спасти нашу страну от ряда проблем и бед, которые ей угрожают. Считаю, что только руками французов, после того, как они примут от всего сердца соответствующее решение, и придет к нам необходимое решение по части тех затруднений, с которыми мы столкнулись.

Наше спасение не может состояться за счет вмешательства в наши дела россиян. И все же, Николя Дюпон-Эньян выступил совместно с некоторыми представителями партий «Республиканцы» и Национальный Фронт в защиту российских интересов. Речь шла о таких особо чувствительных вопросах, как Сирия или даже Крым. Так что думаю, что на французском национальном поле мы входим в число тех, кто занял наиболее смелую позицию по российскому вопросу.

Мы, например, очень быстро выработали критический подход относительно антироссийских санкций, которые мы считаем контрпродуктивными. Причем я имею ввиду не российский, а французский народ, права которого эти санкции ущемляют. В этой связи напомню, что Николя Дюпон-Эньян совершил официальную поездку в Россию еще в 2015 г. В ходе своего визита он встретился с представителями французского бизнеса в России и некоторыми персоналиями российского политического мира – такими, как Алексей Пушков, Сергей Железняк, например… Эти отношения имеют тенденцию к развитию, причем это напрямую связано с ростом популярности во Франции партии Николя Дюпон-Эньяна.

Причем я настаиваю на том, что россияне должны понять, что во Франции правильные взгляды не победят исключительно благодаря усилиям Национального Фронта. Мы уже имели возможность в этом убедиться. Лоран Ваке, президент блока «Республиканцы», также не сумеет справиться с проблемой в одиночестве. Тем более, что значительная часть его электората покинула его, перейдя на сторону партии Эммануэля Макрона. Так что нам придется отстроить патриотический полюс притяжения, который и позволит нам собрать все силы в единое целое.

Это единение должно быть напрямую связано с основополагающей ролью Николя Дюпон-Эньяна, голлиста по своим взглядам. Он уже получил миллионы голосов избирателей в свою поддержку на президентских выборах. В следующем году мы получим не менее в ходе европейских выборов.

Александр Артамонов: Надеемся, что все Ваши усилия увенчаются успехом.

Дамьен Лямпэрёр: Речь идет о будущем Франции!

Ключевые слова: Франция выборы Дамьен Лямпэрёр

Версия для печати