Имитация будущего – «закон о реинтеграции» Донбасса

13:14 22.01.2018 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


«Законом о реинтеграции» называют принятый 18 января Верховной Радой Украины закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях)».

Закон был принят через несколько дней после заявления министра иностранных дел Сергея Лаврова: «Мы продолжаем уважать территориальную целостность Украины в тех границах, которые сложились после референдума в Крыму и после воссоединения Крыма с Российской Федерацией». (ntv.ru). Дальнейшие события и реакцию разных сторон стоит рассматривать во многом с учетом этого заявления, подтверждающего курс руководства РФ в отношении Украины.

Так пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков заявил, что в Москве не согласны с формулировкой «закона о реинтеграции Донбасса», где Россия названа «агрессором»: «Россия не согласна с самой постановкой вопроса таким образом, ибо это противоречит самому духу и букве минских договоренностей. Россия не является участницей и стороной этого конфликта». Он также напомнил о том, что Россия не является стороной конфликта и в соответствии с минскими договоренностями, под которыми поставил подпись президент Пётр Порошенко. (ntv.ru)

Весьма интересно, как обосновывают необходимость для Украины принятия этого закона политики, близкие к администрации президента Порошенко. Представитель президента в Верховной Раде Ирина Луценко заявила, что  закон позволит, ни больше, ни меньше, судить российский военных в Гаагском трибунале, а также показывает, что именно Россия несет ответственность за все разрушения на Донбассе. (interfax.com.ua)

Однако за этими декларациями просматриваются реальные политические и экономические интересы украинской власти. Во-первых, это явная попытка обеспечить именно украинским военным возможность  избежать судебного процесса в Гааге, так как они приняли участие в АТО не имея на это полномочий, и соответственно, это попытка обеспечить возможность не попасть под суд тем, кто объявил АТО и отдавал приказ военным. Во-вторых, назначая Россию агрессором, украинская власть думает избежать ответственности по судебным искам жителей Донбасса и коммерческих структур по поводу компенсации за уничтоженное имущество. В-третьих, есть намерение найти способ не платить «Газпрому» за поставляемый с 2014 г. на Донбасс газ (вдруг реинтеграция случиться). В-четвертых, украинская власть рассматривает данный закон  как некий аргумент в сопротивлении решению Стокгольмского арбитража, согласно которому Украина обязана купить у «Газпрома» 5 млрд. кубов газа, и погасить долг в 2 млрд. долларов.

Преследуя указанные выше реальные цели, принимая не закон, а декларацию в форме закона, украинская власть, намеренно, разрушает архитектуру Минских соглашений тем, что называет Россию «страной-агрессором», отрицает понятие «амнистия» и вводит уголовную ответственность за «участие в оккупационной администрации» или «нанесение вреда Украине», а следствие этого – невозможность диалога в рамках контактной группы с представителями ЛНР и ДНР.

Украинский эксперт Руслан Бортник отмечает явную выгоду президента Порошенко в этом законопроекте: «…в «каждом законопроекте есть интерес Президента», но благодаря этому Президент, формально завершив АТО (выполнение обещания 2014 года!!!), получает возможность единоличного использования армии минуя парламент (с целью реализации «заходів із забезпечення національної безпеки і оборони, відсічі і стримування збройної агресії Російської Федерації у Донецькій та Луганській областях»). (blogs.korrespondent.net) Так в очередной раз усиливаются полномочия Президента Украины. Однако ими нужно уметь распорядиться, а это означает управлять, и не единолично, а с помощью своей команды во всех структурах власти, что в условиях весьма сложных систем договоров-компромиссов ситуативного, а не стратегического характера  практически невозможно. Одним словом, в условиях нынешней украинской действительности усиление полномочий президента с помощью данного закона можно сравнить с очередной медалью, повешенной на грудь, ради блеска и величия, а не с действенным инструментом управления политическим процессом. 

В закон заложены возможности для Украинской власти, как внутриполитического, так и международного характера. В законе нет никаких механизмов «реинтеграции Донбасса», нет попытки завершить конфликт, скорее наоборот – есть попытка его политической эскалации, попытка торпедирования Минских соглашений и введения иностранного миротворческого контингента. И положение закона о признании свидетельств о рождении и свидетельств о смерти, выданных ДНР и ЛНР нисколько не исправляют ситуацию общую ситуацию, хотя позволят решить некоторые социально-бытовые проблемы граждан непризнанных республик.

Впереди у Порошенко выборы, и ему нужно влиять на общественное мнение,  нужно демонстрировать победы (которые по сути - декларативные, мнимые). Это нужно потому, что украинская власть опирается на агрессивное и активное милитаризированное меньшинство, которое в свою очередь имеет источником своего политического ресурса конфликт на востоке. Пока украинская власть будет опираться на бывших и действующих участников АТО, членов добровольческих батальонов, процессы, связанные с Минскими соглашениями и «реинтеграцией», будут только имитироваться. И здесь в некоем замешательстве, видимо, находится и Запад, которому, с одной стороны, нужен режим Порошенко, противостоящий России, но при этом понятно, что процесс Минских соглашений при этом продвигаться не будет, так как поддержка Порошенко - это поддержка национал-радикалов, которым нужна интеграция Донбасса военным путем, то есть война.

Возвращаясь к «закону о реинтеграции» еще раз отметим его популистский характер, когда термин «агрессор» вводится, прежде всего, для того, чтобы набрать нужное количество голосов при принятии закона, а дипломатические отношения никто с «агрессором» не разрывает. «Закон» на поверку оказывается пунктом будущей избирательной программы Порошенко, имитацией патриотизма и намерений. При этом с помощью закона пытаются решить и весьма материальные проблемы  в отношениях с Россией, такие как  долги за газ и за уничтоженное на юго-востоке имущество. И самое главное – пытаются разрушить архитектуру Минских соглашений. Если раньше гражданская война скрывалась под термином АТО, то теперь украинские власти назвали ее реинтеграцией. 

Ключевые слова: Украина Минские соглашения Порошенко закон о реинтеграции Донбасса

Версия для печати