Рост протекционизма в США угрожает мировой экономике (аналитический обзор)

12:41 30.03.2018 Андрей Кадомцев, политолог


8 марта[i] президент США Дональд Трамп объявил о введении новых тарифных ограничений на импорт из ряда стран мира. 23 марта вступили в силу пошлины на сталь и алюминий – хотя и не для всех, кому первоначально грозила Америка[ii]. За день до этого - 22 марта, Трамп формально инициировал процесс ограничения импорта и инвестиций из Китая, поручив торговому представителю страны опубликовать список из 1,3 тыс. товаров в ближайшие две недели. Предполагается, что сумма взимаемых сборов составит до $60 млрд. Повышение импортных тарифов коснется товаров из технологического и телекоммуникационного секторов, включая потребительскую электронику. Всего в список могут войти более 100 наименований. Насколько долговременный характер может иметь всплеск изоляционизма в Соединенных Штатах? И чем это грозит мировой экономике?

Американский импорт стали и алюминия – миллиардная капля в триллионном море мировой торговли, отмечает в «Ведомостях» российский экономист Людмила Левитина. Сами пошлины не пошатнут международную экономику. Торговая война может[iii]. Если Европейский союз и Китай ответят Америке повышением пошлин, американские металлурги не справятся со спросом и запустят инфляцию в США, Трамп разрушит НАФТА своими требованиями проамериканских реформ, а торговая война – международную торговую систему. Хуже всего то, что своими действиями Трамп подрывает доверие, которое страны выстроили благодаря Всемирной торговой организации – системе правил, созданной для предотвращения торговых войн[iv].

По мнению британского The Economist, одна из главных проблем с нынешним курсом Трампа состоит в том, что в качестве предлога для введения ограничительных мер Белый дом ссылается на «интересы национальной безопасности». Тем самым, Соединенные Штаты пытаются сразу вывести торговый спор за пределы компетенции ведущих международных торговых организаций, в первую очередь, ВТО. Это, в свою очередь, предоставляет мощный козырь в руки сторонников экономического изоляционизма по всему миру. Тем более опасный, что его очень трудно оспорить в рамках существующих международных юридических процедур, регулирующих вопросы мировой торговли. Вашингтон «пробивает брешь в тонкой ткани торговых соглашений», на формирование которой сами же США потратили предыдущие десятилетия. Наконец, Америка Трампа – по крайней мере, в настоящий момент почти не делает различий между противниками и друзьями. А ведь последние жизненно необходимы Вашингтону, если он всерьез намерен «изменить поведение Китая» в вопросах международной экономической политики и торговли. Наконец, действия Белого дома способны окончательно подорвать доверие к США, лишить первую экономику мира ее репутации надежного торгового партнера. Таким образом, внезапно возникла угроза развязывания торговой войны между США и рядом их ближайших союзников.

По мнению российского эксперта Федора Лукьянова, несмотря на массовое неприятие и даже осуждение «эгоизма и протекционизма», провозглашенных Трампом, со стороны руководства ведущих стран мира, «связанная с ними философия мироустройства, становятся нормой, естественной частью  глобальной картины. И это признаётся всеми». «Да, изоляционизм прошлого в XXI веке невозможен, но отказ от желания диктовать всем правила жизни и поведения, о чём твердит Трамп, есть инкарнация изоляционистской идеи для необратимо взаимозависимого земного шара». Примечательно, что «сама по себе нацеленность на национальные интересы и силовые подходы» вызывает все меньше «сущностных несогласий» в американском истеблишменте. «О чём, в частности, свидетельствует реакция на выпущенные недавно два документа – стратегию национальной безопасности и оборонную стратегию»[v].

Существующие глобальные торговые договоры и институты не нравятся Трампу не потому, что в их основе лежат идеи неолиберализма. И не потому, что они наносят ущерб интересам американских рабочих, - полагает американский эксперт Алан Кафруни. «Он против того, что там слишком много уступок конкурирующим государствам и фирмам и недостаточно, с его точки зрения, влияния Соединённых Штатов. В условиях хаоса неблагополучного президентства можно разглядеть очертания появляющегося ревизионистского геоэкономического проекта, который соответствует постулатам вышеупомянутой национальной оборонной стратегии и отражает долгосрочные цели правящей элиты США даже после правления Трампа».[vi]

Как бы подтверждая подобные оценки, The Washington Post сообщает, что «Сенат готовит законопроект по реформированию Комитета по иностранным инвестициям в США с целью включения в круг его ответственности новых отраслей и устранения лазеек. Администрация уже активизирует действия для недопущения приобретения иностранными фирмами американских компаний, играющих крайне важную роль в технологической структуре страны, а также контролирующих личную информацию граждан США»[vii].

Вместе с тем, вскоре после объявления о введении «стальных» тарифов, Белый дом, по данным BBC, заявил, что исключения будут предоставлены странам, которые предлагают другие способы снять беспокойство США по поводу национальной и экономической безопасности. Британские наблюдатели предполагают, что если страны, подвергшиеся торговым ограничениям, «захотят переговоров, это даст Трампу возможность вернуться к целому ряду вопросов, любимых и близких его сердцу, включая стену вдоль мексиканской границы, барьеры для импорта американских товаров в такие страны, как Германия и Южная Корея, даже взносы США в такие организации безопасности, как НАТО». Таким образом, громогласный антиглобализм Трампа может на деле оказаться скорее прямолинейным (если не примитивным) методом выбивания уступок из своих контрагентов, включая и традиционных союзников[viii].

