«Порог применения» ядерного оружия снижается

14:09 07.03.2018 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: navylive.dodlive.mil

Экспертный совет ПИР-Центра провел заседание посвященное Обзору ядерной политики США, опубликованному в феврале этого года. Специалисты, проанализировав документ, отметили снижение «порога применения» ядерного оружия и угрозу режиму нераспространения в качестве вызовов, а приверженность существующим международным соглашениям (ДРСМД и СНВ-3) как плюс. Встреча проходила в формате Chatham House, который основан на принципе анонимности обсуждений, поэтому в статье будут отражены только основные идеи заседания без ссылок на участников.

Обзор ядерной политики США был подготовлен Министерствами обороны и энергетики. Как правило, американский президент не участвует в его составлении. Предыдущий обзор был исключением: Барак Обама сильно повлиял на итоговый текст. Новый документ, посвященный ядерной стратегии США, нельзя назвать «доктриной Дональда Трампа». Это скорее преобладающее направление американского стратегического мышления. Сравнивая прошлый и нынешний обзоры, стоит сказать, что ядерная стратегия Барака Обамы, во-первых, была нацелена на снижение роли и сокращение запасов ядерного оружия вплоть до полной его замены на высокоточное вооружение. Нынешний обзор подчеркивает, что развитие ядерного оружия – приоритет безопасности США. В тексте документа это объясняется тем, что ядерные угрозы со стороны потенциальных противников (среди которых Россия, Китай, КНДР и Иран) становятся более разноплановыми и сложными. Согласно обзору, в отличие от США (которые снижают количество и значимость ядерного оружия) Россия и Китай, напротив, его развивают: «пополняют свои арсеналы новыми видами ядерных средств, усиливают роль ядерных сил в своих стратегиях и планах и ведут себя все более агрессивно, в том числе в космическом пространстве и киберпространстве».

Во-вторых, ядерная стратегия Барака Обамы сводила применение ядерного оружия к ответу на ядерную атаку. Обзор 2018 года предполагает четыре повода для ядерного удара:

1)      Предотвращение нападения с применением и без применения ядерного оружия;

2)      Гарантия безопасности союзников и партнёров;

3)      Достижение целей государственной политики США;

4)      Способность реагировать на непредвиденные ситуации в будущем.

Российские эксперты считают, что размывание ограничений применения ядерного оружия ослабит сдерживающий эффект: «Если США могут ответить ядерным ударом практически на что угодно, как вообще принимать это во внимание?»

В-третьих, в Обзоре ядерной политики США сместился акцент применения ядерного оружия с глобального на региональный уровень. Как сказано в документе, для предотвращения агрессии в масштабах региона необходимо допустить использование ядерного оружия малой мощности. Что касается средств доставки, в краткосрочной перспективе предлагается модифицировать баллистические ракеты подводного базирования, а в долгосрочной – перейти к использованию крылатых ракет морского базирования. Выбор объясняется тем, что вышеперечисленные средства доставки не требуют поддержки страны размещения в отличие, например, от самолетов двойного назначения. Российские эксперты, в свою очередь, перечислили недостатки использования маломощных ядерных ракет:

  • Средства обнаружения не смогут определить мощность заряда, поэтому на выпуск маломощной ракеты Россия может ответить ударом стратегических вооружений;

  • Невозможно определить количество боеголовок в ракете (баллистические ракеты подводных лодок Trident могут нести по 8 зарядов);

  • Выпуск ракеты с подводной лодки автоматически сообщает ее координаты, поэтому использовать подводную лодку, которая несет стратегическое ядерное оружие, для маломощного удара рискованно и неэффективно.

