Рейтинг на три миллиарда

11:38 27.02.2018 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Кредитный рейтинг России впервые с начала 2015 года вернулся на инвестиционный уровень. Это произошло после решения рейтингового агентства Standard & Poor's (S&P) повысить рейтинг России по обязательствам в иностранной валюте с неинвестиционного уровня BB+ до инвестиционного BBB- со стабильным прогнозом. Рейтинг по обязательствам в национальной валюте повышен еще более значимо – с BBB- до уровня BBB. Одновременно другое агентство из «большой тройки» - Fitch - сохранило российский рейтинг на том же самом уровне BBB- с позитивным прогнозом.  (fitchratings.com)

Таким образом, суверенный кредитный рейтинг России в иностранной валюте покинул категорию, которую ведущие агентства определяют как «мусорную» (другое название – «спекулятивный эшелон»), несмотря на то, что еще одно агентство - Moody's – пока сохраняет российский рейтинг России на уровне BB+. Согласно конвенциональному соглашению, действующему среди ведущих мировых инвесторов, рейтинг эмитента в целом считается инвестиционным, если его к данной категории причисляют хотя бы два из трех вышеуказанных агентств. Если говорить в сравнительных категориях, то в трактовке двух из трех ведущих мировых агентств инвестиционный рейтинг России сегодня соответствует показателям таких стран, как Казахстан, Индия и Индонезия.

Произошедшее событие носит знаковый характер, поскольку именно снижение российского суверенного рейтинга до уровня BB+, осуществленное  агентствами  S&P и Moody’s в начале 2015 года на волне разворачивавшейся тогда «санкционной войны», явилось со стороны Запада ключевым элементом в политике противодействия инвестициям в российскую экономику, а в более широком плане – финансово-экономического давления на Москву с политическими целями.

Тот факт, что сегодня ведущие рейтинговые агентства (которые во многом контролируются американским капиталом) начинают пересматривать прежнюю политику, вызван тремя главными обстоятельствами: пониманием неэффективности прежних мер давления на Россию, признанием ее экономических достижений за последние три года и стремлением обеспечить интересы международных инвесторов – иными словами, отдать экономике приоритет (пусть и ограниченный) над политикой.

Анализ именно «американского следа» в последнем решении рейтингового агентства S&P отнюдь не случаен. Дело в том, что в последние два года в среде ключевых международных инвесторов наметился серьезный раскол по вопросу выстраивания отношений с Россией. В то время как по совокупному рейтингу российский государственный долг был отнесен к «мусорному» (неинвестиционному) уровню, российские евробонды уже начиная с 2016 года торговались как долг инвестиционного уровня. И нынешнее решение – это не столько политическая воля, сколько признание позитивной динамики в российской экономике, достигнутой несмотря на санкционное давление и инвестиционные ограничения. «Повышение суверенного рейтинга до инвестиционного уровня - запоздалая реакция на успехи российской экономической политики», - подчеркнул в этой связи министр экономического развития России Максим Орешкин. Правительство напоминает об укреплении внутренней макроэкономической стабильности России: дефицит бюджета по итогам 2017 года составил всего 1,4% валового внутреннего продукта, введено в действие «новое бюджетное правило», позволяющее России вернуться к полноценному накоплению резервов.

Экономические достижения России отмечены и в «рейтинговом комментарии» агентства S&P. В нем подчеркивается, что Россия продемонстрировала приверженность консервативной макроэкономической политике и, вероятно, «будет поддерживать сильные внешний и фискальный балансы». «Гибкий обменный курс позволит экономике справиться с шоками, которые могут быть вызваны ужесточением санкций и снижением цен на сырьевые товары», - отмечают эксперты S&P: «Рейтинговое действие отражает разумную политику, которая позволила российской экономике приспособиться к снижению цен на сырьевые товары и международным санкциям». Кроме того  агентство отметило действия Банка России, которые, несмотря на чистку банковской системы страны, позволили сохранить финансовую стабильность.

Не прошел мимо внимания агентства и существенный прогресс России в других международных рейтингах, традиционно учитываемых ведущими инвесторами. В частности, в рейтинге Всемирного банка по степени «свободы ведения бизнеса» (Doing Business) Россия поднялась на 35-ю позицию со 120-й, на которой она находилась несколько лет назад. (rbc.ru)

Тем не менее, ситуация вокруг инвестиционной привлекательности России в глазах западных инвесторов все еще носит неустойчивый характер и вполне способна развернуться обратно в силу как политических, так и экономических соображений.

