Афганское урегулирование: после Ташкента – Москва?

15:58 30.03.2018 Андрей Исаев, журналист-международник


Добиться мира в Афганистане можно только на основе широкого международного консенсуса по афганской проблеме. Этой максимой руководствовались организаторы конференции «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное сотрудничество», созванной по инициативе президента Узбекистана Шавката Мирзиеева и прошедшей 26-27 марта в Ташкенте. Необходимость такого форума назрела. По словам главы российского МИД Сергея Лаврова: «Обстановка в Афганистане деградирует из-за роста активности талибов и боевиков террористической группировки «Исламское государство». (tass.ru)

Выбор места проведения международной встречи не случаен. Узбекистан и Афганистан опираются на общие культурно-исторические традиции, активно сотрудничают в экономической сфере. Только в декабре прошлого года по итогам визита в Ташкент президента Исламской республики Афганистан Ашрафа Гани (кстати, как и многие афганцы, владеющего узбекским языком), были подписаны контракты на 500 млн. долларов – значительную сумму для обеих стран. Ташкент, как место проведения встречи, вполне устраивает и талибов: в интервью информационному агентству «Фергана» «один из высокопоставленных представителей движения» заявил: «Мы полностью доверяем искренности узбекской стороны». (fergananews.com)

Россия приветствовала инициативу президента Узбекистана. «Рассматриваем Ташкентскую конференцию как продолжение усилий мирового сообщества, в том числе в рамках Московского формата и Контактной группы «ШОС – Афганистан», в интересах стабилизации ситуации в Афганистане, создания условий для устойчивого развития этой страны», - говорилось в заявлении пресс-службы внешнеполитического ведомства РФ. (sm-news.ru) Делегацию России в Ташкенте возглавил глава МИД РФ Сергей Лавров.

Состав участников оказался весьма представительным, в Ташкент приехали президент Афганистана, министры иностранных дел стран Центральной Азии, спецпредставитель генсека ООН по Афганистану, Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности, заместитель госсекретаря США, спецпредставители Великобритании, Германии, Италии, Японии, Катара, делегации НАТО, ОДКБ, Франции и ОАЭ.

В принятой по итогам работы декларации сделан акцент на ведущую роль самих афганцев в мирном процессе в стране при отказе от «любых форм и проявлений терроризма». Помимо этого, в документе выражена необходимость незамедлительного начала прямых переговоров между правительством Афганистана и движением Талибан без выдвижения каких-либо предварительных условий, что коррелирует с российской позицией. В ходе работы конференции Сергей Лавров подчеркнул, что только прямой диалог между Кабулом и талибами поможет нормализовать обстановку в стране: «Очевидно, что конфликт невозможно решить силовым путем. Только через запуск конструктивного диалога между афганским правительством и движением талибов возможно достичь подлинного мира и стабилизации». (ria.ru)

Роль России в налаживании мирного процесса в Афганистане общепризнана. Исламистский, но национальный (пуштунский) Талибан, в отличие от «наднациональных» Аль-Каиды и ИГИЛ (запрещены в России) не стремится к трансграничному влиянию. Этот факт позволил Москве взять курс на налаживание контактов с движением. По словам Владимира Путина: «Что касается талибов, вы знаете, многие государства мира, так или иначе, в контакте с этой организацией. Конечно, там много очень радикальных элементов. Но мы всегда, так же, как и наши партнеры, в том числе, кстати говоря, и представители Организации Объединенных Наций, исходим из того, что необходимо выстраивать отношения с любыми силами в Афганистане, исходя из, минимум, трех принципов: это - «признание конституции Афганистана», «разоружение» и «признание полного национального согласия». (kremlin.ru)

Пока все попытки достичь договоренность между Кабулом и «студентами» не увенчались успехом, хотя режим Гани уже предложил Талибану статус легальной политической партии и амнистию осужденным боевикам. В дальнейшем предполагается возвращение талибов к мирной жизни или включение их во внутренние войска для борьбы с ИГ (запрещенной в России), основу отрядов которого составляют иностранцы – в основном выходцы из китайского Синцзяня, Центральной Азии и с Северного Кавказа. Напомним, что поначалу талибы и ИГ («Велаят Хорасан») соблюдали нейтралитет, а временами даже объединяли усилия. Позже между ними разгорелся конфликт, хотя случаи координации действий между отдельными полевыми командирами талибов и ИГ имеют место и сейчас.

Однако предложения Кабула не устраивают 50-тысячный (оценка) Талибан, контролирующий до 40% территории Афганистана. Во многом несговорчивость талибов подпитывают своими действиями США, взявшие курс на конфронтацию. Американский президент заявил недавно, что его страна прекращает «строительство афганской нации» (стратегия предыдущей администрации) и будет просто «уничтожать террористов». Именно таким образом глава Белого Дома планирует усадить «Талибан» за стол переговоров. Впрочем, американцы один раз уже «победили» Талибан, что не помешало ему возродиться «во всей красе» в короткий срок.

Правда, Рекс Тиллерсон, в бытность свою шефом Госдепа признавал наличие в Афганистане неких «умеренных талибов», не поясняя, какие критерии лежат в основе такой дефиниции. В Сирии, кстати, попытка американцев «отделить агнцев от козлищ» явно не удалась.

Ташкентская конференция не преследовала цель инициировать новый раунд переговоров между Кабулом и Талибаном, ее участники постарались выработать общий подход к проблеме – официального приглашения талибам организаторы мероприятия не направили. В этой связи отрадным представляется тот факт, что некие «официальные представители» движения сами направили запрос на участие в форуме. Впрочем, заявка поступила слишком поздно – в ночь на 27 марта - и рассмотрена не была. В то же время Талибан не является строго централизованной структурой: нынешнее руководство сосредоточено в Шуре (Совете), базирующимся в Карачи и Кветте (Белуджистан), но значительная часть полевых командиров действует вполне самостоятельно. Так что легитимность запроса остается под вопросом. Хотя, по сообщению РИА Новости, министр иностранных дел ИРА Салахуддин Раббани по окончании конференции выразил надежду на начало прямых переговоров с талибами уже в ближайшее время.

Нельзя исключить, что переговоры пройдут в Москве. По мнению Сергея Лаврова, для этого вполне подходит региональный, «Московский», формат консультаций: «…более деловой состав участников, чтобы эти импульсы переводить на язык политических решений». (ria.ru) Это мнение не только российской стороны. В конце прошлого года советник по вопросам национальной безопасности афганского правительства Мохаммад Атмар высоко оценил «значительную роль» Москвы в организации внутриафганского переговорного процесса. (inosmi.ru)

По мнению российского МИДа - Афганистан мог бы стать удобной площадкой для объединения усилий Москвы и Вашингтона. И некоторое время мы действительно небезуспешно сотрудничали здесь в борьбе с терроризмом и наркотрафиком. Хотя, «Как можно было не раз убедиться, рецепты издалека, не учитывающие местные традиции и специфику, не только не помогают, но и вредят». (mid.ru) К тому же, по словам главы российской дипломатии, американцы теперь уклоняются от серьезного диалога с нашей страной по Афганистану.

Добавим: последние недружественные демарши США и других западных стран в отношении России более чем серьезно осложняют координацию действий на всех направлениях. В том числе и на афганском.