Как бы ни старались ее противники, глобализацию не остановить – уточняет позицию влиятельной части деловых кругов США Bloomberg BusinessWeek. Попытки повернуть вспять международное разделение труда приносят пользу всё меньшему числу людей, а урон наносят – всё большему. В нынешнем случае рост тарифов на сталь и алюминий сыграет на руку лишь двум-трем сотням тысяч рабочих в США. В то время как рост цен на товары, снижение продаж, а, следовательно, и числа рабочих мест в других секторах экономики, ударит по миллионам. И люди это понимают: в ноябре 2017 года опрос Pew Research Center показал, что 56 процентов американцев положительно оценивают НАФТА (соглашение о свободной торговле между США, Канадой и Мексикой). Негативно настроены лишь 33 процента. Легко жаловаться на негативные последствия глобализации, легко собрать недовольных для получения нужной «картинки» на ТВ в ходе предвыборной кампании. Но реальные попытки изолировать себя от мира наносят ощутимый удар по миллионам, сидящим перед экраном телевизора. Большинство людей хорошо понимают, что глобализация – это более низкие цены на товары и услуги. А иностранные инвестиции – всё более важный источник создания тех самых новых производств и рабочих мест,  о которых на словах так пекутся Трамп и прочие сторонники «интересов национальной экономики».

При этом, отмечает российский эксперт Александр Рогожин, политика Трампа, направленная на сокращение дефицита в торговых операциях со всеми зарубежными партнёрами, воспринимается США положительно. Ограниченный протекционизм приветствуется – в первую очередь представителями промышленного и сельскохозяйственного секторов. Курс на преимущественно двусторонние отношения также дал определённые результаты. Вместе с тем, «в выигрыше оказываются лишь производители отдельных групп товаров (в частности, продукции военно-промышленного комплекса), тогда как экспортёры товаров массового спроса и услуг (в частности, в сфере информационных и коммуникационных технологий) остались не у дел».

Кроме того, руководство США по-прежнему весьма озабоченно сохранением лидирующих позиций своей страны в международной системе. А для этого, как показал первый год президентства Трампа, Америка не может «ограничиваться выгодами двусторонних торговых отношений, игнорируя преимущества участия в международных торговых соглашениях. К тому же практика показала, что такие соглашения могут создаваться и функционировать без США».[ix]

Между тем, потеря американского лидерства, уверено большинство западных экспертов, по-прежнему является серьезной проблемой: политика Китая в области торговли давно беспокоит не только Запад, но и многие государства за пределами «золотого миллиарда»». Большинство этих стран исторически ориентировались на Вашингтон, как главного «проводника свободной торговли». Но решать эту проблему, по их мнению,  Белый дом Трампа пытается абсурдным способом. Вместо того чтобы обмениваться все новыми ограничительными мерами, считает WSJ, США должны воздействовать на Китай путем терпеливого и продуманного давления с привлечением к этому делу и других государств[x]. В целом, с точки зрения адептов современной глобальной экономики, подход Трампа к вопросам торговых войн «ужасно старомоден», поскольку рассматривает экономические связи как игру с нулевой суммой.

Но главным выводом является то, что в Соединенных Штатах постепенно набирает силу коалиция изоляционистов, представляющих как обе ведущие партии, так и целый ряд представителей бизнеса. Наиболее вероятным результатом такого развития событий может стать формирование нескольких крупных экономических блоков, все более враждебных по отношению друг к другу. И, скорее всего, эта тенденция надолго переживет администрацию Трампа, даже если тот сумеет переизбраться в 2020. В таких условиях, любой стране или группе стран, желающим защитить свои интересы, придётся «отбросить самоограничения» и бороться за свое место в мире, который становится многополярным явочным порядком.



[i] Все даты – по времени США.

[ii] Из-под действия повышенных ставок были выведены Канада, Мексика – как участники зоны свободной торговли НАФТА. Однако такое послабление заявлено как «временное», и зависящее от прогресса в идущих в настоящее время переговорах по пересмотру условий НАФТА. 22 марта был издан уточняющий указ, согласно которому повышенные тарифы – временно, до 1 мая, не распространяются также на Австралию, Аргентину, Бразилию, ЕС и Южную Корею.

[iii] Только в текущем году, по подсчетам экспертов банка UniCredit, эскалация взаимных торговых ограничений между странами мира может снизить темпы роста глобального ВВП на 0.5-1 процента.

[iv] По данным «Ведомостей», США активнее всех пользуются судебными возможностями ВТО. К примеру, администрация Обамы открыла 26 споров (16 против Китая) и все выиграла.

[vii] Перевод Regnum.ru.

[viii] К примеру, 26 марта появились сообщения о готовности Южной Кореи снизить требования к импортируемым из США автомобилям. В результате, Южная Корея согласилась внесли поправки в двустороннее соглашение о зоне свободной торговли с США (KORUS) в целях ликвидации опасений Вашингтона по поводу растущего дефицита в торговле. В ответ Соединенные Штаты отменили повышение импортных пошлин на южнокорейскую продукцию.

Ключевые слова: США Китай ЕС Трамп торговые войны тарифные ограничения

Версия для печати