Кому протягивает «Оливковую ветвь» Анкара?

13:05 24.01.2018 Андрей Исаев, журналист-международник


Официально целями военной операции с неожиданно миролюбивым названием «Оливковая ветвь» объявлены «защита границ Турции, обеспечение безопасности и стабильности в регионе», а также ликвидация или вытеснение действующих здесь боевиков ИГИЛ и курдских вооруженных формирований, которые Анкара считает террористическими.

Помимо этого Турция постарается открыть коридор между кантоном Африн и провинцией Идлиб, где базируются дружественные ей группировки, но прежде всего - еще больше расширить клин, весной прошлого года разрезавший надвое «курдский коридор» вдоль ее южной границы. Победа Анкаре нужна, как воздух - в одном из недавних публичных выступлений турецкий президент даже назвал Африн «Красным яблоком».  В древнетюркской мифологии это образ отдаленной, но вожделенной цели, а в Османскую эпоху так называли еще не завоеванные земли «неверных».

Кроме того, комментируя начало операции, премьер-министр Турции Бинали  Йылдырым реанимировал тему создания 30-километровой буферной зоны вдоль всей турецко-сирийской границы. Если идея осуществится, вероятно, турецкие власти постараются выселить туда хотя бы часть из находящихся в стране трех с половиной миллионов сирийских беженцев, создающих ощутимое давление на экономику и повышающих социальную напряженность в обществе. Такие планы уже артикулированы.

Мало кто сомневается в том, что катализатором вторжения стало заявление США о подготовке к созданию 30-тысячной «пограничной армии» из сирийских курдов и арабов, которая должна быть дислоцирована по периметру территорий, подконтрольных Сирийским демократическим силам (СДС) – временной администрации кантонов северо-востока Сирии и, следовательно, неподконтрольных властям САР. Затем, по словам Сергея Лаврова, «прозвучали неуклюжие опровержения, но по фактам вся эта деятельность по взятию под контроль сирийской территории на границе с Ираком и Турцией продолжалась». (Цит. по: ria.ru)

В последние годы США поддерживают СДС,  рассматривая их не только в качестве активных борцов с ИГИЛ «на земле», но и, прежде всего,  как реальную силу, оппозиционную режиму в Дамаске. Или, согласно формулировке  С. Лаврова, «отваживают курдов от диалога с Дамаском, поощряют сепаратистские настроения». (Цит. по: http://www.aif.ru) В этих районах дислоцировано порядка двух тысяч американских военных и мало кому известное число сотрудников частных военных кампаний (читай: наемников).

И вдруг, с началом турецкой операции в Африне - «Поддерживавшие прежде курдов американцы их фактически предали, заявлений из Вашингтона, осуждающих действия Анкары, мы не услышали. Вместо этого американская сторона пытается оправдать свое бездействие тем, что, мол, Турция — важный, стратегический партнер» (директор Института востоковедения НАН Армении Рубен Сафрастян, https://eadaily.com).

Кстати, мягко скажем, некорректно, повели себя американцы незадолго до этого и в отношении иракских курдов. Пентагон заключил с их руководством контракт на поставку оружия и выплату денежного содержания пешмерга, противостоящим боевиками ИГ. Однако после референдума о независимости американцы отказались от договоренностей, поставив борцов с террористами в весьма трудное положение.

Теперь в Африне Вашингтон сделал выбор в пользу Турции и всеми силами старается «замять» инцидент с анонсированием подготовки курдских пограничников: по словам госсекретаря США Рекса Тиллерсона, США стремятся «работать вместе» (с Анкарой – А.И.) над созданием декларированной турками буферной зоны, чтобы «удовлетворить законную обеспокоенность Турции, касающуюся ее безопасности».

Россия с началом турецкого вторжения выразила свою озабоченность, но, как отмечают турецкие власти, операция была согласована с российскими коллегами, в частности, - на переговорах в Москве между начальником Генштаба и Управления разведки Турции, с одной стороны, и министром обороны и начальником Генштаба РФ, с другой.

Говоря о позиции России, следует признать обоснованность точки зрения, высказанной в интервью РБК советником директора Российского института стратегических исследований Еленой Супониной: «Сильное противодействие планам Анкары несет в себе риски потерять Турцию как партнера, а России Турция необходима, чтобы как минимум стабилизировать ситуацию у северных границ Сирии… С нашей в чем-то сходна позиция США. Вашингтон критикует очень сдержанно. Однако Россия здесь выглядит честнее — поддерживая рабочие отношения с курдами, Москва никогда не давала им никаких серьезных обещаний в отличие от США». (https://www.rbc.ru)  Последняя фраза представляется ключевой.