Таким образом, согласно обзору, США усилят тактические ракетные вооружения и разработают ядерное оружие малой мощности, чтобы ответить на «ограниченное использование ядерного оружия Россией для получения преимущества (в региональном конфликте) перед США и их союзниками». В документе отмечается, что в РФ формируется доктрина, которая снижает «ядерный порог» и позволяет использовать тактическое ядерное оружие первой. МИД России отвергает подобные оценки, подчеркивая, что Военная доктрина РФ ограничивает возможность использования ядерного оружия двумя сценариями: в ответ на агрессию против России или ее союзников с использованием ядерного и других видов оружия массового поражения или с применением обычного оружия, «но только тогда, когда под угрозу было поставлено само существование государства». Кроме того, в своем комментарии министерство говорит о введении в 2014 году термина «неядерное сдерживание», который предполагает решать конфликты с опорой, в первую очередь, на силы общего назначения.

Помимо повышения роли ядерного оружия и агрессивной политики, в своем обзоре США обвиняют  Россию в нарушении Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) и статьи 6 Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО, предполагающей сокращение ядерных запасов), а также в нежелании идти на диалог о продлении Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Россия тоже упрекает США в неисполнении ДНЯО из-за «совместных ядерных миссий, в рамках которых неядерные члены альянса (НАТО) участвуют в планировании применения американского ядерного оружия и привлекается к тренировкам по обращению с ним». МИД подверг критике и развертывание глобальной системы ПРО, и концепцию «глобального удара» (система нанесения удара обычными вооружениями по любой точке Земли в течение часа), и отказ ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и нежелание исключить возможность размещения оружия в космосе. Проанализировав Обзор ядерной политики США, участники Экспертного совета ПИР-Центра заметили, что США планируют противостоять потенциальной российской ядерной угрозе вместе с европейскими союзниками, в том числе с ядерными державами Великобританией и Францией. Это подтверждает опасения России (о консолидированной оборонной политике «западных» стран), так же как и формулировка Обзора ядерной политики: «США не будут проводить новые испытания ядерного оружия взрывными методами, если это не будет необходимо для обеспечения безопасности и эффективности ядерного арсенала», которая оставляет открытой возможность ядерных испытаний.

Среди положительных моментов в документе можно выделить то, что США не собираются нарушать существующие договоренности (ДРСМД и СНВ-3), выступают за стратегический диалог и сохранение каналов связи для снижения риска. Эксперты приветствовали открытость (с точки зрения представленной информации) ядерной стратегии США, а также обратили внимание на сближение структуры российских и американских ядерных сил. Об этом можно судить, сравнивая Обзор ядерной политики США с последней частью послания президента России Федеральному Собранию, где были представлены:

  1. Скоростные беспилотные подводные лодки;

  2. Стратегический ракетный комплекс с планирующим крылатым блоком;

  3. Высокоточный гиперзвуковой авиационно-ракетный комплекс;

  4. Межконтинентальная баллистическая ракета, не имеющая ограничений по дальности полета и способная преодолеть ПРО;

  5. Крылатая ракета с ядерной энергетической установкой с неограниченным радиусом действия и непредсказуемой траекторией полета.

Укрепление стратегических вооружений, по словам Владимира Путина, стало ответом на выход США из Договора об ограничении систем противоракетной обороны и расширение глобальной системы ПРО. Российский президент утверждает, что это нарушает стратегический баланс сил: «При реализации планов по строительству системы глобальной ПРО все договоренности в рамках СНВ-3 постепенно девальвируются. Потому что, при сокращении носителей и боезарядов, одновременно и бесконтрольно США наращивают количество противоракет, улучшают их качественные характеристики, создают новые позиционные районы, что в конечном итоге, если мы ничего не будем делать, приведет к полному обесцениванию российского ядерного потенциала».

Ключевые слова: ПИР-Центр Обзор ядерной политики ДНЯО ДРСМД РСМД СНВ США РФ Россия МИД НАТО ПРО Дональд Трамп Барак Обама Trident сдерживание Владимир Путин послание Федеральному Собранию Договор по ПРО СНВ-3 глобальный удар глобальная система ПРО

Версия для печати