Германия заступилась за «Северный поток – 2»

13:06 19.01.2018 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Противостояние России и Еврокомиссии по вопросам реализации проекта строительства газопровода «Северный поток - 2» вышло на новый уровень. Если раньше в поддержку данного проекта и против попыток Брюсселя распространить на него ограничительные положения «Третьего энергетического пакета» выступали в основном представители европейского бизнес-сообщества, то теперь можно говорить о подключении к дискуссиям Германии как ведущей страны Европейского союза. Германское правительство передало в Еврокомиссию собственное юридическое заключение на проект поправок к Газовой директиве (2009/73/ЕС), носящее однозначно негативный характер.

 Ключевым положением вышеуказанных поправок, обнародованных Еврокомиссией в ноябре 2017 года, выступает возможность распространения норм европейского энергетического законодательства на газопроводы, входящие на территорию ЕС из третьих стран. Указанные нормы, прописанные в «Третьем энергетическом пакете», предписывают, в частности, разделение функций поставщика и транзитера газа и допуск к трубопроводу третьих сторон. Среди стран-членов Евросоюза данные поправки, предоставляющие Еврокомиссии право напрямую регулировать и блокировать реализацию российских энергетических проектов, активнее других поддержали Литва и Польша. Однако Германия на государственном уровне долгое время не спешила конкретизировать свою позицию, - что негласно побуждало и многие другие государства сохранять нейтралитет.

И вот теперь германский ответ облечен в юридические формулировки. По мнению Берлина, Еврокомиссия не сумела продемонстрировать «никаких объяснений или понятных аргументов, которые показали бы, как предложенные изменения могут способствовать целям Энергетического союза». Германское правительство считает, что действующее европейское законодательство «в полной мере» распространяется на компании и инфраструктуру, к которой на территории Евросоюза подключаются морские газопроводы, - что делает излишними дополнительные поправки, которые, к тому же «неприменимы ни с точки зрения европейского, ни с точки зрения международного права».

Особое недовольство Берлина вызывает то обстоятельство, что, настаивая на изменении энергетического законодательства ЕС, Еврокомиссия вторгается в область двусторонних межправительственных соглашений и практику национального регулирования внутреннего газового рынка – которые относятся к сфере компетенций стран-членов этой организации. В заключении, подготовленном германскими юристами и политиками, подчеркивается, что предложенный Брюсселем проект поправок к Газовой директиве создает «конфликт правоприменения», в связи с чем юридическая служба ЕС должна представить свое отдельное письменное заключение на законопроект.

Последнее требование особенно подчеркивает переход противоречий Берлина и Брюсселя в политико-правовое русло, поскольку ранее Еврокомиссия прямо заявила, что не видит смысла в проведении дополнительной экспертизы поправок к Газовой директиве. (vedomosti.ru)

Ужесточение позиции Германии в спорах вокруг «Северного потока – 2» и других российских энергетических проектов (под действие поправок Еврокомиссии может попасть также газопровод «Турецкий поток» в его экспортной части) продиктовано следующими ключевыми факторами.

Во-первых, речь идет о возрастающей зависимости от поставок российского газа. Германия закупила в 2017 году 53,4 млрд кубометров российского газа, что является новым абсолютным рекордом. В 2016 году аналогичный показатель составил 49,8 млрд кубометров, в 2015 году – 45,3 млрд кубометров, а в 2014 году – 38,7 млрд кубометров газа. (vedomosti.ru)

По оценкам ряда международных специализированных агентств, уровень зависимости Евросоюза от российского газа уже в самое ближайшее время может достигнуть 40% против нынешних 32-34%. «Европейской политике не стоило бы мешать европейской экономике», - указывает в этой связи итальянское издание Il Foglio, подчеркивая, что «российские поставки продолжаются, несмотря на враждебность некоторых стран Восточной Европы, которые даже в отсутствие альтернатив российскому газу попытались блокировать энергетические проекты «Газпрома», крупнейшего в мире производителя газа». (ilfoglio.it)

Достигнутые в 2017 году объемы закупок российского газа Германией уже вышли на уровень мощности действующего газопровода «Северный поток», что является для Берлина серьезным аргументом в пользу строительства второй очереди данного трубопровода. При этом Германия настаивает на том, что вне зависимости от исхода дебатов по поправкам к Газовой директиве ЕС, проект сооружения газопровода «Северный поток – 2» должен быть выведен за рамки их действия, поскольку инвестиционное решение по нему к настоящему времени уже принято, и открыто финансирование работ.

Вторым важным фактором обострения отношений Берлина и Брюсселя в энергетической сфере выступают внутриполитические процессы в самой Германии. В стране продолжаются трудные переговоры о создании правящей коалиции ХДС/ХСС и Социал-демократической партии (СДПГ). Согласно оценке германской газеты Süddeutsche Zeitung, при самом благоприятном развитии событий новый кабинет будет сформирован не ранее весны текущего года. Пока же христианские демократы и социал-демократы в рамках так называемого переговорного «зондирования» попытались максимально согласовать свои позиции по ключевым внутренним и международным вопросам – и по многим направлениям позиция СДПГ оказалась более жесткой. В частности, ее лидер Мартин Шульц заявил: «Мы примкнем к правительству только при условии, что новый кабинет сделает Европу еще более сильной». Согласно партийной программе, к 2025 году Евросоюз должен быть преобразован в так называемые «Объединенные Штаты Европы». (rbc.ru)

Что же касается христианских демократов действующего канцлера Ангелы Меркель, то они, хотя и выступают за укрепление ЕС, тем не менее, избегают подобных жестких лозунгов и сроков.

В сложившейся ситуации ужесточение позиции Германии в отношении энергетической политики Евросоюза выступает в качестве элемента координации усилий ХДС/ХСС и СДПГ. Именно социал-демократы, а также германское бизнес-сообщество в последние годы более активно выступали в поддержку проекта «Северный поток – 2», в то время как канцлер Ангела Меркель скорее дистанцировалась от финансово-экономических и правовых споров. Однако сейчас, на пике внутриполитических дискуссий, поддержка выгодного для Германии проекта представляет собой важный козырь в ходе коалиционных переговоров как для Мартина Шульца, так и, в первую очередь, для Ангелы Меркель.

В-третьих, важную роль в ужесточении внешнеполитического курса Берлина играет продолжающееся падение индивидуальных рейтингов обоих ведущих германских политиков. Если в октябре 2017 года в пользу сохранения Ангелой Меркель поста федерального канцлера, по данным агентства Infratest Dimap, так или иначе высказывались 61% опрошенных, то в январе 2018 года их доля сократилась до 53%, а 75% участников опроса одновременно высказываются за обновление руководства ХДС. Что же касается Мартина Шульца, то если в декабре 2017 года его политику и программные требования одобряли 39% опрошенных, то в январе текущего года – всего 30%. В сложившихся условиях – особенно с учетом вполне вероятной перспективы внеочередных парламентских выборов - Меркель и Шульц стремятся обеспечить себе и своим партиям поддержку немецкого бизнеса. Последние же, в свою очередь, однозначно высказывается в пользу скорейшей реализации проекта «Северный поток – 2», способного сыграть для страны позитивную социально-экономическую роль и превратить Германию в ведущий европейский газораспределительный хаб.