Что же, инцидент со сбитым турками российским самолетом и его последствия научили Москву и Анкару тщательно учитывать интересы друг друга в Сирии.

К тому же планы опирающихся на США курдских политиков противоречат декларируемой всеми игроками сохранению территориальной целостности Сирии. Не случайно Дамаск совсем недавно предлагал руководству Африна план, который помог бы избежать турецкого вторжения. Но получил отказ.

Но вернемся к Турции. «Оливковая ветвь» имеет для турецкого руководства не только стратегическое, репутационное, но и огромное внутриполитическое значение. Положение правящей Партии справедливости и развития (ПСР), подконтрольной президенту, да и самого Эрдогана далеко не так прочно, как представляется со стороны. По проведенному на днях независимым рейтинговым агентством Gezici Araştırma, т.н. «хорошая» партия «новых националистов», недавно отколовшаяся от «капитулировавшей перед властями» старой Партии националистического действия (ПНД), случись парламентские выборы завтра, набрала бы 22.2% голосов. При этом ПНД, союзная правящей партии, вообще не прошла бы в парламент. Дальше – больше. При гипотетическом втором туре президентских выборов за Эрдогана проголосовали бы 45.2% избирателей, за лидера «Хорошей» партии – 42.7%. (http://www.yenicaggazetesi.com.tr)

Победа же над «силами зла» (власти уже объявили, что в Африне курды противостоят туркам единым фронтом с ИГИЛ) поднимет престиж властей, ослабив их политических конкурентов.

В Африне Турции нужен блицкриг. Затяжная кампания (т.е. «неспособность справиться с терроризмом»), сопровождающаяся потоком свинцовых гробов, подпортит имидж руководства страны. И в Анкаре уже в самом скором времени могут объявить, что все задачи выполнены, и  войска возвращаются домой. Очевидно, понимают это и в Организации объединенных наций. На совещании 22 января никаких официальных заявлений по ситуации в Африне принято не было, а постоянный представитель Франции при ООН Франсуа Делаттр сообщил прессе: «Призыв (к Турции – А.И.) к сдержанности пользовался широкой поддержкой во время обсуждения». И всё.

С большой долей вероятности можно предположить, что без согласованных действий с Дамаском блицкриг осуществить будет трудно, а гипотетическая оккупация Африна турками вызовет противодействие мирового сообщества. В этой связи знаменательным представляется смягчение риторики турецкого политического истеблишмента в отношении сирийского президента. Несколько дней назад премьер-министр Турции, отвечая на вопрос журналиста об отношении к официальному Дамаску, сказал: «(правящим режимом САР – А.И.) Было сделано много ошибок, совершено насилия, погибло много людей, но режим – это реальность, и мы не можем его игнорировать». (http://www.yeniasya.com.tr) Кажется, чутко уловив новый тренд, депутаты парламента начали предлагать правительству наладить прямые контакты с Асадом «в целях совместной борьбы с терроризмом».

И очень громко прозвучало заявление генерального председателя партии «Ватан» (Родина) Догу Перинчека в эфире одного из центральных телеканалов (Habertürk): «Уважаемый Башар Асад героически сражается с американским империализмом. Если не сотрудничать с Сирией, ослабнет наше сотрудничество с Россией, Китаем, Ираном, даже с Индией… Альтернативы Башару Асаду нет: он пользуется поддержкой народа, его государство сильно, его армия контролирует ситуацию». Политик добавил, что его партия остается на связи с Дамаском, который готов к диалогу с Турцией. Конечно, из коммунистических убеждений молодости Перинчек, в зрелости превратившийся в патриота-«евразийца», сохранил, как минимум, острый антиимпериалистический настрой, и толерантности в отношении сирийского президента в последние годы он особо не скрывал. Но еще недавно за такие формулировки Перинчека объявили бы «врагом нации» со всеми вытекающими отсюда последствиями. А сейчас - ничего. Впрочем, и официальные власти уже не скрывают наличия контактов с Дамаском, правда, пока «на низком уровне».

Так кому протягивает «оливковую ветвь» Анкара?

Ключевые слова: США Россия Сирия Лавров курды Турция Эрдоган Африн «операция «Оливковая ветвь»

Версия для печати