Становление полицентричного мира

17:38 12.02.2018 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: youtube.com

Повестку дня в российско-американских отношениях последние годы формирует развитие двух тенденций: санкционной и конфронтационной. В конце января в США вступил в силу новый закон о расширении антироссийских санкций (CAATSA), а также был опубликован так называемый «кремлевский доклад» с именами 210 российских чиновников и предпринимателей. Конфронтационный характер отношений был закреплен в Стратегии национальной безопасности, оборонной стратегии и ядерной доктрине США, в которых Россия называется одной из главных угроз. В пресс-центре МИА «Россия сегодня» сотрудники Института США и Канады (ИСК) РАН рассмотрели перспективы дальнейшего российско-американского диалога.

«Россия используется как удобный аргумент во внутриполитической борьбе» (Виктор Супян)

Современное состояние отношений – это результат процессов, которые проявились еще в 2014 году после присоединения Крыма и войны в Донбассе. Избрание Дональда  Трампа лишь обострило обстановку, с его приходом российская тема в информационном пространстве стала доминировать. Антироссийские настроения, по словам директора ИСК РАН Валерия Гарбузова, сформировались под влиянием внешнеполитической активности России и изменения внутриполитической ситуации в США. Руководитель научного направления Виктор Супян считает, что вводя санкции, США, с одной стороны, хотят, чтобы РФ следовала установленным правилам международных отношениях, а с другой, преследуют свои экономические интересы, ограничивая российское присутствие на международных рынках. Более того, санкционная политика лишает Россию инвестиций и угрожает самому важному направлению российско-американского сотрудничества: обмену технологиями. При этом американист уверен, что российская экономика благодаря своему объему и инерционности выдержит санкции.

«Отношения загнаны в тупик, из которого в ближайшее время не видно выхода» (Валерий Гарбузов)

Эксперты говорят о формировании мощной антироссийской нормативной базы, которая «зацементировала» всю внешнюю политику. «Оказалось, что государственная машина США, американская пресса, конгресс, бюрократия, чиновники очень важны в функционировании политического механизма. Они перекрыли чисто человеческие желания Дональда Трампа», – отмечает Валерий Гарбузов. По словам научного руководителя ИСК РАН Сергея Рогова, сама администрация действующего президента в подавляющем большинстве относится к России крайне отрицательно. Заявления Дональда Трампа, которые порождали иллюзии у российского руководства, сложно реализовать, так как он «блокированный» президент. По мнению Валерия Гарбузова, нынешняя администрация сейчас действует в духе Барака Обамы. «Трамп по политическим причинам не может встретиться с Владимиром Путиным», – полагает Сергей Рогов. На его взгляд, саммит между российским и американским президентами может стать поводом для импичмента Дональда Трампа. Валерий Гарбузов призывает отбросить иллюзии о скором восстановлении диалога и предлагает ряд рекомендаций:

  • Принять существующее состояние двусторонних отношений,

  • Проводить политику «малых дел» (ориентация не на глобальные и долгосрочные цели, а на конкретные задачи в зоне ответственности),

  • Расширять связи (культурные, научные) между российским и американским обществами.

«Отсутствие диалога на самом верху не должно переноситься на общество», – подчеркивает политолог.

«Новая холодная война – это всерьез и надолго» (Сергей Рогов)

После публикации Стратегии национальной безопасности, оборонной стратегии и ядерной доктрины стало очевидно, что сегодня основной вызов для США – это не терроризм, а возобновление соперничества великих держав. Так в Стратегии национальной безопасности и оборонной стратегии главной угрозой назван Китай, а в ядерной доктрине на первом месте стоит Россия. Согласно мнению Сергея Рогова, это говорит о становлении полицентричного мира. Прежде считалось, что ни одна страна не может противостоять США. «Но хватит ли у Америки сил для двойного сдерживания при всех внутриполитических, бюджетных и экономических проблемах, – задается вопросом научный руководитель ИСК РАН. – Ведь ее отрыв от других центров силы сокращается». Все три вышеназванных документа выделяют кроме России и Китая еще две страны: КНДР и Иран. Как утверждает Сергей Рогов, США пытаются привнести в противостояние идеологию, представив его как конфликт между демократиями и авторитарными государствами. При этом о глобальной конфронтации говорить пока рано. Так, Евросоюз не всегда занимает американскую позицию, в частности это касается соглашения о ядерной программе Ирана (СВПД). Кроме того, у США и РФ остаются точки пересечения интересов. Отношения двух стран переживают не лучшие времена: разворачивается новая холодная война, обостряется политика сдерживания, а роль ядерного оружия только растет. США и Россия упустили возможность объединить усилия в борьбе с «Исламским государством», накопившиеся противоречия мешают консолидации в период политического урегулирования сирийского кризиса. Тем не менее, США, по оценкам экспертов, по-прежнему заинтересованы в соблюдении РСМД (несмотря на обвинения в адрес РФ в его нарушении), не исключены также и переговоры о продлении СНВ-3. В своем последнем интервью Сергей Лавров подтвердил успешное выполнение договора о дальнейшем сокращении стратегических наступательных вооружений. Наконец, США и Россия выступают единым фронтом против Договора о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО), последовательно поддерживая существующий режим ядерного нераспространения (ДНЯО). 

Ключевые слова: Сергей Рогов Валерий Гарбузов Виктор Супян ИСК РАН Дональд Трамп США Россия РСМД СНВ ДНЯО ДЗЯО CAATSA СВПД Иран КНДР Китай холодная война санкции

Версия для печати