К первым относится в первую очередь перспектива дальнейшего ужесточения антироссийских санкций по линии Вашингтона. Глава Минфина США Стивен Мнучин, выступая 26 февраля в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, обозначил более конкретные, нежели ранее, сроки введения новых санкций против Москвы. ​ «Вы можете рассчитывать, что санкции будут введены в ближайшие 30 дней», - заявил он, - «Мы применяем все существующие санкции и вводим новые». (bloomberg.com)

Ранее глава американского министерства финансов неоднократно подчеркивал, что его ведомство работает над новыми санкциями против России. В частности, на днях, говоря о новых американских санкциях против КНДР на брифинге в Белом доме, Стивен Мнучин упомянул в данном контексте и Россию: «Вы меня об этом еще не спрашивали, но мы работаем над санкциями в отношении России». (rbc.ru)

И хотя между санкционным списком США и инвестиционными рейтингами формально нет прямой институциональной связи, несомненно, все три рейтинговых агентства могут пересчитать собственные прогнозы и оценки после введения нового пакета санкций против России.

Не менее важными представляются и финансово-экономические соображения, требующие быть весьма сдержанными в прогнозах последующего развития событий. То же самое агентство S&P крайне осторожно оценивает российские экономические перспективы, прогнозируя на период до 2021 года низкие темпы роста экономики (1,8% ВВП в 2018 году, 1,7% в 2019-2021 годах, в то время как российское правительство заложило в бюджет рост на 2,1-2,3%) на фоне неблагоприятных демографических процессов (старение населения и сокращение его трудоспособного сегмента) и низкого уровня производительности труда. Кроме того, по мнению экспертов S&P, негативную роль продолжают играть «структурные препятствия», включая «доминирующую роль государства в экономике, непростой инвестиционный климат и относительно низкий уровень конкуренции и инноваций».

Достаточно сдержанный характер носит и комментарий агентства Fitch. Его эксперты видят у России «сильный суверенный баланс, надежные внешние факторы и улучшение экономической политики в отношении макроэкономических показателей». Вместе с тем они указывают на «структурные слабости (зависимость от сырьевых товаров и управленческие риски), а также геополитические противоречия». Прогноз от Fitch на рост российской экономики в 2018-2019 годах - около 2% - чуть выше, чем от S&P, но все равно не дотягивает до показателя среднего экономического роста государств, отнесенных к инвестиционной категории BBB: 3,1%.

Старший аналитик по развивающимся рынкам управляющей компании Manulife Asset Management Ричард Сигал подтверждает вышеуказанные внутренние противоречия рейтинговых оценок. По его словам, в пользу России играют стабилизация ее экономического роста, низкая инфляция, сокращение бюджетного дефицита и то, что «экономика стала более гибкой благодаря обесценению рубля и введению нового, более четкого бюджетного правила». Негативные факторы - ограниченный потенциал роста экономики, проблемы и риски в банковском секторе (около 70% которого контролирует государство), недостатки корпоративного управления и «неопределенность политического ландшафта» в ближайшие три года вне зависимости от исхода предстоящих президентских выборов.

Тем не менее, в ближайшей перспективе эффект от решений S&P, несомненно, окажется заметным. Возвращение России в инвестиционную рейтинговую категорию служит сигналом к тому, что российские суверенные еврооблигации будут снова включены в глобальные долговые индексы в системах Bloomberg Barclays Global Aggregate и JPMorgan EMBI. В феврале 2015 года именно компания Barclays исключила российский внешний долг из объединения данных индексов, что лишило многих ключевых институциональных инвесторов возможности покупать или держать российские евробонды. Решение S&P «позволит расширить участие на российском долговом рынке таких консервативных институциональных инвесторов, как иностранные пенсионные фонды и страховые компании», - уже прогнозирует министр финансов России Антон Силуанов. В настоящее время около трети российских госбумаг принадлежат иностранным инвесторам. По оценке компании Societe Generale, повышение российского рейтинга до инвестиционного уровня может вызвать приток 1–2 млрд. долларов из так называемых «консервативных фондов» в российские евробонды. (bloomberg.com)

Директор аналитического департамента компании «Локо-инвест» Кирилл Тремасов прогнозирует еще более значимый приток капитала в Россию – до 3 млрд. долларов. (vedomosti.ru)

Наивысший уровень инвестиционного рейтинга по версии S&P Россия за последние два десятилетия имела в сентябре 2006 года – BBB+. Нынешнее решение агентства – возвращение ситуации на уровень января 2005 года. Дальнейшее развитие ситуации будет во многом определяться соотношением сил среди двух ключевых «групп влияния» в мире – сторонников развития торгово-экономического и инвестиционного взаимодействия с Россией (в том числе по ключевым международным проектам) и приверженцев продолжения и даже ужесточения  санкционной политики. А потому нынешнее решение S&P – повод для сдержанного оптимизма.